, 5 мин. на чтение

Дом недели: особняк Салтыковых—Чертковых на Мясницкой улице

, 5 мин. на чтение
Дом недели: особняк Салтыковых—Чертковых на Мясницкой улице

Мы все проникли или во всяком случае имели возможность проникнуть в эти умопомрачительные покои на Мясницкой, 7/3, когда в 2015 году со своими шляпками там выступал мастер Филип Трейси.

Тогда же показывали выставку-иллюзию «Алиса в Стране чудес» в честь 150-летия знаменитого произведения Льюиса Кэрролла (в 1867 году он побывал в России).

Кому не довелось, пересматривает киноленты «Возвращение Максима» и «Семнадцать мгновений весны». Съемки некоторых сцен проводились в особняке Салтыковых-Чертковых.

Тем временем началась подготовка к реставрации выявленного объекта культурного наследия: специалисты проводят историко-архивные и библиографические исследования, изучают инженерно-технические особенности здания, описывают будущие архитектурные и конструктивные решения.

Многократно перестраиваемая, достраиваемая, украшаемая и переукрашаемая обширная усадьба занимала торец между Мясницкой и Малой Лубянкой. Участок выходил к узким проездам от Никольских и Ильинских ворот Китай-города.

Семья Волынских, первых владельцев, в XVI веке поставила на участке деревянные палаты. Родоначальником этой дворянской фамилии считается князь Дмитрий Михайлович Волынский-Боброк, прославившийся в Куликовской битве.

После Волынских имение в 1690-х годах принадлежит царевичам, потомкам хана Золотой Орды, Симеона Бекбулатовича. Сенатор Алексей Долгоруков приобретает усадьбу в 1728 году. Князь был большой интриган: настроил Петра II против Александра Даниловича Меншикова, которого сослали в Березов, добился обручения императора со своей дочерью Екатериной, правда, перед свадьбой жених заболел и умер. Вступивший в конфликт с герцогиней Курляндской, взошедшей на престол государыней Анной Иоанновной, Алексей Долгоруков с семейством тоже был отправлен в упомянутый Березов Тобольской губернии. В ссылку упекли и «государыню-невесту», протомившуюся там почти дюжину лет.

К концу XVIII века на территории усадьбы уже был каменный дом — центральный корпус нынешнего строения с характерным для эпохи барокко членением фасада. За домом разбивают большой сад. Авторство приписывают архитектору Семену Антоновичу Карину (1733–1797). Он работал в команде Василия Баженова и выступил автором особняка Хитрово на Арбате и усадьбы Сумарокова на улице Забелина.

В архивах был обнаружен «План двора генерал-майорши Н. Ф. Салтыковой в Белом городе на Мясницкой улице» с припиской Карина: «… по просьбе покойного господина генерал-майора и кавалера Сергия Николаевича Салтыкова данным планом в прошлом 1787 году позволено было строить вновь два каменные корпуса, которые еще не строены». На территории имения были возведены хозяйственные постройки, впоследствии ставшие боковыми корпусами. Как мы видим, имение перешло в собственность генерал-майора Салтыкова (сына Николая Петровича Салтыкова, главы мануфактур-коллегии, московского губернатора и тайного советника) и его жены, графини Анастасии Федоровны Головиной, вскоре ставшей вдовой.

Наполеоновский пожар пронесся мимо дворца на Мясницкой. В здании, по одной из легенд, Наполеон даже провел две ночи.

 

В 1816 году по изгибу красной линии Милютинского переулка в усадьбе возникает флигель на каменном сводчатом подвале, сам же главный дом редекорируется по актуальной по тем временам ампирной моде.Обновление коснулось и хозяев. Между 1822 и 1834 годом усадьбу приобретает Александр Дмитриевич Чертков (1789–1858), губернский предводитель дворянства, отставной полковник, более известный как библиофил, историк, просветитель и, разумеется, масон. Завершив военную карьеру и выйдя в отставку, Чертков поселился в Москве и посвятил себя изучению русской истории и коллекционированию славянских рукописей.

«… У богатого человека есть обязанность употребить избыток своих доходов не на дорогостоящие забавы, а на что-нибудь лучшее и полезнейшее для их отечества», — писал Чертков в одном из писем.

Главным предметом исследования ученого стали этруски и славянские древности. Среди работ Черткова такие: «О переводе Манассииной летописи на славянский язык, с очерком истории болгар, доведенной до XII века», «О числе русского войска, завоевавшего Болгарию и сражавшегося с греками во Фракии и Македонии», «Фракийские племена, жившие в Малой Азии», «Пеласго-фракийские племена, населявшие Италию», «О языке пеласгов, населявших Италию и сравнение его с древне-словенским». Так же страстно он был увлечен нумизматикой и в 1834 году опубликовал научный труд «Описание древних русских монет». Портрет кисти Сергея Зарянко сохранил образ этого преданного науке человека.

Мавританский зал

В доме своем Чертков устраивает обширную библиотеку, открытую для посещений. Сюда приезжают позаниматься Александр Пушкин, Николай Гоголь, Василий Жуковский, Михаил Загоскин, Михаил Щепкин, Григорий Данилевский. Современник вспоминал: «Такого радушия, готовности служить советами, библиотекою я никогда более не встречал. Дом его, кабинет, он сам в сюртуке с накидкою по нему халата, разбросанные статуэтки, книжки, книжечки по столам, стульям, — со мною как бы сроднились. Нигде так приятно и полезно не проводил я времени, как в гостеприимном доме Черткова».

Женат библиофил был на графине Елизавете Григорьевне Чернышовой, фрейлине двора. Говорили, что в молодости Елизавета Григорьевна была «замечательной красавицей и хорошей певицей с обширным сопрано». У супругов было пятеро детей, четыре дочери и сын, Григорий. Ему с кончиной родителя в 1858 году в наследство и достается усадьба на Мясницкой.

Незадолго до этих печальных событий к северо-восточному торцу дома пристраивается объем «готического» зала с тремя стрельчатыми окнами, хорошо видными на небесно-голубом фасаде.

Чертков завещал открыть в одном из флигелей бесплатный читальный зал — он был устроен в левом крыле (архитектор А. В. Булгарин) со стороны улицы. Также в 1859 году окончательно сформировался центральный подъезд с пандусами и балконом. К этому времени относится перепланировка интерьера в псевдобарочном духе. В 1873 году Григорий Чертков передал библиотеку, состоявшую из 22 тысяч томов и рукописей, в дар Москве. Среди раритетов — Вологодско-Пермская летопись XVI века, Летописец Устюжский XVIII века, переписка Ивана Грозного и Андрея Курбского. Кстати, в 1838 году Александр Чертков выпустил в свет описание своей коллекции с ценными примечаниями «Всеобщая библиотека России или каталог книг для изучения нашего Отечества во всех отношениях и подробностях».

Собрание вошло впоследствии в библиотеку Румянцевского музея и далее ее поделили между собой Российская и Историческая библиотеки.

Дубовая гостиная

В 1873 году усадьба во владении княгини Натальи Алексеевны Гагариной, охваченной жаждой благоустройства. Архитектор Николай Соколов занимается масштабной перестройкой здания. Юлий Федорович Дидерикс, один из авторов проекта Виндавского (Рижского) вокзала, строит павильон перед главным зданием. Здесь должно было разместиться правление Российского общества любителей садоводства и магазин семян «Иммер Эрнест и сын», в который часто наведывался Антон Павлович Чехов: у себя в Мелихово он тогда разбивал сад.

Дело у Гагариной, однако, не выгорело. В 1879 году княгиня была вынуждена заложить дом Московскому кредитному обществу и выставить его на торги.

Купчиха Клавдия Обидина, не моргнув, выложила за дворец безумную по тем временам сумму — более 700 тысяч рублей ассигнациями. И тут же сдала недвижимость внаем для проведения различных торжеств. В задних помещениях устраиваются кухня и официантская для парадных обедов. В 1898 году здесь начинают проходить заседания литературно-художественного кружка, а один его член, модный архитектор Федор Шехтель, проектирует беломраморную лестницу. Перила в виде элегантно изогнутой стенки ограждают первый марш лестничной площадки.

В 1902 году в доме открывается ресторан Симона Милля, в подвале одного из флигелей размещается Химико-бактериологический институт доктора Филиппа Блюменталя, в котором разрабатывали прививки против холеры и прочих болезней.

В 1914 году дом успевает еще раз сменить владельца. Представитель новой буржуазии Г. А. Кеппен задумывает усадьбу снести и на ее месте построить пятиэтажный доходный дом. Планам помешала революция. Далее бывшая усадьба Чертковых становится Клубом красных директоров, переименованным в Клуб работников народного хозяйства им. Дзержинского и затем в Московский дом научно-технической пропаганды им. Ф. Э. Дзержинского при обществе «Знание».

Фото: shutterstock.com, usadbachertkova.ru

Читайте также