search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Дом недели: дом «колбасного короля» Николая Григорьева в 1-м Кадашевском переулке

, 3 мин. на чтение
Дом недели: дом «колбасного короля» Николая Григорьева в 1-м Кадашевском переулке

Близ Кремля находилась одна из самых богатых московских слобод, Кадашевская. Название происходило от села, существовавшего в этих местах в глубокой древности — Кадашево, и объясняло основное занятие его жителей — изготовление бочек, кадей, или кадашей.

С XVII века в Кадашах наладилось ткацкое производство. Для дворцовых нужд ткачи изготавливали льняное полотно, мастерицы вышивали скатерти, жили слободой, управлявшейся приказом Царицыной палаты. В 1630-е годы в Кадашах насчитывалось 413 дворов.

Проживало тут немало богачей, строивших себе каменные жилища. Иные и сегодня стоят в прилегающих переулках: 1-м Кадашевском, 2-м Кадашевском, 3-м Кадашевском.

Дома в Якиманской части, что напротив храма Воскресения в Кадашах (1-й Кадашевский пер., 10, стр. 1), со всеми в нем жилыми и нежилыми строениями и землей 14 марта 1878 года покупает предприниматель Николай Григорьевич Григорьев (1845–1923).

Купец второй гильдии, потомственный почетный гражданин Москвы прославился своим колбасным королевством, «Торговым домом Н. Г. Григорьев с сыновьями».

Производство кормило не только Российскую империю, но и Европа, знавшая толк в колбасном деле, отдавала должное продукту купца Григорьева.

Неудивительно, что Петр I в свое время выписал из Германии два десятка мастеров-колбасников, а у тех в свою очередь появились ученики, освоившие тонкости немецкой рецептуры. Практически все учащиеся были выходцами из Углича.

В 1860 году в этом волжском городе функционировало пять колбасных заведений. Тому же искусству колбас посвятил себя Николай Григорьевич Григорьев, уроженец Улейминской волости деревни Ратманово, что близ Углича. Его родители были экономическими крестьянами, обладавшими относительной свободой, что дало возможность подмастерью колбасной мастерской Николаю Григорьеву отправиться на заработки в Москву. Сперва он торговал пирожками и снедью с лотка, и видно с успехом, раз вскоре смог открыть первое колбасное заведение. Пусть оно было и небольшим, зато на бойком месте, в Охотном ряду, в доме Карзинкина.

Увеличить производство и открыть фабрику трудолюбивый колбасник Григорьев смог в 1897 году. Для этого в Кадашах, поблизости от того самого дома в 1-м Кадашевском переулке, был приобретен бездействующий (и превращен в прибыльный) колбасный заводик.

Григорьев обзавелся трехсильным локомобилем и на новом оборудовании запустил производство венских, вареных, русских сосисок, рубку мяса, копчение руленой ветчины, варку языков, фарширование гусей, уток, индеек, каплунов, пулярок и поросят. Фабрика ежегодно вырабатывала более сотни тысяч пудов различных колбас и до двухсот тысяч штук свиных окороков. В зданиях рядом с фабрикой Григорьев устраивал общежития для рабочих, набранных хозяином в основном в его родных краях.

Купец с семьей, супругой Анной Феофановной и четырьмя детьми, Константином, Марией, Михаилом и Екатериной, обитал в купленном им доме в Кадашах. Здесь же располагалась контора фирмы Григорьева.

Усадьба в этих заповедных местах на планах Москвы появилась в 1758 году, вернее, представляла собой смежные участки, которые в 1802 году были объединены. Возможно, это действие произвела тогдашняя землевладелица Евдокия Ивановна Евреинова, вдова хозяина суконной фабрики в Троицком Якова Матвеевича Евреинова. Участок занимали двухэтажные бесстолпные палаты XVIII века, с белокаменными сводами, на подклете, с погребами с Г-образным планом, или, как тогда говорили, «глаголем». Имелось ныне утраченное красное крыльцо, узкие сени, выходившие на парадный двор.

Следующий хозяин купец Грачев расширяет территорию, присоединив соседнее владение, приобретенное у мещанки Прасковьи Егоровны Сметаниной.

В 1886 году Николай Григорьев, получив разрешение, на месте сломанных деревянных флигелей в северной части усадьбы возводит новую кирпичную постройку в духе эклектики. Фасад здания, не спорящего со сложившейся в Кадашах застройкой, сухо украшен рустованными лопатками, филенками и увенчан антаблементом с аттиком.

В 1911 году Николай Григорьев с подобающей торжественностью отмечал пятидесятилетие основания производства, неустанно наращивающего мощности. Фирма процветала и к тому времени была уже удостоена Государственного герба, награждена Почетным крестом, золотыми медалями Парижской выставки.

«Торговый дом Н. Г. Григорьев с сыновьями» выступал в почетном статусе поставщика Высочайшего двора.

18 сентября 1918 года по решению Всероссийского совета народного хозяйства колбасный бизнес Григорьева был национализирован. Во время нэпа неожиданно пригласили старшего сына Николая Григорьевича, Константина, возглавить процесс, но одумались и отправили его в ссылку в Александров. Колбасное производство без хозяйского глаза загнулось. В 1950-е годы фабрику в Замоскворечье переименовали в Московский экспериментальный консервный завод и стали выпускать сухие концентраты.

Сам же Николай Григорьевич Григорьев, к тому времени овдовевший, был выдворен в Углич. Деревенский дом в Ратманово ему уже не принадлежал. Пришлось ютиться в заброшенной баньке. Комсомольцы строго следили, чтоб никто из сочувствующих не вздумал помогать «врагу народа». Осенью 1923 года Николая Григорьевича нашли умершим от голода на опушке леса.

В 2000 году архиепископом Ярославским и Ростовским Григорьев был причислен к лику святых и стал новомучеником и исповедником российским.

Ныне занятый офисами комплекс зданий в Кадашах, куда включены старинные палаты и где жил Григорьев, получил статус выявленного объекта культурного наследия и после проведения научных исследований утвержден его предмет охраны.

Фото: Евгений Чесноков