search Поиск Вход
, , 4 мин. на чтение

«Для выращивания овощей можно приспособить и офис, и завод» — основатель Fermata Валерия Коган

, , 4 мин. на чтение
«Для выращивания овощей можно приспособить и офис, и завод» — основатель Fermata Валерия Коган

Выпускница факультета биологической медицинской физики российского Физтеха и номинантка рейтинга Forbes «30 до 30» Валерия Коган несколько лет назад вместе с друзьями-москвичами придумала агротех-стартап, который мониторит здоровье тепличных растений при помощи искусственного интеллекта.

В России деньги на проект ей найти не удалось, зато идеей заинтересовались за границей: сегодня компания Fermata оценивается в $12 млн и обслуживает сельскохозяйственные рынки Израиля и Западной Европы. Коган рассказала «Москвич Mag» о нынешних тенденциях в мировом агротехе и о том, почему в России инвесторы не ценят новые идеи.

В чем суть вашего стартапа Fermata?

Для фермеров во всем мире важна ранняя диагностика болезней растений: она помогает распознать проблему в теплице, до того, как она распространилась и погубила весь урожай. Собственно, Fermata как раз предлагает те решения, которые позволяют за счет камер и компьютерного зрения максимально точно мониторить состояние растений в теплицах или в indoor-пространствах и автоматически анализировать, что с ними происходит. Наша разработка позволяет контролировать все стадии развития сельхозпродукции, обрабатывает данные, экономит финансовые затраты и, соответственно, облегчает принятие решений агрономам.

Первых людей в команде мы собрали в Москве, здесь же и основали стартап, но довольно быстро поняли, что российский рынок к нашему решению, увы, не готов, и переориентировались на зарубежные рынки и западную команду. Сейчас основные наши географические направления — страны ЕС и Израиль.

Какие самые распространенные болезни у тепличных растений?

Есть внешние болезни — инфекции, бактериальные, грибковые или вирусные заболевания, паразиты. При этом есть и внутренние причины: в этих случаях растения болеют из-за неидеальности условий, в которых они растут (например, из-за повышенного холода, недостатка влаги, дефицита питания). За этими факторами постоянно следит искусственный интеллект: он выдает фермеру рекомендации по тому, как обеспечить для растений максимально комфортную и подходящую среду.

Ну, если какую-нибудь саранчу можно увидеть визуально, то как понять, что питания недостаточно?

Через анализ внешнего вида растений, по тому, как меняются цвет и форма листьев. По снимкам растений искусственный интеллект, вместо консилиума агрономов, автоматически определяет, в чем проблема, а также следит за соблюдением необходимого стандарта для продукции. Например, для ресторанов, важно, чтобы у растений сохранилась определенная форма: у грибов — красивые шляпки, а у салатов — плотные и красивые листья.

Какие существуют основные тренды в сельском хозяйстве?

Один из главных — indoor farming, тренд на выращивание растений в коммерческих помещениях, переоборудованных под теплицы, в том числе и вертикальные. Сегодня любое коммерческое помещение от офиса до завода можно приспособить для выращивания зелени и овощей.

Второе направление — автоматизация и роботизация: в нее входит и искусственный интеллект. Задача этого тренда — максимально эффективно использовать имеющиеся ресурсы при минимуме затрат: это актуально для стран, где рабочая сила стоит дорого, например, в Европе.

В России сложно запустить стартап? 

Непросто. В России избалованные инвесторы, здесь больше идей, чем денег, на Западе — скореенаоборот. Кроме того, российские инвесторы нередко выдвигают заведомо невыгодные предложения: например, инвестируя всего $100-300 тыс., взамен хотят 25% компании, а при более крупных инвестициях — можно и контрольный пакет потерять. Такая политика, естественно, снижает интерес фаундеров и влияет на то, что до exit (продажи проекта крупной компании) доходит ничтожная часть российских стартапов.

Со своей идеей я обошла многих сельскохозяйственных производителей и различные фонды в России, но мы нигде не получили позитивного фидбека и поддержки. При этом на западном рынке ситуация оказалась диаметрально противоположной. В Европе, США и Израиле есть большое количество программ, где можно получить «бесплатные» деньги, то есть гранты. Например, мы получили грант $100 000 от Amazon, также мы получили поддержку от экспертов и инвесторов в рамках программы Women of Agrifood Nation в Израиле.

Сейчас у нас есть первые платящие клиенты и несколько пилотов с крупными международными корпорациями, и наши ближайшие задачи —масштабирование компании, чтобы обработать запрос рынка. 

А нужен ли искусственный интеллект в российском сельском хозяйстве, где рабочая сила дешевая?

Сельское хозяйство — действительно одна из самых нецифровизированных индустрий и на российском, и на мировом рынке. Несмотря на то, что современные технологии постепенно приходят в аграрный сектор, они постоянно сталкиваются с большим сопротивлением. Впрочем, ситуация постепенно меняется: за последние пять лет в мире в сельскохозяйственные технологии проинвестировано около $6-7 млрд, а зарубежные фермеры уже не воспринимают цифровизацию как угрозу собственному бизнесу. На этом рынке есть не только стартапы, которые показали успешный рост, но и exits, например, недавняя сделка по приобретению Prospera компанией Valmont.

Какой профит у фермера, покупающего ваши услуги, и сколько будет стоить установка оборудования и его обслуживание? 

Преимущество заключается в возможности контроля заболеваний (меньше теряют урожай, в теплицах иногда потери урожая составляют до 40%) и в оптимизации числа работников. И оборудование, и софт мы предоставляем по подписке, а стоимость подписки зависит от типа растения и региона: мы подсчитываем, сколько денег экономим фермеру на нашей технологии, и забираем за подписку 30% от этой суммы.

Fermata уже вышла на окупаемость?

Пока нет, рассчитываем выйти в следующем году.

Параллельно исследуем, как работает искусственный интеллект в медицинской сфере. В прошлом году мы запустили медтех-стартап Smartomica, платформу, помогающую анализировать данные пациентов, которым не помогают стандартные протоколы лечения или которым не получается диагностировать точное заболевание. Это своеобразный нетворк лабораторий и экспертов по всему миру, которым помогает искусственный интеллект. Он в свою очередь анализирует big data: все, что было опубликовано по схожим симптомам и заболеваниям. Например, только в биомедицинской зоне есть 40 млн научных статей с 1980-х годов, и тысячи еще выходят ежемесячно: конечно, ни у одного специалиста нет возможности прочесть всю эту информацию.

Наша программа извлекает всю возможную подходящую информацию, исходя из симптомов, далее —предлагает ее врачам и тем самым помогает точно ставить диагнозы сложным пациентам и подобрать наиболее эффективное для них лечение.

Сейчас мы работаем над тем, чтобы такие услуги стали более доступными всем людям и покрывались страховыми компаниями.

Фото: из личного архива Валерии Коган