, 4 мин. на чтение

Дом недели: кондитерская фабрика «Эйнемъ» на Берсеневской набережной отметила 170-летие

, 4 мин. на чтение
Дом недели: кондитерская фабрика «Эйнемъ» на Берсеневской набережной отметила 170-летие

Значительную прибыль берлинцу Фердинанду Теодору фон Эйнему (1826–1876) принес подряд на поставку в армию варенья и сиропов для раненых. Дело было в Крымскую войну.

И вот уже 170 лет российский кондитерский рынок немыслим без продукции фабрики «Эйнемъ», среди шоколадных шедевров которой «Аленка», «Вдохновение», «Мишка косолапый», «Ну-ка, отними!», «Коровка», не говоря уже о «Красном маке», «Буревестнике», «Маске», «Васильках», «Красной Шапочке».

В 1922 году предприятие стало «Красным Октябрем», но историю свою оно отсчитывает с той поры, как в 1846 году представитель старинного дворянского рода фон Эйнем приехал в Москву из немецкого Королевства Вюртемберг, стал Федором Карловичем и открыл на Арбате (дом №30 на углу Большого Николопесковского переулка, если точнее) маленькую мастерскую по производству пиленого сахара-рафинада, шоколада и конфет.

Стартовый капитал у немца был небольшой, трудились всего четыре работника, но уже в конце 1849 года пирожные творения Эйнема поставлялись к столу российской императорской фамилии.

Производство расширялось, обороты росли. Эйнем открывает фабрику на Мясницкой, выпускавшую десять сортов шоколада. В 1867 году новый переезд, в купленный на имя жены Каролины дом на Софийской набережной, что прямо напротив Кремля, где Эйнем открывает собственное предприятие. Рабочих в подчинении шоколатье уже два десятка. Через три года фабрикант начинает стройку трехэтажного здания на Берсеневской набережной, постепенно осваивая территорию Болотного острова, западной части острова Балчуг. У купца Ушакова покупается участок, который делится на восемь владений. Приобретается паровая машина в шесть лошадиных сил. Болотом местность прозвали оттого, что низинная выпуклая часть излучины Москвы-реки в половодье нередко подтапливала Замоскворечье. Балчуг в переводе с татарского означает «грязь».

Чувствуя необходимость в компаньоне, Эйнем приглашает Юлиуса Гейса (1832—1907), предложив московскому немцу координировать работу с оптовыми покупателями. Шоколадный тандем заключает договор, согласно которому Эйнем будет получать 60% прибыли, Гейс — 40%.

При этом Гейс и Эйнем не забывали о благотворительности. С каждого фунта сладостей по пять копеек жертвовали Немецкой школе для бедных и сирот.

В 1871 году фабрика Эйнема считается самой крупной из пяти шоколадных предприятий в Москве, выпускающей 32 тонны шоколада, 160 тонн шоколадных конфет, 24 тонны чайного печенья, или английских бисквитов, 64 тонны колотого сахара, а также какао, карамель, пастилу, пряники, глазированные шоколадом фрукты. Сладости упаковывались в подарочные коробки, отделанные шелком, бархатом, кожей, атласом, с вложенными в них открытками, схемами для вышивания, карточками для игр, салфетками, нотами и даже щипчиками для конфет. Известно, что Гейс увлекался фотографией, поэтому уделял душевное внимание упаковке и рекламе компании. Она «летала» даже на дирижаблях.

Коробки украшались произведениями русских живописцев. С логотипами марки «Эйнемъ» продавались географические карты, банки для сыпучих продуктов, соленые рыбки для любителей пива и марципановые фигурки для новогодних елок.

Уже тогда выпускаются знаменитые конфеты «Ну-ка, отними!», только на фантике вместо привычной нам девочки, дразнящей собаку, изображался всем недовольный мальчик-карапуз с битой для лапты.

Когда Павел Третьяков приобрел в свою коллекцию известное полотно «Утро в сосновом лесу» у Ивана Шишкина, на обертке для пралиновых конфет появляется эта знаменитая картина. Но только художник фантика Эммануил Андреев поместил лесную сцену на бирюзовый фон.

В 1876 году Фердинанд Теодор фон Эйнем умирает в Берлине. Хоронят его, по завещанию, в Москве, на Введенском кладбище. Дело переходит в руки Гейса, который менять название торговой марки не стал: уж слишком бренд «Эйнемъ» был к тому времени раскручен.

Величественные фабричные здания неоштукатуренной кирпичной кладки, отражающиеся в водах Москвы-реки, — ярчайший образец промышленной архитектуры рубежа XIX–ХХ века.

Корпуса и дома для рабочих достраивались на Болотном острове вплоть до 1914 года. Среди архитекторов, проектировавших фабрику, Александр Михайлович Калмыков (1863–1930), известный также строительством зданий Третьяковской галереи по проекту Виктора Васнецова и макаронной фабрики Динга в Сокольниках. Также в списке зодчих, проектировавших административно-производственные корпуса фабрики Эйнема (Берсеневская наб., 6, стр. 3), числятся Аксель (Алексей Викторович) Флодин, Павел Алексеевич Колесов, Артур Федорович Карст. В 1906 году Калмыков строит карамельный цех, в 1910-м — шоколадный корпус, в 1911 году со стороны Берсеневской набережной пристраивает административный корпус.

На четвертом этаже шоколадного цеха был склад сырья, на третьем — сушильня какао-бобов, на втором и первом — цеха по производству шоколада и какао и их упаковки, а в полуподвале — склад готовой продукции.

В 1913 году фабрике «Эйнемъ» присваивают официальное звание поставщика двора Его императорского величества. Открывается школа для детей-подмастерьев, работникам за 25 лет верной службы назначается пенсия, создается больничная касса для оказания материальной помощи нуждающимся. Для соискателей, приходивших устраиваться на работу, проводилась ознакомительная экскурсия с дегустацией продукции.

Во время Февральской революции уже сыновья Гейса покидают производство. Вскоре фабрику национализируют и переименуют.

В 1965 году кареглазая и краснощекая Елена Геринас, дочь фотографа-журналиста Александра Геринаса, внештатного корреспондента журнала «Здоровье», украсит обертку молочной шоколадки «Аленка» и займет уверенное место на прилавках магазинов.

В 2007 году производственные мощности фабрики «Красный Октябрь» переводят на территорию Бабаевского комбината на Малую Красносельскую улицу. Ныне «Красный Октябрь» входит в холдинг «Объединенные кондитеры», собравший под одной вывеской 19 российских кондитерских фабрик.

Болотный остров пережил реновацию, став предметом интереса и забот миллиардера Александра Мамута.

Краснокирпичным промом заинтересовались работники культуры. В 2004 году здесь открылась «Арт-Стрелка», просуществовавшая до 2009 года. Тогда же был основан Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка».

Территорию бывшей шоколадной фабрики сегодня населяют архитектурные бюро, арендуют учреждения общепита и прочие торговые точки. Однако на Берсеньевской набережной остаются музей фабрики Эйнема и цеха по производству шоколада ручной работы.

Фото: shutter stock.com, www.redok.ru, pastvu.com