, 4 мин. на чтение

Дом недели: дача на Ленинградке, принадлежавшая фабриканту-ювелиру, текстильным магнатам и нефтяному королю

, 4 мин. на чтение
Дом недели: дача на Ленинградке, принадлежавшая фабриканту-ювелиру, текстильным магнатам и нефтяному королю

Тверской тракт, нынешний Ленинградский проспект и далее одноименное шоссе, обрел престиж двести лет назад.

Во-первых, члены императорской семьи по дороге из Петербурга в Москву имели обыкновение непродолжительно останавливаться в Петровском путевом дворце, неоготическом шедевре Матвея Федоровича Казакова. Во-вторых, Николай I, взойдя на престол, строит на Тверской заставе Триумфальную арку — взамен бывшей, деревянной, встречавшей русские войска, возвращавшиеся в 1814 году из поверженного Парижа. Аристократия и купечество потянулись в этом направлении, украшая трассу эффектными фасадами доходных домов и дач.

На пустопорожних прежде землях разбиваются публичные сады для народных гуляний, открываются модные рестораны — «Яръ», «Мавритания», «Эльдорадо» и прочие увеселительные заведения. Здесь, в Петровском парке, находилась знаменитая вилла Николая Рябушинского «Черный лебедь», увы, не сохранившаяся.

Зато счастливо уцелела дача по адресу Ленинградский проспект, 21, и вот-вот объект культурного наследия регионального значения начнут реставрировать. Последний капитальный ремонт в доме проводился в 1995 году.

Неоклассический, практически дворцовый образ загородного жилища формируют фасад с шестиколонным портиком композитного ордера на пьедестале, открытая лоджия, треугольный фронтон, руст, пышный лепной декор, медальоны, розетки, сандрики, гирлянды.

В списке сменяющих друг друга хозяев этого участка на первом месте стоит купец, почетный гражданин, гласный Московской городской думы Андрей Михайлович Постников (1835–1900), владелец одной из крупнейших ювелирных фирм Москвы второй половины XIX века — фабрики золотых, серебряных изделий, церковной утвари и кабинетной бронзы. Заводское здание, оборудованное по последнему слову, тогда же было построено здесь, за Тверской заставой.

Постников специализировался на крупных госзаказах, заполняя храмовые интерьеры Москвы и Киева утварью собственного производства. На раке с мощами святых в Благовещенском соборе Московского Кремля есть клеймо фабрики Постникова.

Фабрикант, поставщик двора Его императорского величества неоднократно показывал свою серебряную и золотую продукцию — сервизы, жбаны, ковши, стопки, флаконы, кружки, чарки, чашки, стаканы, корзину для хлеба, ложки, портмоне, портсигары, спичечницы, цепочки, альбомы, шкатулки, скульптурную композицию «Квартет Крылова» — на всероссийских и международных выставках.

В 1880 году Андрей Постников вместе с женой Клавдией Степановной приобретает землю и стоявший на ней дом, к тому времени построенный полвека назад. К сожалению, нет сведений о здании и его авторе, ибо то, что мы видим сегодня, — это творение Адольфа Эрнестовича Эрихсона, москвича шведского происхождения. Горожанам хорошо известны постройки зодчего, например издательство И. Сытина «Русское слово» на Тверской, ресторан «Прага» на Арбате, музей Петра Щукина на Малой Грузинской, где теперь Биологический музей имени Тимирязева. Соавтором Эрихсона выступил Федор Шехтель, звезда русского модерна. Он спроектировал двухэтажную пристройку к дому с полукруглыми окнами и оформил интерьеры. Сохранились мраморная парадная лестница с приземистыми колоннами, окно в форме трапеции, резные растительные мотивы, рельефное панно с женскими масками.

Но проект дома на Петербургском шоссе Эрихсону и Шехтелю заказал уже не Постников, а новые владельцы — купцы Коншины, основатели старинного фабричного дела по изготовлению в Серпухове парусины и суконного полотна. В 1900 году представитель семейства текстильных магнатов, один из директоров «Товарищества мануфактур Н. Н. Коншина в Серпухове» Сергей Николаевич Коншин женился на Анне Александровне Второвой. Невеста приходилась сестрой крупному предпринимателю и финансисту Николаю Александровичу Второву, выходцу из сибирского рода, занимавшему важнейшие позиции на отечественном оптовом мануфактурном рынке. Николай Второв выступил организатором объединения трех московских фабрик: Товарищества Н. Коншина, Даниловской мануфактуры и Товарищества А. Гюбнера с уставным капиталом 15 млн рублей. Особняк на Петербургском шоссе стал свадебным подарком Сергея Коншина Анне Второвой.

Владелец рысистых призовых конюшен в селе Липицы Каширского уезда Тульской губернии, потомственный дворянин Коншин много времени проводил на Московском ипподроме, в строительство которого вкладывал большие средства. География семейного жилища, как не сложно догадаться, объяснялась близостью к ипподрому. Здесь у Коншина имелись собственные конюшни. Эта страсть купца и сгубила.

В мае 1911 года родился жеребенок Антоний, будущий чемпион. Его мать копытом нанесла Сергею Николаевичу сильный удар по голове, от которого тот и скончался. Упокоился Коншин в Серпухове, в семейной усыпальнице в Высоцком монастыре, а дачу вдова продала.

Стоит упомянуть о еще одной странице биографии объекта. Между временами Постникова и Коншина участок, превращенный в сад «Аркадия» с тирами и ресторанами, арендовал французский увеселитель Шарль Омон. «Король антрепризы» с неизменной красной гвоздикой в петлице и моноклем в глазу покорял русскую публику экзотическими укротителями животных и бешеным канканом парижского кафешантана.

В 1914 году в бывшем доме Коншиных обосновался армянский купец Иосиф Александрович Манташев (Манташьянц), директор «Нефтепромышленного и торгового общества А. И. Манташева», сын одного из самых богатых людей в России. За Манташевыми числилось 173 десятины нефтеносных участков на Апшеронском полуострове. Они владели керосиновым заводом с хранилищем нефти и мазута, заводом смазочных масел, элеватором для перекачки нефти.

Образ наследника нефтяных капиталов в пестром халате увековечил Мартирос Сарьян в портрете, хранящемся в Государственной картинной галерее Армении. Но след в истории Иосиф Манташев оставил также и благодаря скандалам, разгулу и кутежам.

Как-то однажды «бездельник и прожигатель жизни» явился, будучи сильно навеселе, в ресторан «Метрополь», выхватил шашку и стал ею отчаянно размахивать. Удар получил официант. Завели протокол.

В 1920 году Иосиф и его братья через Тифлис в сопровождении телохранителей подались в Париж. Там Манташев прожил до 1949 года, работая таксистом.

Пространства его московского особняка после революции отдают под общежитие НКВД, потом под квартиры сотрудников академии Жуковского. В 1949 году сюда въезжает Дом пионеров. Во время ремонта под полом и в стенах обнаружили клад, спрятанный, по-видимому, Манташевыми при отъезде. Драгоценности, посуда, оружие нашли место в коллекции Оружейной палаты в Кремле.

В 1970-х годах под этими сводами художник-мультипликатор Юрий Борисович Норштейн создавал «Ежика в тумане».

 Фото: @galik-123.livejournal.com, «Москвич Mag»