, 5 мин. на чтение

Дом недели: усадьба Хлудовых на Малой Полянке

, 5 мин. на чтение
Дом недели: усадьба Хлудовых на Малой Полянке

Энергичные и предприимчивые выходцы из ткачей-кустарей деревни Полеваново Егорьевского уезда Рязанской губернии, начинавших с мелкого тесемочного товара, Хлудовы перебрались в Москву вскоре после французского нашествия.

Сперва поселились в убогом домишке родственников на Яузе.

Алексей Иванович Хлудов (1818–1882), не получивший практически никакого образования, сумел построить четыре бумагопрядильные фабрики и нажить миллионные капиталы. Семейство изрядно разрослось и расселилось по городу.

Хлудовских адресов в Москве немало, и один из них — Малая Полянка, дом 7, строение 1. Объект культурного наследия регионального значения, по счастью, теперь находится в зоне внимания реставраторов, в данный момент приступивших к исследовательским и изыскательным работам.

Двухэтажный дом в классических формах с коринфскими пилястрами и аттиком датируется 1780–1792 годами. Хлудовы, согласно справочнику «Вся Москва», поселились здесь, в заповедных местах северного Замоскворечья, в 1901 году. В 1914 году не знавшим нужды широко живущим фабрикантам пришло на ум поставить в глубине принадлежащего им участка земли еще один дом, доходный. Записали постройку на имя Марии Хлудовой.

Составлять проект заказчики пригласили модного тогда московского зодчего Владимира Шервуда-младшего, представителя династии архитекторов и скульпторов, отдававшего предпочтение стилю модерн.

Элегантный старинный особняк конца XVIII века занимает угловое положение на пересечении Малой Полянки и 1-го Хвостова переулка, вследствие чего объем получил характерное угловое закругление. Прохожие и проезжающие могут любоваться тонко прорисованным окном второго этажа, украшенным треугольным завершением — аттиком и замковым камнем с рельефом в виде дубового листа.

На рубеже веков такая недвижимость была вполне по карману купцам-миллионщикам, превращавшим былые дворянские усадьбы в свои родовые имения.

Семейство Хлудовых располагало невероятно яркими представителями. Взять хотя бы того же мануфактур-советника, купца 1-й гильдии Алексея Ивановича Хлудова, как уже говорилось, систематического образования не получившего, но благодаря природным способностям многого достигшего. Два года Алексей Хлудов в Лондоне и Ливерпуле посвятил изучению тонкостей текстильного производства. Но не только одним процветанием бизнеса увлекался предприниматель. В историю он вошел библиофилом и собирателем. И страсть эту унаследует внук, о котором еще пойдет речь.

Фокус интересов старообрядца-единоверца Алексея Ивановича был сосредоточен на дониконовской печати — древних рукописях, старославянских книгах и иконах. В самом начале исследовательского пути ему удалось приобрести значительные коллекции А. Н. Озерского, А. И. Лобкова и А. Ф. Гильфердинга. Дело в своей библиотеке Хлудов также поставил как следует: имелся библиотекарь И. В. Борисов, разумеется, старообрядец, и историк А. Н. Попов, занятый составлением каталогов, которые опубликовались в 1872 и 1875 годах.

Библиотека была доступной. Известно, например, что художник Аполлинарий Васнецов там срисовывал с сербских рукописей заглавные буквы и заставки.

Жемчужина коллекции — так называемая Хлудовская псалтырь, уникальный греческий манускрипт, созданный в Византии около 850 года и украшенный миниатюрами. Ныне хлудовское собрание хранится в фондах Государственного Исторического музея и Государственной Исторической библиотеки.

Есть что рассказать и об отпрысках Алексея Хлудова, основателя фирмы «Алексей Хлудов и Сыновья». Например, сын Иван. Когда в 1860-х годах из-за Гражданской войны в США европейские текстильщики терпели недостачу американского хлопка, Иван Хлудов снарядил крейсер и из Англии отправился за океан, дабы доставить необходимое сырье в Россию. Он даже принял груз на сумму около миллиона долларов, но на обратном пути попал в плен к северянам. Хлопок американцы конфисковали, отчаянный же молодой негоциант был освобожден лишь благодаря протекции российского посольства.

Михаила Алексеевича Хлудова увековечили сразу несколько знаменитых русских литераторов. Николай Островский вывел купца в образе подрядчика Хлынова в комедии «Горячее сердце», Николай Лесков воплотил в образе Ильи Федосеевича в рассказе «Чертогон», а Николаю Карамзину Хлудов послужил прототипом для купца Хмурова в романе «На далеких окраинах». Владимир Гиляровский оставил просто документальные сведения, хотя, как всегда, не без преувеличения.

О красочной личности Михаила Хлудова ходили сплошные предания и сплетни, начиная с кутежей и пьянства до белой горячки и заканчивая сумасбродствами вроде ручной тигрицы Соньки, охранявшей вход в его особняк в Хлудовском тупике (теперь Хомутовский тупик) и повергавшей посетителей в ужас. Но среди этих легенд имеются прочие факты. Михаил Алексеевич не только тратил фамильные капиталы, но и верно служил семейному предприятию. Хлудов отправился, и не без риска, в Бухару, установил там торговые отношения и открыл филиал шелкомотальной фабрики в Средней Азии. В 1869 году купец был в Афганистане, в Русско-турецкую войну состоял адъютантом при генерале М. Д. Скобелеве, за храбрость получил Георгиевский крест.

Его брат Василий Алексеевич Хлудов получил образование в Московском университете, причем вышел сразу с двумя дипломами, естественного факультета и медицинского. Далее Василий отправился в Гейдельбергский университет, чтоб там пройти двухгодичный курс по химии. В его московском доме в любой час дня была слышна музыка. Хлудов привез из Германии орган, который после подарил Малому залу Московской консерватории.

Получив долю отцовского наследства в 1882 году, Василий Алексеевич вложил значительный капитал в освоение земель вокруг Сочи. Там он разбил сады, виноградники, выписывал экзотические растения со всех концов земли. Парк, высаженный Василием Хлудовым, сохранился и ныне существует под названием «Ривьера».

Всесторонняя личность, он пытался создать лучшую по тону скрипку, чем превзойти старых итальянских мастеров, и одновременно занимался изобретением новых методов получения анилиновых красителей.

И, наконец, ярчайшим представителем рода Хлудовых была Варвара, младшая и любимая дочь Алексея Хлудова. Матери она лишилась в шестилетнем возрасте. Характер имела решительный, считалась одной из первых московских красавиц. Константин Маковский запечатлел ее образ на портрете.

 

В 1868 году Варвара Хлудова выходит замуж за добивавшегося ее руки Абрама Абрамовича Морозова, текстильного фабриканта, совладельца «Товарищества Тверской мануфактуры». Замуж отец ее выдает насильно. Трижды отказавшуюся выполнить его волю дочь Алексей Хлудов запирает в комнате, где та просидит почти год. И все же Варвара дает согласие, но лишь ради примирения отца с братом Михаилом. Брак продлился двенадцать лет. Абрам Абрамович, психически заболев, скончался, оставив вдову с тремя детьми, многомиллионным состоянием и Тверской мануфактурой.

Продолжая бодро вести бизнес, Варвара Алексеевна предается благотворительности: финансирует в память о муже строительство психиатрической клиники им. А. А. Морозова при Императорском университете на Малой Пироговской улице, затем клиники нервных болезней (ул. Россолимо, 11), бесплатной библиотеки-читальни им. И. С. Тургенева, ремесленного училища на Покровке, Пречистенских рабочих курсов. Похоронив супруга, Варвара Алексеевна, наконец по любви, вступила в гражданский брак с редактором газеты «Русские ведомости» Василием Михайловичем Соболевским.

Было у нее трое сыновей, Морозовы — Михаил Абрамович, Иван Абрамович и Арсений Абрамович. Иван Абрамович Морозов стал тем знаменитым коллекционером, что открыл России французских художников Поля Сезанна, Пабло Пикассо, Мориса Дени. Полотна его собрания вошли в коллекции Эрмитажа и Пушкинского музея. И как тут не вспомнить гены дедушки Хлудова…

Арсений Морозов прославился сам и прославил родительницу строительством особняка в мавританском стиле на Воздвиженке. Острая на язык Варвара Морозова, взглянувши на дом, припечатала: «Раньше одна я знала, что ты дурак, а теперь вся Москва будет знать!» Веселая семейка.

Фото: «Москвич Mag»

Читайте также