, 4 мин. на чтение

Дом недели: реставрируется особняк Бахрушина на Новокузнецкой улице

, 4 мин. на чтение
Дом недели: реставрируется особняк Бахрушина на Новокузнецкой улице

Пришло время реставрировать прокуратуру.

В особняке по адресу Новокузнецкая улица, дом 27/6, строение 1, объекте культурного наследия федерального значения, уже успели провести инъекцию кирпичной кладки, гидроизоляцию подвала, укрепили несущие конструкции из деревянных балок, заменили аварийные фрагменты чердачного перекрытия и усилили конструктив. Как только появится возможность, реставраторы займутся фасадами и интерьерами пространств, в которых в 2015 году обосновалась контора Таганской и Замоскворецкой межрайонной прокуратуры.

Замоскворечье — тихий островок на правом берегу Москвы-реки, облюбованный купеческим сословием.

И особняк на Новокузнецкой всегда был купеческим.

Он успел побывать в руках купеческой жены Тумановой, купца Карцева, затем почетной гражданки Москвы Еремеевой. Небольшой двухэтажный дом, стоявший на участке, при пожаре 1812 года изрядно погорел. Сменяющие друг друга хозяева его перестраивали, расширяли, во дворе, на месте нынешнего сада, сооружали каменные хозяйственные корпуса.

В 1891 году имение со всем содержимым приобрел тридцатипятилетний отпрыск купеческого рода Константин Петрович Бахрушин.

По профессии первые Бахрушины были прасолы, гуртом гонявшие скот, в основном овец, в большие города из Приволжья и сбывавшие шкуры падших животных кожевенным предприятиям. Со временем они основали и собственное кожевенное дело.

По легенде, фамилия Бахрушиных происходит от имени Варфоломей или Вахрамей, вернее, от его уменьшительной производной, Вахруши — Бахруши. Сам же этот Бахруша, по семейным преданиям, был мурзой из окружения татарского царевича Касима, в XV веке перешедшего на сторону московских князей и основавшего на Оке город Касимов.

Согласно писцовым книгам, Бахрушины переехали в Зарайск Рязанской губернии в середине XVII века. В первой половине XVIII века основатель предпринимательской династии Борис Емельянович Бахрушин перенес торговлю в Москву, а его внук Алексей Федорович Бахрушин в 1821 году, погрузив на телегу нехитрый скарб и семейство, окончательно перебирается в первопрестольную, селится на Таганке, а в Кожевниках открывает перчаточную фабрику.

Бахрушин активно занимался самообразованием, детей учил иностранным языкам.

Быстро пошли заказы по поставке кож для солдатских ранцев. Помимо перчаточной проворный Бахрушин открывает и сафьяновую фабрику. И вот он уже купец 2-й гильдии.

После кончины Алексея Федоровича семейный бизнес принимает вдова, Наталья Ивановна Бахрушина (урожденная Потоловская). Женщина практичная и здравомыслящая, все вопросы она решает сообща с сыновьями.

Крымская военная кампания и крупные казенные заказы в связи с ее нуждами значительно укрепили коммерческий успех Бахрушиных. Дела идут в гору, и в 1875 году наследники создают фирму «Товарищество кожевенной и суконной мануфактур Алексея Бахрушина сыновей».

Бахрушины к тому времени уверенно входили в пятерку самых богатых семей страны.

Отец Константина, хозяина дома на Новокузнецкой, Петр Алексеевич Бахрушин управлял суконно-ткацкой фабрикой (после 1917 года ставшей предприятием «Красное веретено»), приумножая отцовские капиталы. С супругой Екатериной Ивановной Митрофановой, как принято в купеческих семьях, он родил много детей — восемнадцать, из которых лишь половина дожила до взрослого возраста.

Константин Петрович Бахрушин обучался в частном пансионе Репмана в Мерзляковском переулке. Это было одно из самых передовых и демократических учебных заведений в Москве, практиковавших совместное обучение.

В знатных купеческих семьях традиционно выбирали невесту из своего круга: Константин Бахрушин женился на Наталье Петровне Смирновой, наследнице предпринимателя Петра Арсеньевича Смирнова, директора Товарищества водочного завода, складов вина, спирта и русских и иностранных виноградных вин. Наталья была одной из восьми дочерей «водочного короля» России. Мужу она много помогала в делах благотворительности.

В семье Константина и Натальи Бахрушиных было три дочери.

В Москве о Бахрушиных ходила заслуженная слава как о «профессиональных благотворителях»: подсчитано, что семейство пожертвовало более 16 млн рублей.

Деньги клались в банк, а проценты шли на содержание учреждений, которым присваивали имя Бахрушиных.

Щедрые меценаты построили больницу на 200 коек для страдающих неизлечимыми заболеваниями на Сокольничьем поле, приют-колонию для беспризорных детей в Тихвинском городском имении, убежище для детей, покинутых родителями, в Сокольничьей роще, Дом бесплатных квартир для нуждающихся вдов с детьми и учащихся девушек на Софийской набережной, председателем и попечителем которого был Константин Петрович Бахрушин.

Купец входил в правление семейного «Товарищества», был гласным Московской городской думы, членом совета Московского учетного банка, членом комитета Московской скотопригонной и мясной биржи, членом Московского общества распространения коммерческого образования, совладельцем театра «Аквариум» в Москве.

К театру семья имела известную склонность. В Богословском переулке Бахрушины купили земельный участок и ассигновали средства на строительство здания театра драматургу Федору Коршу: ныне это Театр Наций.

Круг интересов Алексея Александровича Бахрушина, кузена Константина Петровича, составляли предметы артистической жизни: афиши, программки, эскизы костюмов, прочие театральные реликвии. Разросшееся собрание коллекционер превратил в частный музей, затем подарил его государству в лице Императорской Академии наук. Ныне это всем хорошо известный Государственный центральный театральный музей им. А. А. Бахрушина.

Усадебный дом в псевдоготическом стиле Алексею Бахрушину проектировал архитектор Карл Карлович Гиппиус, «домашний архитектор» семейства Бахрушиных, построивший для них более шести зданий, уже успевший прославиться участием в строительстве диковинного Чайного дома на Мясницкой.

Будучи сыном профессора химии, с детства увлекавшийся биологией, Карл Гиппиус устроил в своем доме в Теплом переулке (ныне улица Тимура Фрунзе) огромный аквариум с коллекцией экзотических рыб для посещения публики. Спроектировал он и бассейн для тропических кувшинок в оранжерее «Аптекарского огорода».

В советское время сведущего аквариумиста Гиппиуса назначили главным архитектором Московского зоопарка. В нем есть сооружения, им построенные: «Турья горка», «Полярный мир», «Остров зверей» и обезьянник.

Для Константина Петровича перестраивал дом на Новокузнецкой тоже Гиппиус: в этакой изощренно-декоративной барочности — бесподобную в своей белизне лепнину укладывал на ярко-голубой фон.

Фронтон парадного крыльца двухэтажного Г-образного в плане здания автор проекта отметил щитом с монограммой владельца и годом создания особняка — 1895. Над входом в особняк поднял балкон с вазонами.

Интерьер весьма соответствовал пышности внешнего облика и был решен поистине в дворцовом духе, с мраморной лестницей, каминами, потолочными росписями.

По воспоминаниям, 2 февраля, в день рождения хозяина, здесь давали большой бал, и дом Константина Бахрушина утопал в огнях, а все переулки и улицы вокруг заполнялись каретами.

После революции роскошный особняк был национализирован, хозяева выселены. С 1933 года бывшие бахрушинские владения уже занимала прокуратура Москвы.

Фото: shutterstock.com, prokhozhyj.livejournal.com, Ludvig14/wikimedia.org