search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Дом недели: особняк Кекушевой на Остоженке

, 4 мин. на чтение
Дом недели: особняк Кекушевой на Остоженке

В этот «готический особняк» в «саду в одном из переулков близ Арбата», со спальней, «выходящей фонарем в башню особняка», Михаил Булгаков как будто поселил свою Маргариту.

Дом же Мастера из того же знаменитого романа находился неподалеку, в Мансуровском переулке, 9.

В полуподвальчике небольшого деревянного особнячка обитал художник-декоратор Малого театра и МХАТа Сергей Топлянинов, чьим частым гостем был Булгаков.

История делает нехитрый вираж — позднее женой Топлянинова становится Мария Львовна Кекушева, дочь Льва Николаевича Кекушева, архитектора, построившего тот самый мистический замок на Остоженке (д. 21, стр. 1).

160-летие со дня рождения замечательного мастера русского модерна, настоящего артиста своего дела будем отмечать 20 февраля 2022 года.

Символ Кекушева, почти его авторская подпись, величественный лев, гордо возвышался над аттиком дома на Остоженке. Это была медная копия скульптуры Рудольфа Вейера, украшавшей плотину в Нюссдорфе в Вене.

«Архитектор-энциклопедист», как называли Кекушева современники, родился в Вильно в дворянской семье. Отец, надворный советник, служивший по военному ведомству (его полк был дислоцирован в Польше) — Николай Григорьевич Кекушев, мать — Констанция Кекушева, дочь польского помещика.

Учился в Санкт-Петербурге, в Институте гражданских инженеров, и по окончании был зачислен в Техническо-Строительный комитет Министерства внутренних дел.

В 1890 году Лев Кекушев переезжает в Москву, чтобы начать самостоятельное творчество. Древняя столица, как видно, давала больше самостоятельной практики начинающему зодчему, чем новая. Так оно и вышло — в Москве Лев Кекушев построил лучшие свои здания: особняки купцов и фабрикантов Миндовского, Носова, Листа, доходный дом Исакова, Центральные бани.

Ситуацию Москвы рубежа XIX–XX веков живо описал искусствовед Борис Терновец: «Молодая ее буржуазия европеизируется; среди этих владельцев фабрик, торговых контор и строителей модернизированных особняков явственно замечается тяга к искусству. Во всей московской жизни, еще азиатски сырой и экзотичной, замечается размах чего-то нового, свежего, своевольного, чуждого придавленности и строгой урегулированности петербургского существования. Искусство отражает эти черты, далекие от пессимизма и утонченной стилизации петербуржцев. Московские художники увлекаются всем новым и ярким, идет ли оно от последних течений Запада или из гущ народной жизни».

Судьбоносное знакомство, затем сотрудничество с ярким представителем буржуазии Саввой Мамонтовым принесло Кекушеву профессиональный успех и финансовую свободу.

Купец-бизнесмен, чьи интересы были связаны со строительством железных дорог, привлек архитектора к проектированию станционных вокзалов, контор начальников депо, домов для стрелочников, урядников, сторожевых будок, водонапорных башен, паровозных депо, казарм.

Такая практика ко всему прочему дала Кекушеву возможность углубиться в тонкости прикладной декоративной техники, ковки, гальванопластики, травления по стеклу и металлу, немало пригодившихся ему в дальнейшем.

Кекушев образовывает собственное бюро, с которым сотрудничают архитекторы братья Михаил и Сергей Шуцманы, Владимир Воейков, инженер Николай Шевяков.

По заказу того же Мамонтова и «Московского торгово-строительного акционерного общества», одной из первых девелоперских компаний города, в 1899 году Лев Николаевич проектирует особняк на продажу, как сейчас бы сказали, «под ключ». По планам он должен был появиться неподалеку от Тверского бульвара. Мамонтов обанкротился — строительство не состоялось.

Только состоялось оно по другому адресу, а именно на Остоженке. Проект не пропал.

Архитектор в аристократической части Москвы смог приобрести участок земли, которым в 1875 году владел некто Доброхотов, и разобрать стоявший тут обветшавший допожарный особняк с мезонином классических форм.

За два года до этого Кекушев женился. Венчание с Анной Ионовной Болотовой, двадцатилетней дочерью отставного штабс-капитана, уроженкой Кременчуга, состоялось в храме свв. Космы и Дамиана в Шубине, что на Тверской площади.

Вскоре у четы один за другим появились дети: Николай, Татьяна, Екатерина. Младшая родилась уже в собственном доме.

Лев Николаевич Кекушев воплотил свой проект, построил для своего семейства элегантный особняк на красной линии Остоженки, который легко себе представить где-нибудь в Париже или Брюсселе. Записал недвижимость по тогдашним порядкам на имя любимой жены.

Сегодня, пожалуй, редко кто проходит, не останавливаясь, мимо, не обращая внимания на этот романтический замок или даже небольшую виллу, демонстрирующую завораживающий полет фантазии ее автора.

Разновысокий объем, асимметричный силуэт, граненая шатровая башенка из кирпича на бетонном цоколе, затейливая лепнина с мотивами растений. Эркер украшен тщательно выполненным рельефным орнаментом из листьев каштана, соцветий анемонов, чертополохов, незабудок.

Белизна оштукатуренных поверхностей контрастирует с кирпичной стеной. Даже окна полуподвала и те обрели декоративное обрамление. И, как принято в особняках стиля модерн, самой заметной деталью фасада стало огромное окно.

Оно освещало кабинет хозяина, который начинал работать в шесть часов утра.

В доме имелся лифт и было целых 15 комнат, сгруппированных вокруг парадной лестницы, в кованых перилах которой переплетались подсолнух и лунник, символы жизненного цикла.

По соседству с особняком Кекушев построил еще один дом, на этот раз доходный, и также записал его на имя жены.

Однако финал этой, казалось бы, радужной истории печальный. В 1906 году между супругами произошел разрыв. Лев Николаевич покидает дом и снимает квартиру.

Заказов у Кекушева становится все меньше, но, возможно, успешный архитектор просто перестает их принимать. Последняя постройка — больница при Преображенской старообрядческой общине датируется 1912 годом.

В 1913 году Анна Ионовна писала одному из коллег: «Лев Николаевич очень болен, надежды никакой на выздоровление нет… »

В той же Преображенской больнице Кекушев в 1917 году и скончался. По некоторым сведениям, годы перед смертью были проведены им в нищете, в психиатрических лечебницах. Где упокоился большой мастер, архитектор Лев Николаевич Кекушев, тоже неизвестно.

Особняк на Остоженке (ныне — объект культурного наследия федерального значения) после революции национализировали и передали в ведение Бюро по обслуживанию иностранцев, позднее реорганизованное в ГлавУпДК при МИД России. В 1960-е годы интерьеры роскошной кекушевской постройки заняла резиденция военных атташе Объединенной Арабской Республики, затем оборонное ведомство посольства Арабской Республики Египет.

Фото: Евгений Чесноков, pastvu.com