search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Дом недели: городская усадьба Вандышниковой—Банзы на Воронцовом Поле

, 3 мин. на чтение
Дом недели: городская усадьба Вандышниковой—Банзы на Воронцовом Поле

«Галатея», садовая скульптура, воспламенившая воображение героя фильма Марка Захарова «Формула любви», молодого помещика, мечтавшего оживить каменную красавицу, некогда служила элементом парадного курдонера городской усадьбы на Воронцовом Поле (д. 3, стр. 1).

И сегодня стоит она возле фасада главного, двухэтажного, окруженного садом дома, выявленного объекта культурного наследия, в основе которого лежат старинные каменные палаты XVIII столетия.

История объекта, что весьма для Москвы характерно, это и есть история смены владельцев и, соответственно, перестроек. Одной из первых хозяек этого владения, как считается, была Елизавета Ивановна из рода купцов Вандышниковых. Весьма состоятельная торговая семья со временем, увы, обанкротилась. Их обширный земельный участок на востоке Воронцова Поля пришлось поделить на две части и одну часть продать. Собственно, на оставшейся части и была впоследствии сформирована существующая и поныне усадьба. Известно имя еще одной хозяйки здешних мест. Это губернская секретарша Мария Семеновна Алексеева. Участок на Воронцовом Поле достался этой даме в 1817 году. В 1832 году она переуступила его князю Кириллу Александровичу Багратиону, приходящемуся дядюшкой знаменитому русскому генералу, герою Отечественной войны 1812 года Петру Ивановичу Багратиону. Когда князь Кирилл Багратион скончался, имение перешло его вдове.

В конце XIX столетия усадьба в очередной раз оказывается в купеческих руках, на этот раз заморских. София Францевна де Монси (урожденная Рабенек), дочь владельца красильной фабрики, супруга купца французского происхождения, с 1860 по 1868 год владеет участком, в конце концов продав его любимой сестрице Эмилии Францевне, которая в свою очередь была супругой немецкого предпринимателя Филиппа Максимилиановича фон Вогау, выходца из обедневшего дворянского рода Франкфурта-на-Майне. Именно при Вогау происходит строительство дома, который в общих чертах мы видим сегодня. Бизнес «Торгового дома Вогау и Ко» заключался в торговле китайским и индийским чаем, поставлявшимся из Европы. Торговал Вогау также американским хлопком, бумажной и шерстяной пряжей. Кроме того, купец еще занимался торговлей английскими, французскими и голландскими красителями. Филиал фирмы имелся в Великобритании. К строительству своего московского дома семейство Вогау привлекает квалифицированных специалистов.

В 1888 году началась перестройка владения под руководством инженера Николая де Рошефора, чуть позднее — архитекторов Александра Степановича Каминского и Романа Клейна. Главный двухэтажный дом с мезонином в формах эклектики обзавелся флигелями. Рядом появились каменные хозяйственные постройки. Отделкой фасадов занялся архитектор Виктор Александрович Коссов (1840–1917), известный тем, что учредил Петербургское общество архитекторов. Кроме того, что Виктор Коссов много строил для семейства Вогау, он является автором великолепного здания в Москве, кафедрального собора Святых Петра и Павла в Старосадском переулке.

В 1892 году дочь Вогау Эмилия выходит замуж за крупного предпринимателя Конрада Карловича Банзу, тоже представителя купеческого семейства из Франкфурта-на-Майне. Зять также работал в обширной империи Вогау, став членом этого купеческого семейства. Любопытно, что Банзе удалось поочередно оказаться в браке с дочерьми Вогау. Старшая дочь, Эмма, рано овдовевшая, стала второй женой Конрада Банзы. У супругов родилась дочь, которую они назвали Эмилией.

Усадьба, пережившая еще ряд изменений и перестроек, в том числе с привлечением известного московского архитектора Сергея Устиновича Соловьева, в руках Банзы благополучно и просуществовала вплоть до 1917 года. После национализации вместительное здание было распределено между различными советскими конторами. Одно время в здании располагался Австро-Венгерский Совет.

К 2001 году усадьба пребывала в плачевном состоянии, обвалились карнизы и штукатурка. На крыше даже выросло дерево. Было принято экстренное решение о реставрации памятника. Проектом занималось бюро «АрКо». Смета на проведение реставрационных мероприятий, возвращение исторического облика, восстановление интерьеров, прокладку инженерных коммуникаций составила более 100 млн рублей. Работы были завершены к 2015 году.

Фото: Евгений Чесноков, pastvu.com

Подписаться: