, 3 мин. на чтение

Дом недели: Константинопольское подворье в Крапивенском переулке ждет cпасения

, 3 мин. на чтение
Дом недели: Константинопольское подворье в Крапивенском переулке ждет cпасения

Шествуя по Петровскому бульвару, сложно не заметить дом, рисунком фасада смахивающий на уютный свитер.

Причудлив узор белых и рыже-коричневых кирпичей. Живописно обрамляют пухлые колонки килевидные оконные проемы.

Однако этому, возможно, всему городу известному зданию, памятнику федерального значения, объекту культурного наследия России (Крапивенский переулок, 4) присвоен статус «ветхость».

Движение «Архнадзор» занесло его в Красную книгу.

Градозащитники констатируют не угрозу, а даже само обрушение несущих балок во внутренних помещениях. В настоящий момент происходит сбор подписей под петицией в защиту Константинопольского подворья и с требованиями немедленной реставрации.

15 октября 1883 года по примеру существовавших в Москве патриарших подворий землю, принадлежащую храму Сергия Радонежского в Крапивках, император Александр III передал во владение Вселенской Патриархии при Всесвятейшем Вселенском Патриархе Иоакиме III.

Так на территории Белого города, заселенного московской аристократией, возникло Константинопольское подворье.

По периметру участка, где прежде в живописном беспорядке стояли домики церковного причта, талантливый архитектор Сергей Константинович Родионов расположил целый комплекс трехэтажных кирпичных зданий с подвалами. Корпуса состыковал между собой. Средний корпус был повернут к храму преподобного Сергия, бесстолпному четверику с тройной апсидой и колокольней. Одновременно с участком площадью 3390 кв. м Константинопольскому патриаршему подворью было передано строение, относящееся к XVIII столетию. Вокруг собора организовался тесный двор неправильной формы.

Казна выделила на реализацию проекта 160 тыс. рублей.

На фасад Родионов перенес смысловую нагрузку, каким-то ветром занесенный в наш московский климат мусульманский узор. Полосатая стилизованная кладка служила напоминанием о географии, восточном местоположении Константинополя, Древней Византии на карте мира.

Дворовые стены, однако, увенчал кирпичный карниз с древнерусскими мотивами, поребриком, полуколонками и прочими узнаваемыми формами из отечественного архитектурного арсенала. Подобная мешанина, эклектика, нисколько не противоречила моде тех времен.

Автор проекта был известным и довольно плодовитым зодчим. Среди построек Сергея Родионова (1859–1925) — дворянские особняки, доходные дома, в том числе здание, напоминающее терем, на Сухаревской площади, 12, московские храмы, синагоги. Родионов служил архитектором Синодального управления, состоял членом комитета по реставрации Успенского собора в Кремле, производителем работ по реставрации Новодевичьего монастыря, где и упокоился.

Женат Сергей Константинович, дворянин из Владимира, был на Софье Николаевне Шаховской, представительнице старинного княжеского рода, племяннице князя Николая Трубецкого. Родионовы владели поместьем в Дмитровском уезде и доходным домом в Борисоглебском переулке в Москве.

Кстати, три корпуса подворья Константинопольского патриархата, занимаемые священнослужителями, перед революцией частично были перестроены, превращены в доходные и сдавались в аренду. Известно, что среди жильцов дома были брат знаменитого тенора Леонида Витальевича Собинова Сергей, также оперный певец, по сцене Волгин, и актер театра Корша Николай Васильевич Светлов (Потемкин).

После революции корпуса подворья нарезали на коммунальные квартиры, преимущественно 4–5-комнатные, по одной семье в комнате.

Храм Сергия Радонежского как храм подворья некоторое время оставался действующим. Службы проводились еще в 1930-е годы. Настоятелем подворья в Москве, представителем патриарха Константинопольского тогда являлся архимандрит Василий (Василий Ватопедский, в миру Василиос Димопулос). Через него были налажены контакты восточных патриархов с церковными организациями и советскими органами власти, в частности, велась переписка предстоятелей Константинопольского патриархата с лидерами «обновленчества» в СССР.

В сентябре 1934 года Димопулос скончался, был отпет в храме преподобного Сергия и похоронен на Ваганьковском кладбище. Преемника в подворье в Крапивенском переулке Константинопольская патриархия ему не назначила, ибо советское руководство на это добро уже не дало. Церковь, разумеется, была немедленно закрыта и простояла в запустении вплоть до 1990-х годов.

А в кирпичных корпусах тем временем по-прежнему обитали жители коммуналок и фирмы-арендаторы. Некоторые пустующие квартиры сквотировали художники. В 1990-е годы здание, переданное в бессрочное безвозмездное пользование Московской патриархии, Синодальному отделу религиозного образования и катехизации, пытались расселить с предоставлением жильцам тринадцати квартир в районе Коровино. У одиннадцати семей, проживающих в ЦАО, эта инициатива сочувствия не встретила.

Отдел религиозного образования в настоящий момент является собственником нежилых помещений, жилые же разделены на собственность Москвы и собственность физических лиц. В настоящий момент постройки Родионова (1887–1892) разрушаются, поврежденная осадками кровля протекает, фундамент проседает, окна разбиты, византийские фасады зарастают деревьями, помещения покрыты плесенью. И тем не менее в этих невыносимых условиях продолжают жить люди, а Москва — терять уникальное архитектурное творение.

Фото: ©Алёшина Оксана, ©Яна Королёва, ©Free Wind/Фотобанк Лори

Читайте также