search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Дом недели: гостиница «Славянский базар» на Никольской улице

, 4 мин. на чтение
Дом недели: гостиница «Славянский базар» на Никольской улице

«Я буду в час в “Славянском базаре” — не увидимся ли?» Эта историческая записочка Немировича-Данченко к Станиславскому 21 июня 1897 года принесла гостинице и ресторану на Никольской, 17, мировую славу, ибо тот день принято считать рождением Художественного театра.

Идея устроить модное место близ Кремля принадлежала Александру Александровичу Пороховщикову (1833—1918), успешному предпринимателю, главе торгового дома «А. Пороховщиков и Н. Азанчевский».

Дворянин, записавшийся в купеческое сословие, вел строительный бизнес, владел каменоломнями, цементным заводом, одним из первых занялся асфальтированием московских мостовых. Кроме того, Александр Александрович выступил издателем журнала «Русская жизнь», да и сам брался за перо — выпустил публицистический труд «Самодержавие на Святой Руси накануне XX в. Его расхищение, обезличение и восстановление».

Вот таким манером Пороховщикова рекомендовал однажды военный министр, граф Дмитрий Алексеевич Милютин: «… он принадлежит к числу тех личностей, которые расплодились в последнее время под названием “общественных деятелей”».

С ним неоднократно встречался император Александр II.

Семье Пороховщиковых принадлежал сохранившийся до наших дней деревянный домик в Староконюшенном переулке, в качестве экспоната побывавший на Всемирной выставке в Вене. В избушке даже пожил правнук Александра Александровича, известный актер и режиссер Александр Шалвович Пороховщиков, снимавшийся в многочисленных кинофильмах.

Именно фирма «А. Пороховщиков и Н. Азанчевский» арендовала помещения Синодальной типографии на Никольской улице. Купец-миллионщик превратил это уже ветшающее здание в шикарную гостиницу премиум-класса для приезжих на 68 номеров с концертным залом, кабинетами для переговоров и обедов и магазинами. Открытие планировали к Политехнической выставке 1872 года.

Перестройкой занялся архитектор Роберт Андреевич Гедике, академик, профессор Императорской Академии художеств, чья профессиональная практика была связана по преимуществу с Санкт-Петербургом. Однако и в Москве Гедике, представитель архитектурного ретроспективизма, выстроил несколько особняков, доходных домов и прославился как автор гостиницы «Славянский базар».

Синодальную типографию Гедике надстроил третьим этажом и мансардой. Во дворе появился полукруглый объем, отданный под торговые функции. Момент дебюта знаменитого отеля красочно запечатлел в своих воспоминаниях художник Илья Репин: «К назначенному часу открытия вечером зашипели щегольские шины красивых карет; великолепные гайдуки, ливрейные джентльмены в высоких цилиндрах, разодетые дамы и панство, панство без конца; все уже дворянство стало, о степенствах и помину уже не было; мундиры, мундиры, мундиры! А вот и сам его Преосвященство. Сколько дам, девиц света в бальных туалетах».

Вскоре полукруглый павильон с дающей естественный свет высокой остекленной кровлей сделался рестораном, тем самым, где встречались Станиславский с Немировичем.
Перестраивал его зодчий Август Егорович Вебер, уроженец Праги, выпускник Венской художественной академии. Именно Пороховщиков выписал тридцатитрехлетнего Вебера в Москву, где тот состоялся как архитектор, построил немало частных жилых и общественных зданий в нашем городе и на родину уже не вернулся.

В ресторане «Славянский базар» кормили прекрасными завтраками, которые начинались в полдень и продолжались до трех часов дня. Затем подавали коньяк в графине, расписанном позолоченными журавлями. Традиции «Славянского базара» подарили поговорку «завтракали до журавлей». И если в трактирах половые носили белые брюки и рубахи, то гостей «Славянского базара» обслуживали обходительные официанты во фраках. В меню ресторана значились блюда русской кухни: пироги с визигой, окуньки в сметане, расстегаи, окрошка, рябчики на вертеле.

«Славянский базар» облюбовал Чехов и с удовольствием рекламировал заведение в своих текстах: беллетрист Тригорин («Чайка») посещал Нину Заречную в гостинице в «Славянском базаре», Дмитрий Дмитриевич Гуров и Анна Сергеевна фон Дидериц («Дама с собачкой») договариваются, что встретятся в Москве в «Славянском базаре».

«Фешенебельный “Славянский базар” с дорогими номерами, где останавливались петербургские министры, и сибирские золотопромышленники, и степные помещики, владельцы сотен тысяч десятин земли, и…  аферисты, и петербургские шулера, устраивавшие картежные игры в двадцатирублевых номерах», — писал Владимир Гиляровский.

Один из залов своего отеля славянофил Александр Пороховщиков превратил в лекционный на 450 мест, назвав его «Русской беседой». Для отделки интерьера в русском стиле хозяин пригласил художника-декоратора Андрея Леонтьевича Гуна.

Густо украшенное деревянной прорезной резьбой и поливными изразцами пространство освещалось уже не керосиновыми лампами, но электричеством. Пороховщиков доставил новинку в Москву прямо из Лондона.

Зал украсило полотно «Славянские композиторы» молодого тогда еще Репина. Картина, воплощающая идею братства русских, польских и чешских сочинителей, для недавнего выпускника Академии художеств стала неплохим заказом. Живописец запросил за работу 1500 рублей, значительно понизив цену, предлагаемую другими претендентами на этот заказ.

Пианист и дирижер Николай Григорьевич Рубинштейн составил список музыкантов, изображенных художником на холсте: М. Глинка, М. Балакирев, В. Одоевский, Н. Римский-Корсаков, И. Ласковский, А. Львов, С. Монюшко, Ф. Шопен, А. Серов, М. Огинский, Б. Сметана, Э. Направник и др. Ныне творение Репина хранится в Большом зале Консерватории.
В 1887 году в «Славянском базаре» чествовали Петра Ильича Чайковского после премьеры оперы «Черевички», где композитор дебютировал еще и как дирижер. В честь дебюта Чайковский получил памятный сувенир — серебряные башмачки-черевички.

Останавливались в «Славянском базаре» и представители семейства Ротшильдов, и революционерка Дора Бриллиант, в своем номере готовившая бомбу для убийства великого князя Сергея Александровича в 1905 году.

Революционеры вообще предпочитали люкс, и после 1917 года, оценив все возможности отеля, расположили в «Славянском базаре» штаб Красной армии, а затем отдали его пространства под Народный комиссариат юстиции.

В 1921 году в помещение ресторана переехала труппа Московского театра оперетты. Функция ресторана была возвращена «Славянскому базару» в 1966 году. В 1993 году в ночь с 20 на 21 декабря в ресторане произошел пожар. Уцелел лишь каменный остов знаменитого заведения. За год до того печального события «Славянский базар» успел получить статус объекта культурного наследия.

В главном корпусе гостиницы, выходящем на Никольскую, сегодня расположена камерная сцена Большого театра.

В будущем году планируется реставрация всего комплекса, фасадов и интерьеров, и, как обещает нам город, ее проект уже в активной стадии разработки.

Фото: © Алёшина Оксана / Фотобанк Лори, pastvu.com