search Поиск Вход
, 2 мин. на чтение

Дом недели: Дом с аптекой на Малой Бронной, куда заглядывал Михаил Булгаков

, 2 мин. на чтение
Дом недели: Дом с аптекой на Малой Бронной, куда заглядывал Михаил Булгаков

В Москве не так много аптек, открывшихся однажды и через век сохранивших свои исторические функции.

Дом 22/15 по Малой Бронной улице старожилы запомнят исключительно по учреждению здравоохранения, занимающему стратегическую позицию на углу цокольного этажа с 1914 года. В эксплуатацию здание было сдано за год до этого.

Характерный пример доходного дома, коими в начале XX столетия активно застраивалась эта часть города, принадлежит «перу» Сигизмунда Карловича Вульфсона, члена Московского архитектурного общества. В минувшем марте шестиэтажная постройка Вульфсона, к радости жителей Патриков, бывшей Бронной слободы, занесена в реестр объектов культурного наследия регионального значения. Благодаря гарантии, пусть зыбкой, сохранения подобных памятников улица еще какое-то время не утратит обаяния старой Москвы.

Дом с аптекой. 1973–1975 годы

Если образцы зрелого модерна грешат избыточностью декора, женскими головками с пышными прическами и образами животного мира, то эта постройка 1913 года уже тяготеет к рационализму и даже, по мнению уважаемого историка архитектуры Марии Нащокиной, протофункционализму, предтече конструктивизма. Новаторство и роскошь здесь дополняют друг друга без малейших шероховатостей. Поверхность фасада скрыта под гладким слоем глазурованной керамической плитки. Цоколь оштукатурен и отделан под руст. Объем сложен в этакую граненую форму. Пересечение Бронной и Спиридоньевского переулка демонстративно отмечено эркером. Композицию завершает еще пара ему подобных выступов. Аттики украшены лепниной с мотивом, прихотливо обыгрывающим детали ионической капители. Меж двух валют втиснута маска мужчины с бородой, имитирующей колонну с каннелюрами. В районе пятого этажа, под окном, глаз, возможно, различит барельефы с изображением рогов изобилия. И самый, наконец, живописный акцент на фасаде — овальное окно в обрамлении сочной фруктовой гирлянды. Это украшение парадной лестницы дома.

Оказавшись в подъезде, можно полюбоваться остатками узорной плитки пола и изящными коваными перилами.

В портфолио Вульфсона кроме этой архитектурной доминанты Патриарших прудов найдется еще несколько доходных домов, в том числе на Чистопрудном бульваре, 13, на Малой Лубянке, 16, здание товарищества К. Бем в Мещанской части. Сведений об архитекторе сохранилось до досадного мало, но известно, что Сигизмунд Карлович после революции остался в стране и в конце 20-х годов преподавал на рабфаке Института народного хозяйства.

К слову, как центр оружейного дела Бронной улица стала не сразу, первоначально, согласно летописям, она называлась Константиновской, затем Воскресенской. Слободской уклад стал постепенно исчезать к XVIII веку, а территория — застраиваться домами аристократии. Уже не деревянными, а каменными. Затем улицы стали обрастать доходными строениями, по тем временам многоэтажными. Селились в них преимущественно люди состоятельные, апартаменты арендовали купцы, промышленники и госслужащие высокого ранга. Нижний этаж традиционно отдавался внаем торговым конторам и прочим заведениям, в доме Вульфсона — кондитерской, вязальной мастерской и аптеке.

Аптека на прежнем месте и работает, сохраняя редкую преемственность. Говорят, сюда некогда заглядывал и Михаил Булгаков.

Семь лет назад фасад дома ремонтировали, и под слоем штукатурки проступили очертания старинных вывесок «Аптека» и «Зубной врач». Потом выяснилось, что в 1922–1928 годах частный стоматолог Сергей Борисович Капник из Вильно принимал здесь своих пациентов. А еще функционировало бюро студенческих кооперативов «Централ». Эту информацию «увековечил» фасад, а жильцы дома проявили трогательное редчайшее неравнодушие к истории и наследию. Надписи не были замазаны. На реставрацию были собраны средства, 80 тыс. рублей, привлечены движение «Архнадзор» и художники из Государственного научно-исследовательского института реставрации, которые быстро управились с заказом. Все аутентичные шрифты восстановлены, вывески торжественно открыты, а эта история заставляет о многом задуматься.

Фото: mos.ru