search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Дом недели: Меншикова башня в Архангельском переулке

, 4 мин. на чтение
Дом недели: Меншикова башня в Архангельском переулке

«Храм своими колоннами, выступами, вазами, стоявшими у подножия верхнего яруса, напоминал скорее башню, чем православную церковь, — на куполе его, впрочем, высился крест; наружные стены храма были покрыты лепными изображениями с таковыми же лепными надписями на славянском языке: с западной стороны, например, под щитом, изображающим благовещение, значилось: “Дом мой — дом молитвы”…

Молящиеся все почти были чиновники в фрачных вицмундирах, обильно увешанные крестами» — такое описание храма Архангела Гавриила в Мясниках, иначе называемого Меншиковой башней, можно найти у Алексея Феофилактовича Писемского в романе «Масоны».

Литератор характеризует церковь (Архангельский переулок, 15а, стр. 9) как масонскую, в которой «братья» проводили собрания и отпевали усопших, совершив над ними масонский ритуал погребения.

В первой четверти XIX столетия стены барочного собора еще хранили масонские изречения на латыни, символы и знаки.

Проживавший на Мясницкой улице домовладелец и известный масон Гавриил Захарьевич Измайлов в 1787 году финансировал восстановление храма, пришедшего в упадок, лишенного верхнего яруса и расшибленного ударом молнии. Измайлов там, где прежде находилась скульптура ангела, соорудил новый винтообразный шпиль, кому-то напоминающий зажженную свечу, кому-то — позолоченную еловую шишку.

Член тайного общества Гавриил Захарьевич старался для Мартинистского Ордена Неведомых Философов, к которому принадлежал.

Московские масоны обыкновенно собирались неподалеку, в Кривоколенном переулке, в доме, где размещалась «Переводческая или Филологическая семинария». Учреждение готовило работников по распространению образования в России под покровительством «Дружеского ученого общества». Главными деятелями «Общества», его инспекторами, были критик Николай Иванович Новиков и профессор эстетики Московского университета, теолог Иван Григорьевич Шварц. Шестнадцать молодых студентов непосредственно жили в том же доме, недалеко от церкви Архангела Гавриила. Здесь же помещалась и тайная типография.

Еще в конце XVII века участок земли в этой местности был куплен главным «птенцом гнезда Петрова» Александром Даниловичем Меншиковым для устройства обширной усадьбы.

Здесь, в Патриаршей Гаврииловской слободе, светлейший князь решает поставить каменный храм наподобие высокой башни, предварительно разобрав старый деревянный храм Гавриила Великого.

Среди благоустроительных мер, принятых Меншиковым «на районе», была очистка Поганого, дурнопахнувшего, пруда, куда мясники равнодушно сбрасывали отходы из своих лавок и боен. И якобы потому пруд с тех пор и стал называться Чистым.

План новой церкви, относящейся к редкому типу «иже под колоколы», составляет архитектор Иван Петрович Зарудный.

К слову, с именем зодчего в Москве связан еще ряд важных построек, в том числе палаты Аверкия Кириллова на Берсеневской набережной, церковь Иоанна Воина на Якиманке, надвратная церковь Тихвинской Богоматери Донского монастыря, Петропавловский храм на Новой Басманной.

Меншикову башню из кирпича, по одной из версий, возводили костромские и ярославские каменщики. По другой — под началом Ивана Зарудного работала артель итальянских мастеров, в 1703 году прибывших в Россию на строительство здания Арсенала в Кремле. Артелью, куда входили Джованни Мария Фонтана и Джованни Мария Фонтана-второй, Бернардо Скала, Галеаццо Квадро, Доменико Руско, Карло Феррара, руководил небезызвестный впоследствии строитель Санкт-Петербурга Доменико Джованни Трезини.

К Меншиковой башне, богато украшенной вычурной каменной резьбой и лепниной, примыкала трапезная с приделом, освященным во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы.

Западный фасад Меншиковой башни, увенчанной 30-метровым шпилем с золоченой фигурой парящего ангела, отмечал портал с гигантскими валютами, картушами и рельефными композициями со сценами из Священного Писания. Фасады повторяли мотив раскрытого Евангелия с вырезанными по камню изречениями, о чем упомянуто и у Писемского.

По одной из легенд, во вновь построенный храм Меншиков привез Полоцкую икону Божией Матери, якобы писанную апостолом Лукой.

В Москве, как известно, существовал строжайший запрет на постройку колоколен, высота которых хоть сколько-нибудь превышала бы высоту колокольни Ивана Великого.

Меншикова башня превзошла городскую доминанту на полторы сажени, то есть на 3,2 метра. Ясно, что нарушение запрета произошло не без согласия Петра Первого.

Ко всему прочему на башне-церкви были установлены куранты, приобретенные в Лондоне. Часы, к которым было подвешено 50 колоколов, играли каждый час и полчаса и отбивали четверти.

Когда в 1723 году в храм ударила молния, колокола, оборвавшись, пробили своды.

В бывшей некогда усадьбе петровского фаворита Александра Меншикова в 1792 году расположили почтамт, а в 1821 году к почтовому ведомству приписали и Меншикову башню.

В 1852 году митрополит Филарет распорядился удалить со стен храма Архангела Гавриила знаки братьев-розенкрейцеров, появившиеся во время ремонта, произведенного Гавриилом Измайловым.

В середине XIX века церковь снова стала приходской. В советское время, уже в 1930-е годы, Меншикову башню закрыли, вновь открыв в 1947 году, когда она стала подворьем Антиохийского патриархата.

В 1960 году объект был признан памятником федерального значения.

Недавно храм тщательно исследовали реставраторы, определившие предмет охраны памятника. В список вошли планировка и конструкция башни, кровля, оконные и дверные проемы, интерьер, элементы декоративного убранства, а именно: белокаменный пол, наличники с сандриками, картуши, колонны, пилястры, гирлянды, белый цоколь, вазоны на постаментах, металлические кованые ограждения, многоярусный иконостас.

Фото: Евгений Чесноков, pastvu.com