, 3 мин. на чтение

Дом недели: Домжур на Никитском бульваре, где танцевал Пушкин

, 3 мин. на чтение
Дом недели: Домжур на Никитском бульваре, где танцевал Пушкин

Арбатская площадь и окрест заметно погружаются под зеленые покровы благоустройства, точно царство Спящей красавицы.

Давно не работает ресторан, закрыты кинотеатр и почта. В прошедшем времени теперь можно говорить о Центральном Доме журналиста. Еще один объект вливается в грандиозную стройку в шаговой доступности от Кремля. Здание по адресу Никитский бульвар, 8а, закрывается на реставрацию с тем, чтобы, как официально заявлено, стать «мощнейшим мультимедийным комплексом, где будут проходить пресс-конференции, встречи, концерты, творческие вечера и будет работать клуб иностранных журналистов».

Предполагается расквитаться с ремонтными работами за пару лет и вернуть Дому журналистов «исконный вид, который видел еще Пушкин».

А с тех пор здание перестроено до неузнаваемости. Колонный портик главного дома некогда обширной усадьбы с большим садом выходил на Калашный переулок, флигеля же и хозяйственные службы смотрели на бульвары. Ныне трехэтажный особняк с изящным декором фасада за чугунной оградой в глубине парадного двора, в 1877 году перестроенный архитектором Александром Осиповичем Вивьеном, зажат соседними домами.

И что же мог видеть Пушкин, установить теперь будет непросто.

В «Родословной моего героя» поэт упоминал:

Люблю от бабушки московской
Я толки слушать о родне,
О толстобрюхой старине.

Есть все основания полагать, что под «бабушкой московской» имелась в виду Анастасия Михайловна Щербинина, которую в Москве называли «княжной-горбуньей Настасьей Михайловной».

Пушкин приходил к ней, чтобы записать рассказы о событиях дворцового переворота, и составил записи о заговоре, приведшем на трон Екатерину II, одним из организаторов которого была мать Щербининой, прославленная княгиня Екатерина Романовна Дашкова, президент Петербургской академии наук и Российской академии для изучения русского языка.

1980-е

Известно, что Анастасия Дашкова получила блестящее домашнее воспитание и в 1776 году вышла замуж за бригадира Андрея Евдокимовича Щербинина. Жених, сын харьковского губернатора, во всех отношениях достойный, был человеком серьезного, но мягкого характера, что обещало спокойствие в семейном быту. Кстати, сестра Щербинина, Елена, была матерью поэта Дениса Васильевича Давыдова.

Тем не менее супруги Щербинины подолгу жили врозь, часто ругались и периодически расходились. Анастасия Михайловна слыла скандалисткой, беспорядочно тратившей деньги, влезавшей в долги. В 1807 году Екатерина Романовна Дашкова лишила дочь наследства и запретила впускать к себе даже для последнего прощания. Анастасия Михайловна, оставшись бездетной, предалась воспитанию незаконных детей брата Павла Дашкова, дав им фамилию своего мужа.

Есть документальное свидетельство, что первое появление на публике Пушкина с молодой женой после венчания состоялось в доме Щербининой. О том, что 20 февраля 1831 года Александр Сергеевич танцевал с Натальей Николаевной на Никитском бульваре, публицист славянофильских взглядов Александр Иванович Кошелев сообщал в письме другу, писателю-романтику Владимиру Федоровичу Одоевскому: «Вчера на бале у Щербининой встретил Пушкина. Он очень мне обрадовался. Свадьба его была 18-го, то есть в прошлую среду. Он познакомил меня со своею женою, и я от нее без ума. Прелесть как хороша. Сегодня вечером еду к ним».

На рубеже XVIII–XIX веков усадьбой на углу Никитского бульвара и Воздвиженки владела княгиня Варвара Васильевна Голицына, урожденная Энгельгардт (1757–1815), приходившаяся племянницей светлейшему князю Григорию Александровичу Потемкину. Поэт Державин воспел ее как «златовласую Плениру», а дядюшка, с которым у Варвары Васильевны сложились весьма тесные отношения, называл миловидную племянницу Улыбочкой. Лев Толстой рассказывал, что его дед имел большие карьерные неприятности из-за отказа жениться на Варваре Энгельгардт. Однако та составила счастливую партию с генералом от инфантерии Сергеем Федоровичем Голицыным и родила десятерых сыновей. В часы досуга княгиня переводила французские романы. Учителем к детям пригласила баснописца Ивана Андреевича Крылова, имевшего комнаты в доме на Никитском бульваре. Княгиня была очень энергичной хозяйкой. Со временем она увеличила владения и докупила соседние участки, те, что сегодня числятся под №6 и №10 по Никитскому бульвару.

После Щербининых земельное владение и три здания на нем переходят графине Головкиной, от нее в 1872 году — к семейству Прибыловых.

1920-1925

Александр Никифорович Прибылов был знатным купцом 1-й гильдии, нажившим капитал торговлей пряжей и нитками. И это было далеко не единственное домовладение «ситцевого короля» в первопрестольной. Прибыловым принадлежала усадьба на Рождественке, на месте которой сегодня стоит «Детский мир». Торговый дом «Прибылов А. Н. с сыновьями» находился в Черкасском переулке в Китай-городе.

Последними владельцами дома на Никитском бульваре оказались Александр Семенович и Софья Алексеевна Макеевы. В одной из квартир супружеская пара дожила до революции. Всего в доме было 14 комнат, плюс зал на 350 человек, которые 3 марта 1920 года занял Дом печати (позднее преобразованный в Дом журналиста) и открыл двери для тружеников пера.

В 7 часов вечера состоялось открытие. После официальной части собравшиеся из зрительного зала перешли в уютную столовую, где была сервирована роскошная по тем временам трапеза: чай без сахара, кусочек черного хлеба. Член правления дома Владимир Маяковский все приговаривал: «Кушайте сельдя, замечательный сельдь!»

Фото: 2gis.ru, архив ЦИГИ, pastvu.com

Читайте также