search Поиск Вход
, 4 мин. на чтение

Дом недели: усадьба Виноградово в Долгопрудном

, 4 мин. на чтение
Дом недели: усадьба Виноградово в Долгопрудном

Венок заброшенных усадеб, прежде загородных, нынче заключенных в черту Новой Москвы, стремительно расширяется.

И расширяется в том числе настоящим запустением, обрушением кровли, покосившейся башенкой, осыпающимися колоннами, разграблением интерьеров Виноградово (Дмитровское ш., 165), дворянской усадьбы близ Алтуфьево, известной также как Долгие Пруды, Дубровка, Банза.

Истории хозяев, на протяжении веков сменяющих друг друга, много говорят о сути человеческой природы, самых неожиданных ее сторонах.

Первая страница связана с дальним предком Александра Сергеевича Пушкина.

Думному дьяку Гавриле Григорьевичу Пушкину, имевшему прозвище Слепой, Михаилом Федоровичем Романовым в 1617 году была пожалована земля.

Родственника поэт так охарактеризовал: «Он обладал большими способностями, будучи в одно время и искусным воином, и придворным человеком, и, в особенности, заговорщиком», а в драме «Борис Годунов» увековечил его рьяное пособничество Лжедмитрию в кризисное для отечества Смутное время. Ничто, однако, не воспрепятствовало после гибели Лжедмитрия I его бывшему клеврету столь же рьяно начать преследовать Тушинского вора (он же Лжедмитрий II), оборонять Москву от войск польского королевича Владислава. В 1637 году Гаврила Пушкин постригся в монахи и через год в монашестве скончался. Виноградово же перешло его сыновьям, Григорию и Степану, затем племянникам Степана, Матвею и Якову Пушкиным.

В 1696 году в усадьбе строится каменная церковь, освященная во имя Владимирской иконы Божией Матери, на месте бывшей деревянной, благодаря которой Виноградово получило статус села. Окольничьего Матвея Степановича Пушкина отличала независимость суждений. Например, он был решительно не согласен с отправкой Петром I молодых дворян на учебу в Европу. Сын его, стольник Федор Матвеевич Пушкин, и подавно принял самое активное участие в стрелецком заговоре, за что и был казнен 4 марта 1697 года. У Пушкина по этому поводу читаем:

Упрямства дух нам всем подгадил;
В родню свою неукротим,
С Петром мой пращур не поладил
И был за то повешен им.

Отец же Федора Матвеевича, упомянутый Матвей Степанович Пушкин, уж было назначенный воеводой в Азов, вместо того «с лишением чести» с семьей и малолетним внуком отправился в ссылку в Енисейск. Поплатился за деяния заговорщика-сына.

В 1729 году имение Виноградово покупается блестящим военачальником генерал-фельдмаршалом Василием Владимировичем Долгоруковым. Участник Северного и Русско-турецкого походов, член Верховного тайного совета, президент Военной коллегии приходился родственником славному полководцу, основателю Москвы Юрию Долгорукому, но за сочувствие царевичу Алексею Петровичу его царственным родителем был арестован, лишен всех чинов и отправлен в ссылку.

Следующая хозяйка Виноградово, княжна Мария Федоровна Вяземская, оставила память по себе как строительница предела храма, освященного во имя Иоанна Воина.

Племянник Марии Федоровны, князь Иван Андреевич Вяземский, поручик лейб-гвардии Семеновского полка, за 4500 рублей уступает имение Александру Ивановичу Глебову, генерал-аншефу, обер-прокурору Сената. В историю Глебов вошел как «лихоимец и хищник», что совсем не мешало ему продвигаться по служебной лестнице, жениться на племяннице императрицы Екатерины I и кузине императрицы Елизаветы, обер-гофмейстерине, статс-даме Марье Симеоновне Гендриковой, от первого брака имевшей восемь детей.

Ставши Глебовой, через полтора месяца после свадьбы Гендрикова угасла от чахотки. Впрочем, говорят, под венец ее везли уже на колясочке.

Глебов же вскоре женился на своей экономке Дарье Николаевне Франц. В Виноградово Александр Иванович вкладывал силы, на одном берегу Долгого пруда строил одноэтажный деревянный дом, возле которого разбивал регулярный сад. Современник, посещавший генерала, вспоминал о парковом павильоне, продолговатом, напоминающем «бок корабля».

По другую сторону Дмитровской дороги (ныне одноименное шоссе), а именно эта композиционная ось делила имение надвое, в восточной части Глебов возводит (1772–1777) новую, одноглавую каменную церковь Владимирской иконы Божией Матери. Памятник сохранился до настоящего времени и за неимением сведений о настоящем авторе проекта приписывается то Василию Баженову, то Матвею Казакову.

Редкий, треугольный, план нижнего этажа постройки классических форм, возможно, дает основание полагать, что неизвестный автор собора воспользовался книгой архитектурных гравюр Recueil Elementaire бельгийского зодчего Жан-Франсуа де Неффоржа XVIII столетия. В ансамбль вошли часовая башня и колокольня.

Церковь в Виноградово освятил митрополит Московский Платон (Левшин).

На кладбище в церковной ограде супруги Глебовы и упокоились.

Наследницей имения стала Елизавета Ивановна фон Бенкендорф, дочь Дарьи Николаевны Франц от предыдущего брака.

Новая хозяйка устраивает в Виноградово суконную фабрику, реконструирует господский дом, капитально ремонтирует птичник, строит баню. Известно, что к Бенкендорфам приезжали погостить поэты Державин и Веневитинов, баснописец Крылов и историк Карамзин.

Финальная глава истории Виноградово в качестве усадьбы начинается с того, что в 1911 году ее приобретает купчиха Эмма Максимовна Банза, по рождению относящаяся к успешному банкирскому семейству Вогау, обрусевших немцев. Первый муж Эммы Максимовны — саксонский подданный Василий Рудольфович Герман, один из учредителей Торгового дома «Брокар и Ко», второй — коммерции советник Конрад Карлович Банза (тут сразу вспоминается текст Ильфа и Петрова из «Двенадцати стульев»: «Конрад Карлович Михельсон, сорока восьми лет, беспартийный, холост, в высшей степени нравственная личность… »).

Госпожа Банза вдохнула новую жизнь в старое дворянское поместье. Для своего сына от первого брака, Роберта Васильевича Германа, по проекту архитектора Ивана Васильевича Рыльского она строит в Виноградово экстравагантный двухэтажный дом с башенкой-бельведером, нарисованными часами, коринфскими пилястрами.

Второй дом, возможно, более скромный, хоть и с классическим портиком, предназначает для своей семьи.

Обе постройки, можно сказать, уцелели.

Крестьяне помешали революционным рабочим спалить Виноградово. Вскоре в бывшей усадьбе открылся костнотуберкулезный санаторий, в бывших конюшнях — клуб-кинематограф. Скотный двор довольно продолжительное время занимала агрохимическая опытная станция.

До 2014 года в Виноградово находился кардиоревматологический детский санаторий «Долгие Пруды», подчинявшийся Минздраву Московской области. Через четыре года после того, как лечебное учреждение съехало, был установлен предмет охраны. Тогда же было принято решение о реставрации, в которой пребывающий в аварийном состоянии памятник сильно нуждается и которая так и не начата.

Фото: @Максим Ершов, pastvu.com