search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Дом недели: усадьба Гагарина на Поварской улице

, 4 мин. на чтение
Дом недели: усадьба Гагарина на Поварской улице

Своим родоначальником Гагарины считали князя Ивана Всеволодовича, младшего сына великого князя Всеволода Большое Гнездо.

Гагаря, так прозывали одного из потомков Всеволодовичей, князя Михаила Ивановича Голибесовского. Наследники последнего постепенно сделались Гагариными, из поколения в поколение передающими высокий статус старинного княжеского рода.

Обер-гофмейстер, князь Сергей Сергеевич Гагарин (1795–1852), по признанию историка Михаила Ивановича Пыляева «… был человек в высшей степени добрый, благородный, приветливый, хотя имел наружность довольно гордую и суровую. Но под этой наружной оболочкой скрывалось самое доброе и великодушное сердце. Всем он делал добро, зла — никому и никогда. Беспристрастие его в делах службы было образцовое… ».

Случился в карьере князя период, пусть и не продолжительный, но оставивший по себе хорошую память: с 1829 по 1833 год Гагарин был заведующий Императорскими театрами. В 1831 году в Санкт-Петербурге им был открыт Александринский театр. Вместо абонементов князь Гагарин ввел традицию поспектакльной оплаты, преобразовал театральное училище. Рассказывали, что князь всегда принимал актрис стоя, не приглашая их присесть, дабы избежать всяческих толков по поводу волокитства.

Известен также эпизод, который поведал в мемуарах Николай Петрович Мундт, драматург, беллетрист, служивший секретарем у Сергея Сергеевича Гагарина. Осенним утром 1830 года на прием к князю, жившему на Английской набережной, явился молодой Николай Васильевич Гоголь, желавший определиться в актеры: «Молодой человек весьма непривлекательной наружности, с подвязанною черным платком щекою и в костюме, хотя приличном, но далеко не изящном».

Было устроено испытание, но, увы, будущий творец «Ревизора», «Старосветских помещиков», «Тараса Бульбы» и «Мертвых душ», читая монологи из «Дмитрия Донского», «Гофолии» и «Андромахи», оказался «не способным не только к трагедии, но даже к комедии». Но зато впоследствии Гоголю в театре аплодировал сам император со всеми своими министрами.

При всей доброте и приветливости князь Гагарин не спустил министру двора отказ увеличить субсидии казны на содержание театров. Вспылил и вышел в отставку.

В Москве на Поварской улице, что считалось верхом престижа, в 1822–1823 годах князь Сергей Сергеевич Гагарин построил солидную городскую усадьбу. Долго авторство парадного строения (Поварская, дом 23, строение 4, дом 25а, строение 1) приписывалось Осипу Бове, но в 1975 году во время последней научной реставрации удалось установить, что это был проект Доменико Жилярди.

В глубине парадного двора высится двухэтажный каменный дом, для тех времен необычайно крупный, с лихвой подчеркивающий княжеский статус. Гагарин к тому времени уже женился. Его избранницей стала изысканная польская аристократка графиня Изабелла Адамовна Валевская, падчерица генерала от инфантерии Ивана Осиповича Витта. Острая на язык мемуаристка Александра Смирнова-Россет написала: «Изабелла ездит в шляпе салопницы. Гагарин так скуп, что дает ей на туалеты всего 3000 руб. в год, но у нее 2000 крестьян на Волыни, так что это ей все равно. Но она ревнива, как тигрица».

Петр же Вяземский со своей стороны свидетельствовал, что с годами пани Валевская впала в мистицизм и рассказывала в обществе «чудеса о вертящихся, говорящих и пишущих столах дочери ее».

Дочерей Гагарины имели шесть и к тому же еще и двух сыновей.

Дом на Поварской отличался особенной роскошью. Центральный ризалит, увенчанный фронтоном, вместо портика был прорезан тремя глубокими арочными нишами со спрятанными в них парами тосканских колонн. Знатоки узнают этот излюбленный прием Доменико Жилярди. С замковых камней окон центрального фасада взирают львиные маски работы скульптора Гавриила Тихоновича Замараева. Точно такие же можно видеть и на здании Московского университета на Моховой улице авторства все того же Жилярди. Но зодчий абсолютно лишил декора боковые фасады здания.

В сад смотрят полукруглые выступы, объединенные балконом с металлической решеткой. Помимо Гавриила Замараева в отделке усадьбы принимали участие замечательные скульпторы Иван Витали и Сантин Кампиони.

Интерьер в изысканности убранства не уступает фасаду. Парадная лестница со световым фонарем и вестибюлем дорических колонн составляют центр композиции. Своды дома богато украшены лепниной и расписаны в технике гризайль. В кабинете сохранился мраморный резной камин.

Но недолго Гагарины проживали в этаком великолепии. Князь продал свои московские владения на Поварской в счет долгов. В конце концов усадьба оказалась в руках управления Московского государственного коннозаводства, построившего в парке двухэтажный каменный манеж с полуциркульными окнами и деревянные конюшни.

К слову, в карьере князя Гагарина также имелся пункт о службе его советником придворной конюшенной конторы. В той должности князь получил звание церемониймейстера и чин действительного статского советника.

Итак, в манеже проходили выставки-продажи племенных скакунов. В главном же доме усадьбы были устроены квартиры служащих управления. Одну из них в 1875 году занял управляющий Императорскими конными заводами в Туле и Москве генерал-майор Леонид Гартунг с супругой Марией Александровной, старшей, любимой, дочерью Александра Сергеевича Пушкина.

Через два года Гартунг, несправедливо обвиненный в хищении, застрелится прямо в суде, оставив записку «Я…  ничего не похитил и врагам моим прощаю».

Сегодня в исторической усадьбе князя Гагарина на Поварской, имеющей статус объекта культурного наследия федерального значения, располагается Институт мировой литературы. Здание манежа занимает банк.

Город утвердил предмет охраны шедевра московского ампира, включив в список элементы декора, внутреннее убранство, планировку зданий и материалы, использовавшиеся при строительстве и отделке. Отныне любые реставрационные работы в постройке Жилярди должны проводиться исключительно с учетом этого списка.

Фото: Евгений Чесноков, pastvu.com