, 4 мин. на чтение

Дом недели: Боткинская больница, где из Ленина вынимали пулю Каплан

, 4 мин. на чтение
Дом недели: Боткинская больница, где из Ленина вынимали пулю Каплан

На рубеже XIX–XX веков широко распространился опыт частных пожертвований на учреждения здравоохранения, которые переходили в городское управление.

Так, 11 десятин земли «в здоровой местности», близ Петровского парка на Ходынском поле, Москва выделила под бесплатную лечебницу (2-й Боткинский пр., 5) «для всех бедных граждан, без различий званий, сословий, религий». Постройку финансировал при помощи суммы 2 081 561 рубль предприниматель, коммерции советник, текстильный фабрикант и крупный книгоиздатель Козьма Терентьевич Солдатенков.

Солдатенковская больница, 1912

То было прощальное пожертвование щедрого мецената. В честь него, отошедшего в иной мир в майское цветенье 19 мая 1901 года на 83-м году жизни, больницу назвали Солдатенковской.

Жизнь купец первой гильдии прожил яркую, насыщенную.

Родился и вырос «в очень грубой и невежественной среде рогожской окраины Москвы, не получил никакого образования, еле обучен был русской грамоте и всю юность провел в “мальчиках” за прилавком своего богатого отца». Семейство происходило из крестьян-старообрядцев деревни Прокунино Коломенского уезда. Развернувшись, Солдатенковы запустили бумаготкацкую фабрику, торговали хлопчатобумажной пряжей и ситцами.

В 1852 году Козьма Терентьевич вступил в права наследства и возглавил семейное дело.

Представительница купеческого сообщества Вера Третьякова, дочь знаменитого коллекционера Павла Третьякова, обрисовала Солдатенкова без прикрас: «Он был небольшого роста, плотный, широкий, с некрасивым, но умным выразительным лицом. Носил небольшую бородку и довольно длинные волосы, зачесанные назад».

Козьма Терентьевич Солдатенков

Старообрядец Белокриницкого согласия Солдатенков жил в гражданском браке с француженкой Клемансой Карловной Дюпюи, которая едва говорила по-русски, равно как и Козьма Терентьевич другими языками не владел. Общались, верно, с помощью жестов.

Имелся у четы и сынок, получивший имя Ивана Ильича Барышева. Главный помощник отца в бизнесе, отпрыск публиковал фельетоны в «Московском листке», юмористические стихотворения в «Стрекозе» и «Будильнике», а подписывался как Мясницкий. Псевдоним Барышев взял по месту жительства, ибо на Мясницкой улице Солдатенковы имели владения, городскую усадьбу с ампирным домом.

Сатирическим дарованиям Барышева отдавал должное Чехов. Даже сохранилось его дружеское послание Ивану Ильичу: «Кстати, заодно пришли мне на добрую память и свои книжки, по возможности все, с приличным надписом. А я тебе свои пришлю. Давненько мы не виделись».

Русский Медичи, коим именем окрестили современники Козьму Терентьевича, весьма преуспел на ниве филантропии: жертвовал немалые суммы на дома призрения вдов и сирот купеческого сословия, стипендии студентам Московского университета, премии за философские труды Российской академии наук. Материально Солдатенков поддерживал Николая Чернышевского, когда тот пребывал в ссылке и по возвращении из нее, помогал семье Белинского.

Русская культура обязана меценату изданием многочисленных переводов фундаментальных классических трудов в области гуманитарных наук. Собственное книгоиздательство Козьма Терентьевич Солдатенков учредил в 1856 году, через год открыв книжный магазин на Лубянке.

Свою обширную библиотеку библиофил завещал московскому Румянцевскому музею, а с нею и собрание живописных полотен. По части коллекционирования Солдатенков не уступал Третьякову. Стены особняка на Мясницкой украшали всем теперь хорошо известные холсты: «Чаепитие в Мытищах», «Проводы покойника» Василия Перова, «Завтрак аристократа» Павла Федотова, «Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора» Александра Иванова.

Построенной больницу на Ходынке почетный гражданин Москвы Солдатенков, увы, увидеть не успел.

Больничная карета, 1915

Проектом комплекса, в который должна была войти дюжина кирпичных корпусов на полтысячи пациентов, занимался архитектор Илларион Александрович Иванов-Шиц. Автор большого числа породистых московских зданий, в том числе Народного университета им. Шанявского (нынешний РГГУ), Морозовской больницы, Купеческого клуба на Малой Дмитровке (театр «Ленком»), смог вписаться в 1930-е годы, соорудить зал заседаний Верховного Совета СССР и даже заслужить орден Ленина. Первое отделение Солдатенковской больницы, инфекционное, заработало 23 декабря 1910 года. Это и стало официальной датой открытия лечебного учреждения. Через два года были достроены хирургический, дифтеритный, скарлатинный, «для смешанной инфекции» и приемный корпуса. Они строились на расстоянии 60–80 метров друг от друга, имели застекленные веранды, выходившие в тенистый сад.

Все было устроено весьма прогрессивно, терапия располагала водолечебницей, светолечебницей, отделением физиотерапии. Племянник основателя больницы Василий Солдатенков, не оставляющий заботами больницу, из Франции привез операционный стол новейшей модели для черепно-мозговых операций.

Палаты состояли из шести кроватей, однако «для беспокойных и неопрятных больных» специально предусматривались отдельные пространства на одного или на двоих.

Иванов-Шиц построил здание, включавшее в себя анатомический театр и храм Отрада и Утешение с часовней для отпевания усопших.

Однажды во время Первой мировой войны Солдатенковскую больницу, когда та служила госпиталем, посетил император Николай II с супругой и дочерьми. Царственное семейство сопровождала великая княгиня Елизавета Федоровна.

Терапевт Федор Александрович Гетье стал главврачом больницы, по инициативе которого, собственно, она и создавалась. Позднее Федор Александрович станет лечащим врачом Льва Давидовича Троцкого, Владимира Ильича Ленина и его семьи. Пулю, выпущенную из браунинга правой эсеркой Фанни Каплан после митинга на заводе Михельсона, удаляли здесь, в 10-м корпусе больницы. Операцию вождю мирового пролетариата делал хирург, профессор Владимир Николаевич Розанов.

Мемориальная Ленинская палата

Среди прочих светил медицины, трудившихся в этих легендарных стенах, были патологоанатом, академик Алексей Абрикосов, профессор Московского университета Василий Шервинский.

В декабре 1920 года Московский совет народных депутатов больницу, отмечающую десятилетний юбилей, переименовал в честь Сергея Петровича Боткина. Позднее перед центральным входом был уставлен памятник знаменитому врачу-клиницисту, патологу, физиологу, происходившему из купеческой династии Боткиных, чаеторговцев и больших любителей искусств. Именно он высказал предположение об инфекционной природе желтухи, впоследствии получившей наименование «болезнь Боткина». Сергей Петрович Боткин был хорошо знаком с Козьмой Солдатенковым, приходился братом знаменитому коллекционеру Дмитрию Петровичу Боткину и дядюшкой еще более известному коллекционеру Сергею Ивановичу Щукину.

Зданиям ансамбля городской клинической больницы имени Боткина присвоен статус выявленного объекта культурного наследия регионального значения. В 1993 году у административного корпуса поставили памятник благодетельному купцу Козьме Терентьевичу Солдатенкову.

Терапевтический корпус №11, проект которого архитектор И. А. Иванов-Шиц осуществил в 1911 году, будет отреставрирован в самое ближайшее время. После завершения работ в здании расположатся ныне рассредоточенные по разным корпусам Боткинской больницы отделения нефрологической службы: стационарные, нефрореанимации, лаборатория гемодиализа, операционная и поликлиника.

Фото: botkinmoscow.ru; «Москвич Mag»