, 4 мин. на чтение

Дом недели: Дом военных, или 5-й дом Реввоенсовета в Большом Ржевском переулке

, 4 мин. на чтение
Дом недели: Дом военных, или 5-й дом Реввоенсовета в Большом Ржевском переулке

Куплет известной песни Самуила Покрасса и Павла Горинштейна:

«Красная армия, марш, марш вперед!
Реввоенсовет нас в бой зовет.
Ведь от тайги до британских морей
Красная армия всех сильней!», —

подчеркивал высший статус органа управления и политического руководства войсками Страны Советов. В 1918 году первым председателем Реввоенсовета стал Лев Троцкий, жесткими мерами наводивший порядок в рядах вооруженных сил. «Мужественные, храбрые солдаты будут поставлены на командные посты. Трусы, шкурники и предатели не уйдут от пули. За это я ручаюсь перед лицом Красной армии», — обещал нарком.

Мужественные, храбрые солдаты в 1929 году получили квартиры в бывшем доходном доме, отныне 5-м доме Реввоенсовета, построенном архитектором Михаилом Александровичем Мухиным, по адресу Большой Ржевский переулок, 11, близ Арбата и Молчановки.

Являющуюся объектом культурного наследия постройку в ближайшее время ожидает ремонт: расчистка наружных стен, сводов арки, штукатурного слоя и докомпоновка архитектурно-декоративных элементов фасада. В вестибюле обещано восстановление деревянных перил и лестницы.

Элегантное неоклассическое здание с портиком, пятиэтажное с парадного фасада и шестиэтажное со двора, и ныне жилое. Лестница начинается прямо с тротуара.

Командарм Иероним Петрович Уборевич (1896–1937), член Реввоенсовета, тогда был командующим Московским военным округом. Сын Пинхуса Уборевича, крестьянина из Ковенской губернии, в 23 года уже командовал армией Южного фронта во время наступления Добровольческой армии на Москву, принимал участие в разгроме Деникина, штурмовал Екатеринодар, брал Новороссийск, освобождал от поляков Винницу и Жмеринку, очищал Дальний Восток от белогвардейцев. Главком С. С. Каменев называл Иеронима Уборевича «первой скрипкой Южного фронта».

Когда дом в Большом Ржевском переулке отдавали военным, недавно вернувшимся с Гражданской войны и хорошо друг друга знавшим, командарм поселился в нем же и заодно занимался распределением квартир. Их в доме было двадцать две.

Прежде всего Уборевич пригласил начальника штаба округа Евгения Александровича Шиловского с женой Еленой Сергеевной Нюренберг-Неёловой. Та, к великому смущению мужа, выбрала самую интересную и самую большую квартиру в доме под №1.

У Шиловских было два сына, Женя и Сережа. Кроме того, в квартире поселилась сестра Елены Сергеевны, Ольга Бокшанская, с мужем.

Апартаменты были просторными и нарядными, с длинным коридором, вместительной детской и торжественной столовой с готическими резными стульями.

«Все пять комнат в верхнем этаже особняка, вся эта квартира, которой в Москве позавидовали бы десятки тысяч людей, в полном ее распоряжении», — прочитаем мы потом у Михаила Булгакова в «Мастере и Маргарите».

«Маргарита Николаевна со своим мужем вдвоем занимали весь верх прекрасного особняка в саду в одном из переулков близ Арбата. Очаровательное место!»

Надо ли говорить, что Елена Сергеевна Шиловская станет Булгаковой и прообразом той самой Маргариты.

Жена Иеронима Уборевича, Нина Владимировна, работала инспектором Наркомснаба и училась в Литературном институте. С Уборевичем они познакомились в 1922 году на дальневосточном курорте. Нина Владимировна любила искусство, поэзию. Муж познакомил ее с Лилей Юрьевной Брик, тогда женой генерала Виталия Марковича Примакова, полководца Гражданской войны. В квартире Уборевичей в Большом Ржевском, может, не такой большой, как у Шиловских, но очень солнечной, запросто бывали поэты Николай Асеев и Семен Кирсанов, художник Александр Тышлер.

Однажды Нина Уборевич устроила для друзей веселый карнавал. Шиловский нарядился в зеленый монгольский халат, подбитый белым барашком. Пришел и Михаил Афанасьевич Булгаков, облаченный в турецкий халат и чалму. Писатель затеял шарады. Именно в доме у Уборевичей Елена Сергеевна познакомилась с Булгаковым и в 1932 году ушла к нему от Шиловского, забрав с собой младшего сына Сережу.

В 1967 году она напишет: «Я была просто женой генерал-лейтенанта Шиловского, прекрасного, благороднейшего человека. Это была, что называется, счастливая семья: муж, занимающий высокое положение, двое прекрасных сыновей. Вообще все было хорошо. Но когда я встретила Булгакова случайно в одном доме, я поняла, что это моя судьба, несмотря на все, несмотря на безумно трудную трагедию разрыва. Я пошла на все это, потому что без Булгакова для меня не было ни смысла жизни, ни оправдания ее… »

А Евгений Александрович Шиловский через несколько лет вновь вступил в брак — с Марианной Толстой, дочерью писателя Алексея Толстого и художницы Софьи Дымшиц.

В скором времени для обитателей 5-го дома Реввоенсовета наступили черные дни. Жернова сталинских репрессий смололи многих. Под чистку командного состава Красной армии попали 13 жильцов дома в Большом Ржевском переулке (теперь на фасаде можно видеть мемориальные доски реабилитированных).

Комиссар 1-го ранга Ян Борисович Гамарник, живший в квартире №13, не стал дожидаться ареста по «делу военных» или «делу Тухачевского»: застрелился накануне, 31 мая 1937 года.

Командарм 1-го ранга Иероним Петрович Уборевич, 20 мая 1937 года назначенный командующим войсками Среднеазиатского военного округа, 29 мая по дороге в Москву был арестован.

Дочь Иеронима Уборевича, Владимира, вспоминала: «Мама, приехав на вокзал, увидела, что вагон папин оцеплен. Она резко и неожиданно оттолкнула одного из охраны и вбежала в вагон. В салоне у стола стоял отец, очень бледный, в штатском костюме. Он успел только сказать: “Не волнуйся, Нинок, все уладится”, — и их заперли в разные купе. Маму продержали взаперти четыре часа. Когда ее выпустили, она поехала в НКВД».

11 июня дело было рассмотрено на закрытом судебном заседании без присутствия защитников и без права обжалования приговора. В тот же день к смертной казни приговорили всех участников «заговора»: маршала Советского Союза Михаила Николаевича Тухачевского, командармов 1-го ранга Иеронима Петровича Уборевича, Иону Эммануиловича Якира, командарма 2-го ранга Августа Ивановича Корка, комкоров Виталия Марковича Примакова, Бориса Мироновича Фельдмана, Роберта Петровича Эйдемана. В ночь на 12 июня приговор был произведен в исполнение. Тела были сожжены в крематории Донского монастыря.

ЧСИР, членов семьи изменника Родины, жен и детей, вывезли в Астрахань. Нине Владимировне Уборевич с дочерью Владимирой дали в городе большую комнату — бывший гараж со столбом посередине. 5 сентября 1937 года за Ниной пришли. В октябре 1941 года арестованная по обвинению в «участии в террористической группе, состоящей из жен репрессированных» Нина Уборевич была расстреляна. «Детей врагов народа» Владимиру Уборевич, Светлану Тухачевскую, Викторию Гамарник отправили в детдом под Свердловск, в поселок Нижне-Исетский.

Фото: «Москвич Mag»