search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Дом недели: усадьба купцов Деминых на улице Казакова

, 4 мин. на чтение
Дом недели: усадьба купцов Деминых на улице Казакова

Улица в Басманном районе получила название в честь Матвея Федоровича Казакова, когда отмечалось 200-летие со дня рождения замечательного русского архитектора.

До 1938 года места эти были известны как Горохово Поле: в XVII столетии на московской окраине на казенном поле выращивали горох для государева стола. Со временем тропинки, ведущие через поле, расширились и превратились в улицы. Когда в 1742 году территория бывших сельскохозяйственных угодий, примыкавшая к Кобыльской и Сыромятнической слободам, вошла в состав Москвы, тут стали селиться дипломаты, переводчики, военные. Чуть позже появились городские усадьбы купечества и аристократии.

В 1880-е годы участок на Гороховом Поле приобрел бронницкий купец 1-й гильдии, потомственный почетный гражданин Иван Никифорович Демин (1824–1895). Снеся ветхие деревянные строения, он приступил к возведению фундаментального каменного дома.

Демин вполне мог себе позволить нанять профессионального архитектора и заказать у него проект: только что купец запустил собственное бумагопрядильное производство в Москве, на Салтыковской улице около Яузы.

В 1818 году дед Демина, крепостной крестьянин Гаврила из Рязанской губернии, был переселен в село Хорлово Бронницкого уезда, во владения помещицы Мавры Осиповны Можаровой (в девичестве княжны Щетининой). Из трех сыновей Гаврилы Демина самым деловым и оборотистым оказался средний. В Хорлово Никифор Гаврилович занялся ткацким промыслом, закупая пряжу и сбывая ее ткачам-надомникам.

Разбогатев, выкупившись на волю, записавшись в купцы 3-й гильдии, Никифор Демин в 1825 году открыл фабрику: обзавелся сотней ткацких станков, принял на работу 130 человек и начал зарабатывать капитал от производства хлопчатобумажной нанки, постепенно доросший до 21 тысячи в год. По тем временам — солидно. Адриан, Иван и Егор, сыновья Никифора Демина и его жены Вассы Егоровны, продолжили отцовский бизнес.

В 1864 году Иван, Адриан с компаньоном, фабрикантом Мануйловым, в пустоши Садки Коломенского уезда запустили новое механическое ткацкое и бумагопрядильное предприятие.

Однако ж Садки, окраина села Хорлово, были довольно болотистой местностью. Впрочем, вскоре вместо болот здесь появляется восемь живописных прудов, жилища для фабричных рабочих, баня, харчевная лавка, школа с четырехклассным образованием, клуб, больница, куда приглашаются квалифицированные врачи, с отличием окончившие курс Императорского медицинского университета.

Фабрика, хозяином которой со временем остается лишь Иван Никифорович Демин, выпускала тик, сарпинку, трико, нанку, твид.

Ткани мануфактуры в Садках не выгорали на солнце, не давали усадку при стирке, делились на три разряда: «городской», «деревенский» и «азиатский», особо отличавшийся чистотой оттенков и изобретательностью рисунков. Да и качество материи по достоинству оценили эксперты, в том числе организаторы и гости выставки в Манчестере. «Утерли нос иноземцам», — комментировал краситель Павел Коротков, побывавший в Британии.

Бумагопрядильный магнат Иван Никифорович Демин дважды был женат. Его первая жена, Елена Максимовна, умерла совсем молодой, оставив мужу семилетнего сына Василия.

Вдовец женился вновь. Избранница, Мария Терентьевна Солдатенкова, купеческая дочь, приходилась родной сестрой Кузьме Терентьевичу Солдатенкову, состоятельному владельцу ткацкой мануфактуры, прославившемуся меценатством, щедрой благотворительностью, книгоизданием, в особенности собранием живописи, завещанным московскому Румянцевскому музею.

Старообрядцы Демин и Солдатенков вкладывали значительные средства в развитие общины на Рогожском кладбище.

У Ивана Демина и Марии Солдатенковой родились семеро детей: Мария, Константин, Сергей, Федор, Александр, Роман и Владимир.

В Москве на Салтыковской улице Демин заводит сперва небольшую вязальную фабрику, быстро разросшуюся в бумагопрядильное производство. Самое начало нынешней Бауманской улицы, где функционировала фабрика, находилось возле Горохова Поля, где Иван Никифорович купил участок и затеял строительство городской усадьбы для своей семьи. Двухэтажный жилой дом с подвальным этажом и флигелем в неоклассическом стиле (ул. Казакова, 23) проектирует Виктор Иванович Веригин, выпускник Московского дворцового архитектурного училища, а также Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Служил Веригин архитектором Московского попечительного о бедных комитета и Братолюбивого общества снабжения неимущих квартирами. Построил много храмов, в том числе церковь Иконы Божией Матери Всех Скорбящих Радость при Троицкой больнице в Пожарском переулке, церковь Успения Пресвятой Богородицы в Боголеповой Пустыни под Клином. Проектировал доходные дома и купеческие особняки.

И для Демина Виктор Веригин построил дом. Его фасад архитектор украсил рустом оригинальной текстуры, предусмотрев карнизы из белого камня и тесаного кирпича. Выход из зала на втором этаже оформился парадным балконом. На аттике красовался вензель с фамильным гербом. Разумеется, в доме провели печное отопление и установили мраморные камины.

Однако в 1893 году Демины решили обновить свои апартаменты, для чего привлекли еще одного зодчего, Николая Дмитриевича Струкова, архитектора страхового общества «Волга», чьим заказчиком, кстати, был и Кузьма Солдатенков.

Именно Струков автор того облика здания, который мы видим сейчас. Внешние стены главного дома и флигеля, украшенного пилястрами, были гладко оштукатурены. Интерьер деминского особняка был решен элегантно, живописные панно на романтические сюжеты украсили фойе, зал — барельефы в обрамлении лепных путти, растительный орнамент карнизов.

Нет никаких сомнений, что решающую роль в выборе декоративного убранства особняка сыграл вкус заказчицы, Марии Терентьевны. Она же стала полновластной хозяйкой владений на Гороховом Поле после кончины супруга.

В 1910 году ее сын Сергей Иванович Демин продает дом жене банкира, председателя правления коммерческого банка «И. В. Юнкер и К.» Андрея Андреевича (Кристиана Карла Генриха) Бокельмана Анне Ивановне (урожденной Анне Луизе Ферстер). Во время Первой мировой войны финансиста интернировали, но ему удалось бежать из России. Перед революцией Бокельман был завербован германским МИДом.

Особняк же в Москве благополучно национализировали в 1917 году и расположили в нем разнообразные советские госучреждения: Комитет текстильной промышленности, Государственный экспериментальный электротехнический институт. Одно время деминские интерьеры занимал штаб Космических ракетных войск СССР. В 1990-е годы сюда переехала компания по строительству и ремонту дорог, затем владельцем стала международная инвестиционная компания.

В 2011 году усадьба Деминых обрела статус объекта культурного наследия регионального значения. Реставрация памятника началась в 2015 году и совсем недавно была завершена.

Фото: Евгений Чесноков, pastvu.com