, 2 мин. на чтение

Дом недели: усадьба многогранного человека — стрельца, лекаря и еретика — Тверитинова в Колпачном переулке

, 2 мин. на чтение
Дом недели: усадьба многогранного человека — стрельца, лекаря и еретика — Тверитинова в Колпачном переулке

Дерюшкин была его настоящая фамилия. Тверитиновым стрелец стал называть себя уже в Москве, куда пришел из Твери с одним родным и тремя двоюродными братьями в 1692 году «в самой мизерности», в состоянии то есть крайней нищеты.

Последнее все же не помешало Дмитрию Евдокимовичу, запечатленному отечественной историей религиозным вольнодумцем, обзавестись недвижимостью в столице, двухэтажными каменными палатами в слободе шапочников, или, как в народе говорили, колпашников. Район у Покровских ворот у стен Белого города, где трудились мастера мужских головных уборов, уже тогда считался престижным.

Реставрация фасадов упомянутого здания в стиле позднего барокко (Колпачный переулок, д. 3, стр. 2) только что завершилась, хотя комплексная реставрация объекта культурного наследия регионального значения, относящегося к первой половине XVIII века, была проведена еще в 2008 году.

Известно имя первого владельца сооружения. Им был государственный чиновник, занимавшийся поставкой продовольствия, подьячий Сытного приказа А. И. Онучин. Этот боярин и продал палаты Дмитрию Тверитинову, к тому времени занимавшему должность врача главной аптеки в Немецкой слободе. Стремительный путь бывшего тверского стрельца к славе и достатку начался с момента, как военный решает переквалифицироваться и пуститься «искать науки у дохтуров и лекарей». Велика была его тяга к знаниям.

В Лефортово, на правом берегу реки Яузы, в аптеке у московского иноземца Иоганна Готфрида Грегориуса он обучается приготовлению препаратов и снадобий и секретам фармакопеи. Первое предприятие подобного профиля открылось сразу после указа Петра I о «вольных» аптеках. Следы его сохранились в нынешней московской топонимике, в названии «Аптекарский переулок». Царь познакомился с Грегориусом еще в юности и поддерживал с ним дружеские отношения.

В аптеке Тверитинов, по-видимому, пропитался учениями протестантизма, а там разработал и собственное, отвергавшее церковные обряды, иконы, таинства. В суждении, что человек спасется только добрыми делами, приобрел единомышленников и создал кружок, где велись философские диспуты. Такое ему с рук не сошло. По доносу как религиозного вольнодумца Тверитинова обвинили в ереси и заключили в отдаленный монастырь. Кстати, эти события происходили в 1713 году, когда он уже владел усадьбой в Колпачном переулке, где имелись пять жилых помещений на погребах. Считается, что возводил их каменщик Каменного приказа Михаил Андреевич Косой, кум и друг Тверитинова, также пострадавший как член кружка.

Однако благодаря ходатайству Петра еретик пребывал в опале всего лишь пять лет. Царь лично знал бывшего Дерюшкина как участника Азовских военных походов. После отречения от прошлых воззрений осужденные были отосланы «на службу» под присмотр. А двоюродный брат Тверитинова, брадобрей Фома Иванов, также проходивший по делу, принял за свои убеждения мученическую смерть.

Хозяин усадьбы в Колпачном прожил в ней до своей кончины в 1741 году. Следующим владельцем двора стал богатый армянский купец Григорий Тембозян, видный представитель общины. К слову, эта часть Москвы была любима армянами, начавшими селиться здесь с конца XVI века. Тембозян оставил значительный след в архитектурном облике вверенного его заботам каменного строения. В 1760-е годы он пригласил известного московского зодчего Василия Яковлева, выпускника архитектурной школы Д. В. Ухтомского. Центр здания тот дополнил выступом — ризалитом с арочными окнами на первом этаже и прямоугольными на втором. Автор проекта обрамил их треугольными сандриками, а тесаные декоративные элементы фасада подчеркнул белым цветом. Благодаря сохранившимся следам крыльца, обращенного к уже несуществующим воротам усадьбы, ясно, что вдоль фасада палат некогда тянулась лестница. Последней дореволюционной владелицей здания была потомственная почетная гражданка Надежда Маклакова. После революции дом сохранял функции жилья, впоследствии сменившиеся на офисные.

Фото: mos.ru

Читайте также