search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Дом недели: дом князя Лобанова-Ростовского на Мясницкой

, 4 мин. на чтение
Дом недели: дом князя Лобанова-Ростовского на Мясницкой

Если дом с коринфским портиком увенчан фронтоном и полукруглым окном мезонина, то его автор обязательно Матвей Федорович Казаков? Совсем не обязательно! Даже если фасад оного здания наш выдающийся классик опубликовал на страницах своих знаменитых «Архитектурных альбомов казенных партикулярных строений».

Так вышло и с двухэтажным особняком на Мясницкой (д. 43, стр. 1). Эксперты все больше сходятся во мнении, да и памятная табличка гласит о том же, что постройка эта Франца Ивановича (Франческо) Кампорези (1747–1831), архитектора, гравера и декоратора, прибывшего из итальянской Болоньи, связавшего свою судьбу с Москвой и обретшего в ней творческое признание.

Кампорези значился архитектурных и лепных дел мастером по отделке перестраиваемого Екатерининского дворца в Лефортово, участвовал в строительстве театра в Останкино у графа Николая Петровича Шереметева, проектировал усадьбу Ольгово для фельдмаршала Апраксина, получил чин коллежского регистратора, оставил после себя серию ведут Москвы и подмосковных архитектурных ансамблей.

По мнению исследователей, Кампорези «с соответственной для мигрирующего художника готовностью улавливал пожелания заказчиков, переводя их на язык принятых и согласующихся с обстоятельствами норм».

Владениями генерал-майора, князя Александра Ивановича Лобанова-Ростовского Франческо Кампорези занимался в 1799–1801 годах. Им были перестроены каменные палаты, возведенные прежним хозяином двора, купцом гостиной сотни Федором Козминым, еще в 1700-х годах. Заплатив за участок 130 рублей, крупную сумму, возле дома, им поставленного на красной линии, Козмин разбил еще и сад с прудом. Через шестнадцать лет купец сбыл недвижимость весьма выгодно — за 1700 рублей. Покупателями стали братья Корчагины.

В 1725 году дом на Мясницкой уже в руках Прасковьи Даниловны Дашковой (урожденной Татищевой), дочери воеводы Данило Михайловича Татищева и супруги Алексея Ивановича Дашкова, русского дипломата, посла в Османской империи и впоследствии «российского генерал-почтдиректора».

Пережив своего супруга на пятнадцать лет, Прасковья Даниловна скончалась 26 марта 1748 года. Дом на Мясницкой наследует ее брат Алексей Данилович Татищев. Через еще пятнадцать лет усадьба продается генерал-аншефу Петру Ивановичу Панину, тщеславному и властолюбивому екатерининскому вельможе, который вошел в историю как командующий подавлением Пугачевского восстания с последующим пленением бунтовщика. К старинным палатам Федора Козмина Петр Панин вместе с женой Анной Алексеевной пристраивает еще два крыла, а фасад здания передекорирует в актуальном стиле барокко.

В том же духе и с небывалой роскошью новые владельцы отделывают и внутреннее пространство. По наследству имение переходит сыну Паниных, Никите Петровичу, к которому тот отнесся без особого чувства: выгодно продал за 27,5 тыс. рублей и переехал в столицу, в Санкт-Петербург.

Вот как раз тут в истории дома на Мясницкой и появляется князь Александр Иванович Лобанов-Ростовский. Генерал затевает грандиозный капитальный ремонт.

Для Лобанова-Ростовского Кампорези (предположительно) тотально переделывает главное строение, придав ему классический вид. Ныне его имеет счастье видеть каждый прохожий. Нежно-розовый, цвета утренней зари, фасад архитектор делит на пять частей. В центре композиции устраивает опирающуюся на коринфские колонны символическую парадную арку с лепным декором и полуциркульным окном-серлианой. Боковые ризалиты украшаются ионическими пилястрами.

Во дворе усадьбы, П-образной в плане, предусматривается каретный сарай для выездов и пара двухэтажных флигелей.

Интерьеры Франческо Кампорези, разумеется, также переделывает в духе классики, притом сохранив древние сводчатые потолки подвальных помещений, оставшиеся еще со времен Федора Козмина.

В остальном сооружение представляет собой образец парадного особняка с мраморной отделкой и хрустальными люстрами.

Получить представление о внешнем виде, например, столовой можно по полотну из Русского музея кисти Николая Ивановича Подключникова «Живописная мастерская в Московском училище живописи, ваяния и зодчества», написанному в 1830 году.

Очевидно, об устройстве в особняке этой мастерской, предтечи Строгановского училища, позаботился новый его хозяин, известный историк и управляющий Московским архивом Коллегии иностранных дел Алексей Федорович Малиновский. Дом на Мясницкой тот занял в 1826 году.

В последующие годы городская усадьба меняла владельцев с такой же частотой, как и прежде.

В 1836 году в ней поселяются часовщики. Фабриканты братья Иоганн и Николай Бутенопы, прибывшие из Голштинии, основали в Москве предприятие по изготовлению земледельческих орудий и машин. Иоганн Бутеноп, он же Иван Николаевич, в 1851 году на семейной машинной фабрике изготовил Кремлевские куранты, часы, полностью механические и по сей день работающие на Спасской башне. «Часы переделаны в 1851 году братьями Бутеноп в Москве» — гласит надпись на станине часов. Часы на Спасской башне существовали с XV столетия, но часто ломались и многократно чинились. Мастер Бутеноп специально создал новые прочные сплавы и с их помощью обновил шестеренки. Циферблаты, помещенные с четырех сторон башни, были покрашены черной краской, а медные цифры и стрелки позолочены.

В 1870 году бутеноповский дом на Мясницкой очередные хозяева превратили в фабрику.

Братья Липгарт, владельцы «Товарищества Эмиль Липгарт и Ко», во дворе построили производственные корпуса по проекту архитектора Александра Фелициановича Мейснера.

Предприятие Липгартов, Эмиля и Эдуарда, детей простого аптекаря из прибалтийского городка Пярицы, производило сельскохозяйственные агрегаты, пахотные орудия, приводы, молотилки, веялки, цемент, известь и алебастр.

В 1913 году владение покупает акционерное домовладельческое и домостроительное общество «Великан», вознамерившееся, как водится, по-своему распорядиться недвижимостью, а именно: очистить участок от имеющихся строений и поставить семиэтажный доходный дом.

Классический особняк Кампорези, как ни удивительно, от сноса спасли Первая мировая война и последующая революция. После 1917 года почти семь десятков лет усадьбу занимал Московский союз потребительских обществ. В 1987 году в доме была проведена реставрация, после которой сюда въехал новый арендатор — некоммерческое партнерство по развитию культуры и искусства «Меценат Клуб».

Этой осенью город описал объект культурного наследия России и выявил предмет охраны. Ценными признаны элементы фасада дома князя Лобанова-Ростовского на Мясницкой, барельефы, карнизы, розетки, колонны, дверные ручки. Также и интерьеры здания, а в них оконные откосы, изразцовые печи и люстры. В список вошла ажурная кованая металлическая решетка ворот.

Фото: Евгений Чесноков, pastvu.com