, 7 мин. на чтение

Дом недели: палаты Волковых—Юсуповых в Харитоньевском переулке

, 7 мин. на чтение
Дом недели: палаты Волковых—Юсуповых в Харитоньевском переулке

Не то чтобы в Москве вам будут на каждом углу попадаться объекты культурного наследия федерального значения, относящиеся к XVII или даже XV столетию.

Перечень утраченных памятников продолжает проворно расти. Еще и за счет брошенного на произвол судьбы архитектурного чуда, здания во всех смыслах уникального. Пока судьбу дворца Волковых—Юсуповых (Большой Харитоньевский пер., 21, стр. 4) решают между собой РАН и частная компания «Межрегионпроект», роскошные интерьеры поглощают плесень и грибок.

И часто я украдкой убегал
В великолепный мрак чужого сада,
Под свод искусственный порфирных скал.
Там нежила меня теней прохлада;
Я предавал мечтам свой юный ум,
И праздномыслить было мне отрада.
Любил я светлых вод и листьев шум,
И белые в тени дерев кумиры,
И в ликах их печать недвижных дум…

приходит нам на помощь Александр Сергеевич Пушкин, вспоминавший счастливое детство, проведенное у Харитонья в Огородниках. Три года, с 1801-го по 1803-й, его родители, Сергей Львович и Надежда Осиповна Пушкины, снимали у «большого московского барина и последнего екатерининского вельможи» князя Николая Борисовича Юсупова деревянный флигель — «фряжский погреб, кладовую и кухню с приспешною избою, амбар, хлебной и каретный сарай и конюшню о восми стойлах». Он то ли сгорел, то ли позже был соединен с палатами и надстроен третьим этажом. Неизвестно.

Княжеский обширный сад с «кумирами», мраморными, то бишь статуями, оранжереей, искусственными руинами и каменной стеной, увитой плющом, произвел на будущее «солнце русской поэзии» впечатление. В юсуповском саду, говорят, держали диковинку, привезенную из Голландии — механического кота на цепи. Естественно, потом зверь перекочевал на страницы знаменитой пушкинской сказки.

Охотничий зал

А еще говорят, будто во времена царствования Ивана Грозного от Сокольников до нынешних Красных Ворот расстилался густой лес. Венценосец, любивший здесь поохотиться, приказал построить Сокольничий дворец, откуда прорыл подземный ход до Кремля, якобы обнаруженный во время ремонта подклетного этажа в 1881 году. В нем, говорят, лежали останки узников, прикованных цепями.

Но это лишь одна туманная страница истории сказочного терема. Не установлена точная дата возведения палат. Существует гипотеза, что «сей дворец отстроен был в 1555 году» и будто бы авторы проекта — знаменитые Барма и Постник, но тому доказательств нет.

Трапезная

Одним из хозяев дворца уже при Петре I в 1723 году становится петровский сподвижник, вице-канцлер Петр Павлович Шафиров. Император, известно, бывал в гостях у дипломата. Но и этот хозяин задержался ненадолго. В том же году был обвинен в казнокрадстве, лишен титула, приговорен к казни, однако удостоился помилования и отправился в сибирскую ссылку.

Палаты переходят в руки Алексея Яковлевича Волкова, близкого Александру Даниловичу Меншикову человека и обер-секретаря Военной коллегии, им возглавляемой. В 1725 году, уже при Екатерине I, Алексей Волков становится генерал-майором и фактически возглавляет эту же Военную коллегию. Но через два года его звезда, увы, закатилась. Лишенного чинов и ордена Александра Невского Волкова ссылают в его деревню. Из ссылки в июле 1732 года Волкова вернет уже Анна Иоанновна. Страдалец даже успеет позаседать в Сенате и в апреле 1733-го угаснуть. У белокаменного красавца-терема близ храма Св. Харитония в Москве с тех пор и сохранилось название «Волковы палаты».

Красный зал

В конце 1727 года владельцем переданных в казну палат становится друг детства Петра I, князь Григорий Дмитриевич Юсупов-Княжево (1676–1730), генерал от инфантерии, участник битвы под Полтавой. Дворец будет надежно сохраняться в руках богатейшего и знатнейшего рода Юсуповых 190 лет, до отъезда семейства в Европу.

«Основателем нашей семьи назван в семейных архивах некто Абубекир Бен Райок, потомок пророка Али, племянника Магомета. Титулы нашего предка, мусульманского владыки — Эмир эль Омра, Князь Князей, Султан Султанов и Великий Хан. В его руках была вся политическая и религиозная власть. Его потомки также правили в Египте, Дамаске, Антиохии и Константинополе. Иные покоятся в Мекке, близ знаменитого камня Каабы. Один из них, именем Термес, ушел из Аравии к Азовскому и Каспийским морям. Захватил он обширные территории от Дона до Урала, где образовалась впоследствии Ногайская орда», — сообщает о корнях в знаменитых своих мемуарах князь Феликс Юсупов, вошедший в историю, кроме всего прочего, и как участник убийства Григория Распутина.

В гербе Юсуповых можно видеть и мусульманский полумесяц, и двуглавого орла, и льва, символ власти и богатства. Скульптура последнего с грозно разинутой пастью украшает парадную лестницу.

Парадная лестница

Усадьба, представляющая собой сложную композицию нескольких объемов, многократно перестраивалась. В глаза не может не броситься стилевое различие восточной и западной частей. На рубеже XVII–XVIII веков к северо-восточному углу палат был пристроен парадный объем — Столовая палата с проездом в подклете. Вероятно, тогда же появился теремок над сенями. В конце ХIХ века под руководством архитектора Василия Дмитриевича Померанцева, приглашенного Николаем Борисовичем Юсуповым, был составлен генеральный план владений, перестроена западная часть палат. Декор фасадов стилизуется под XVII век, изменена внутренняя планировка, а также палаты приобретают третий этаж. Вероятно, в тот самый момент при работах и был обнаружен подземный ход Ивана Грозного.

В 1890-х годах наследницей и хозяйкой дворца становится княгиня Зинаида Николаевна Юсупова. Вот как о ней вспоминает сын Феликс: «Матушка была восхитительна. Высока, тонка, изящна, смугла и черноволоса, с блестящими, как звезды, глазами. Умна, образованна, артистична, добра. Чарам ее никто не мог противиться. Но дарованьями своими она не чванилась, а была сама простота и скромность. “Чем больше дано вам, — повторяла она мне и брату, — тем более вы должны другим. Будьте скромны. Если в чем выше других, упаси вас Бог показать им это”. Руки ее просили знаменитые европейцы, в том числе августейшие, однако она отказала всем, желая выбрать супруга по своему вкусу. Дед мечтал увидать дочь на троне и теперь огорчался, что она не честолюбива. И уж совсем расстроился, узнав, что она выходит за графа Сумарокова-Эльстона, простого гвардейского офицера».

Сени

Наследница баснословного богатства также заботится о московских владениях. А в богатстве Юсуповы могли равняться с царской фамилией и, возможно, превосходить.

Князь Гавриил Константинович вспоминал о своем посещении Юсуповых в их крымском имении: «Мы как-то обедали у Юсуповых. Они жили по-царски. За стулом княгини стоял расшитый золотом татарин и менял ей блюда. Мне помнится, что стол был очень красиво накрыт и что были очень красивые тарелки датского фарфора».

По инициативе Зинаиды Николаевны архитектор Николай Владимирович Султанов создавал интерьеры парадных залов второго этажа дворца в Харитоньевском переулке, дающие гостю представление, какой могла бы быть роскошь в XVII веке. Главное здание предусматривало статусные приемы: супруг Зинаиды Николаевны граф Сумароков-Эльстон тогда был назначен градоначальником. Оставляя дом для балов, семья в иные дни заняла флигель, связанный с основным зданием зимним садом.

Кабинет князя

Бережно сохранили хозяева и парк, согласно описи деревьев, датированной 1807–1809 годами.

Со стороны двора было пристроено новое парадное крыльцо. Крыши зодчий сделал более крутыми, их скаты расписал «в шахмат». Фасады же получили полихромную окраску, выдержанную в той же цветовой гамме, что и интерьеры. В доме восстановили камины и фигурные печи со старинными изразцами. Росписями занимались Константин Сомов и большой знаток византийского стиля художник Федор Солнцев. Внутренние стены дворца украсились росписями с астрономической картой неба и движением светил вокруг Солнца. В портретной висели живописные изображения членов династии Юсуповых, начиная с князя Ногайской орды Юсуф-мурзы. Гербовая комната была декорирована скульптурными медальонами с гербами рода, а ее стены отделаны шелковыми обоями цвета бордо. Роскошь и богатство сочетались с изысканным вкусом. Под потолком висела большая хрустальная люстра. Комнату украшали старинная мебель и венецианские зеркала в тяжелых резных рамах. По моде конца XIX века во дворце имелась китайская комната, а в кабинете — коллекция древнерусского искусства. Был во дворце и домовый храм, освященный в честь святых Татьяны и Николая. Но литургии здесь не служили. Проводились лишь поминовения усопших.

Однажды в Россию приехала тетушка испанского короля инфанта Эулалия. Юсуповы поспешили принять высокую гостью и дать обед в ее честь в своем московском доме. Эулалия не преминула оставить свои впечатления в «Мемуарах»: «Более всего поразило меня празднество в мою честь у князей Юсуповых. Княгиня была необычайно красива, тою красотой, какая есть символ эпохи. Жила среди картин, скульптур в пышной обстановке византийского стиля. В окнах дворца мрачный город и колокольни. Кричащая роскошь в русском вкусе сочеталась у Юсуповых с чисто французским изяществом. На обеде хозяйка сидела в парадном платье, шитом брильянтами и дивным восточным жемчугом. Статна, гибка, на голове — кокошник, по-нашему, диадема, также в жемчугах и брильянтах, сей убор один — целое состояние. Поразительные драгоценности, сокровища Запада и Востока, довершали наряд. В жемчужных снизках, тяжелых золотых браслетах с византийским узором, серьгах с бирюзой и жемчугом и в кольцах, сияющих всеми цветами радуги, княгиня была похожа на древнюю императрицу».

Портретная комната

Князь Феликс Феликсович Юсупов с согласия императора 22 февраля 1914 года сочетался браком с княжной Ириной Александровной, дочерью великого князя Александра Михайловича и великой княгини Ксении Александровны, сестры Николая II. Спешно покидая Россию в 1919 году, в тайнике под лестницей московского дома князь припрятал семейные ценности. Хранить их наказал дворецкому Буженинову. Того арестовали и расстреляли. В 1925 году под мусором и старой одеждой случайно наткнулись на клад, а в нем 25 колье, 255 брошей, 13 диадем, 42 браслета, скульптура из серебра, 200 чарок и скрипка Страдивари.

В 1925 году в Юсуповском дворце устроили музей дворянского быта, но в 1929 году его сменил президиум Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. Ленина (ВАСХНИЛ). В 1992 году на базе ВАСХНИЛ была создана РАСХН — Российская академия сельскохозяйственных наук. В 2010 году обветшавшее здание силами «Спецпроектреставрации» отреставрировали и даже начали принимать экскурсии. В настоящий момент судьба замечательного памятника в очередной раз висит на волоске. Есть версия, что его передадут музею-усадьбе «Архангельское», бывшей некогда еще одним юсуповским владением.

Фото: © Наталья Волкова / Фотобанк Лори, @YusupovPalaceMoscou

Читайте также