search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Дом недели: палаты Николая Дурново в Климентовском переулке

, 4 мин. на чтение
Дом недели: палаты Николая Дурново в Климентовском переулке

Есть и хорошие новости. Город присвоил охранный статус объекта культурного наследия каменной классической постройке, расположенной по адресу Климентовский переулок, 1/18, стр. 1.

Сегодня в этом здании — факультет информационных бизнес-систем Московского института экономики, политики и права и Совет ректоров вузов Москвы и Московской области.

В XVIII столетии дом в Замоскворечье проектировался по заказу генерал-аншефа, обер-гофмейстера Николая Дмитриевича Дурново неизвестным зодчим как двухэтажные палаты. Храм священномученика Климента, Папы Римского, давший название переулку, ныне пересекающему Пятницкую и Новокузнецкую улицы, тогда только что построили. Прежде это была Татарская слобода, преимущественно населяемая переводчиками и толмачами. Толмачи переводили устно в отличие от переводчиков, занимавшихся письменными переводами.

Впрочем, в середине XVIII века слободское разделение в Москве уже отменили. Участок, на котором появились упомянутые палаты, числилось как «пустое татарское место».

Первым делом в 1753 году пустырем обзавелись генерал-майор Иван Иванович Бибиков с сыном Семеном, сержантом лейб-гвардии Семеновского полка, созданного Петром I. И даже приступили к стройке «конюшни и при ней избы, сарая, кухни…  светлицы, двух погребов». Однако в 1781 году, уже будучи новым хозяином земли, влиятельный сенатор Николай Дурново повелевает «на оном дворе» построить каменные палаты в два этажа.

Проектировщик, сообразуясь с вкусами генерала и, возможно, в стремлении соответствовать тогдашней моде, расположил здание главным фасадом во двор, а его торец вывел на красную линию переулка.

На участке, точно в усадьбе, разбили сад, простиравшийся до границ с Большой Татарской улицей, и в нем устроили две деревянные беседки. Вскоре дом подрос еще на один этаж. Окна его украшали наличники, замковые камни, лепнина в виде растительной гирлянды. Фасад завершал полукруглый аттик со слуховым окном.

Николай Дмитриевич Дурново, представитель старинного дворянского рода, при Екатерине II управлял комиссариатским департаментом. Его сын, Дмитрий Николаевич Дурново, гофмаршал и тайный советник, женился на кавалерственной даме Марии Никитичне Демидовой, младшей дочери от третьего брака статского советника Никиты Акинфиевича Демидова, владельца уральских заводов. Супруга ненадолго пережила Дмитрия Николаевича, скончавшись от «продолжительного нервического кашля».

Любопытно, что в 1789 году после смерти Никиты Акинфиевича Демидова опекунство над его тремя детьми разделили между собой именно Николай Дмитриевич Дурново и сенатор Александр Васильевич Храповицкий.

Не сильно пострадавший в наполеоновских пожарах каменный дом в Замоскворечье с 1816 по 1867 год сдавался внаем. Среди арендаторов — семья купца Борисова, купцы Оконишников и Александров.

Но вот наконец у недвижимости появляется и очередной хозяин, человек деловой хватки и организаторской жилки, Петр Ионович Губонин. Выходец из семейства крепостных крестьян помещика Бибикова (однофамильца вышеупомянутого генерал-майора) деревни Борисово Коломенского уезда Московской губернии, успевший поработать каменщиком, разбогатеть, купить каменоломню под Москвой, заняться отделкой набережных и мостов, Губонин поставлял гранит для облицовки цоколя Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге.

Купец первой гильдии (имеется портрет Петра Ионовича с окладистой бородой), промышленник, меценат, он увлекся развитием транспорта, как подрядчик и концессионер участвовал в строительстве Орловско-Витебской, Грязе-Царицынской, Лозово-Севастопольской, Уральской, Горнозаводской, Балтийской и других железных дорог.

«… Представлял собою толстопуза, русского простого мужика с большим здравым смыслом. Губонин, как я уже говорил, начал свою карьеру с мелкого откупщика, затем сделался подрядчиком, а потом строителем железных дорог и стал железнодорожной звездой. Он производил на меня впечатление человека с большим здравым смыслом, но почти без всякого образования», — писал о нем министр путей сообщения Сергей Юльевич Витте.

Радением Губонина в России появился городской рельсовый транспорт: в 1862 году — конка, в 1892 году — первый трамвай. Основанное купцом «Общество Коломенского машиностроительного и Кулебабского горного и сталелитейного завода» получило в Вене почетный диплом за представленный паровоз русской конструкции.

Приобретя в 1881 году захудалую татарскую деревушку Гурзуф, Губонин постепенно превратил ее в отличный курорт с грязелечебницами и отелями.

После Губонина в 1903 году дом в Замоскворечье достается Салиху Юсуповичу Ерзину, купившему его у наследника железнодорожного магната.

Судьба Ерзина рифмовалась с карьерой Губонина.

Уроженец татарского села Азеево бывшей Тамбовской губернии, крестьянский сын, работавший подпаском, затем мальчиком в лавке, стал купцом первой гильдии и крупным предпринимателем. На Климентовском он устроил контору фирмы «Восточный торговый дом Салих Ерзин и сыновья», торговавшей шелком, кожей, мехами и хлопком, привозимым из Бухары. Рядом, в бывшей Татарской слободе, Ерзин держал магазины, торговые лавки, владел доходными домами.

Финансирование строительства Московской соборной мечети в Выползовом переулке целиком взял на себя все тот же Ерзин.

Внутренние пространства дома в Климентовском переулке были обставлены с роскошью. Мраморная лестница с железными перилами вела на второй этаж. Комнаты украшали лепнина, дубовый паркет, зеркальные окна, ореховые двери, голландские изразцовые печи.

Салих Юсупович Ерзин ушел в 1911 году, оставив большое состояние, которое после революции было конфисковано у наследников, отказавшихся от эмиграции. Например, старший сын Садык Ерзин до кончины в 1936 году работал сторожем в театре им. Вахтангова.

Дом в Замоскворечье после 1917 года занимали то жилтоварищества, то школа, то детская библиотека, то контора Московского аэрофотогеодезического треста.

Фото: «Москвич Mag», pastvu.com