, 4 мин. на чтение

Дом недели: ветшающая дача красного командира Косиора в Серебряном бору

, 4 мин. на чтение
Дом недели: ветшающая дача красного командира Косиора в Серебряном бору

Пустующая дача уязвима для ветшания и разорения. И не очевидно вовсе, что ее спасение от природной стихии и лихого человека — закрытая территория поселка, куда въезд по спецпропускам.

Серебряный бор — респектабельный природный оазис в границах Москвы. Среди вековых сосен, вдоль прогулочных экотроп может повстречаться куница, лиса, хорек и барсук. Если повезет, на намытые песчаные пляжи старинного озера Бездонка выползет настоящая выдра. Смолистый запах смешивается с влажным речным воздухом. Даже краснокнижные длиннохвостые синицы и те выбрали для гнездования Серебряный бор.

Внутри природного заповедника за надежными заборами скрывается и охраняется еще и социальный заповедник. И в этом безусловная уникальность Серебряного бора.

Здесь многие годы привык селиться определенный круг людей: номенклатура, военачальники, видные деятели науки, культуры, фамилии которых — сигнал для посвященных. Вот лишь небольшой список привилегированных дачников: Куйбышев, Блюхер, Розалия Землячка, Фурцева, Тухачевский, Генрих Ягода, Чкалов, Михаил Суслов, Юрий Левитан, Лиепа, Райкин, Уланова, Плисецкая.

Традиция продолжается, список растет.

Первое упоминание здешних мест, со всех сторон отделенных от города рекой, датировано XVII веком. Жилье тут завелось в конце XIX столетия, а в начале ХХ века вырос и первый поселок «Сосновый бор», где одним из первых дачников стал московский генерал-губернатор, великий князь Сергей Александрович. Московская аристократия и купечество воспринято это как знак и охотно подтянулось к новому месту отдыха.

Жилой дом на станции Серебряный Бор, 1900-е

В окрестностях прежде функционировал Хорошевский конезавод, основанный Дворцовой Конюшенной канцелярией в XVIII веке.

Поросшая молодыми березками уцелевшая руина красного кирпича с арочным проемом — вестник того былого блеска российского коннозаводства.

В 1937 году через судоходное Хорошевское спрямление был перекинут Хорошевский мост по проекту архитектора Иосифа Соломоновича Фридлянда и инженера Аполлона Аполлоновича Белоголового. Реализация осуществлялась в рамках плана обводнения столицы. Петля Москвы-реки силами заключенных замкнулась искусственным каналом.

В наши дни арочный железобетонный мост связывает проспект Маршала Жукова с Таманской улицей полуострова Серебряный бор.

Кстати, на Таманской улице, названной в честь 3-й ударной армии, расположен дом приемов АФК «Система », преемника «Мосдачтреста», организации, в 1938 году начавшей застраивать Серебряный бор загородными особняками.

Деревянное одноэтажное здание с мезонином по адресу 4-я линия Хорошевского Серебряного Бора, 136, стр. 1, появилось значительно раньше. Это был поселок Удельного ведомства, к которому по наследству перешли владения конезавода.

На дощатом фронтоне вырезана цифра 1900, однако считается, что дом площадью 488 кв. м строился в 1913 году. До нас не дошло имя первого владельца, равно как неизвестен архитектор дачи. То, что он был поклонником римской античности, выдает пара деревянных колонн коринфского ордера, обрамляющих ворота участка, точно призрак сумрачной гробницы на Аппиевой дороге или руина из фантазий Пиранези. Этакий простодушный привет Серебряного века в Серебряном бору, из времени, когда в моде была неоклассика. Пухлые колонны до сей поры просматриваются и в декоре оштукатуренных фасадов.

Есть сведения, что дачу арендовал туберкулезный санаторий «Ромашка», созданный для детей из неимущих семей по инициативе великой княгини Елизаветы Федоровны, супруги вышеупомянутого великого князя Сергея Александровича.

Белая ромашка — символ движения по борьбе с туберкулезом, и средства на лечение этого заболевания собирались тогда в Дни белого цветка. Благотворителю в знак благодарности дарилась ромашка. Ну а после 1917 года дача сделалась государственной и ее стали предоставлять важным чинам. Дольше всех в доме с большой застекленной верандой окнами в сад пожил «старый большевик», генеральный секретарь ЦК компартии Украины периода коллективизации, член Политбюро ЦК ВКП(б), редактор газеты «Труд» Станислав Викентьевич Косиор. Прожил до расстрела по обвинению в принадлежности к «Польской военной организации» в 1939 году.

Уроженец городка Венгрув Седлецкой губернии (теперь это Польша), Станислав Косиор окончил три класса, работал слесарем на заводе, активно участвовал в забастовках. В 1907 году он вступил в Социал-демократическую рабочую партию и придумал хитроумное решение проблемы конспирации: подпольную работу умело прикрывал кружок футболистов «Общество народных развлечений», который Косиор создал в 1910 году и был в нем капитаном и тренером.

Партийная организация лихо использовала спортсменов для распространения нелегальной литературы, листовок, которые те перевозили в покрышках футбольных мячей.

После революции Косиор стремительно карабкался по партийной карьерной лестнице. И вот в 1928 году он уже первый секретарь ЦК КП Украины.

Десятилетие спустя красного командира объявили главой несуществующей «польской организации войсковой», от руководителей которой он получил задание внедриться в Коммунистическую партию Украины и пробраться на руководящие посты. Протоколы его допросов уничтожили. Реабилитировали посмертно.

Дачу №136 в Серебряном бору, освободившуюся после Косиора, врага народа, занимали по очереди другие руководители страны: Лазарь Моисеевич Каганович, Климент Ефремович Ворошилов.

Ходили разговоры, будто участок при распределении достался оперному певцу Сергею Яковлевичу Лемешеву, но нет, тенор отдыхал по соседству, на дачах Большого театра. В этой части Серебряного бора даже есть памятная Лемешевская поляна с «дубом Лемешева», обнесенным цепью. Под деревом Сергей Яковлевич любил исполнять любимые арии, а вокруг, по местному преданию, собирались многочисленные почитатели таланта.

У правительства Москвы была идея превратить дачу на 4-й линии в Дом романса, но она не осуществилась.

В 1970-е годы деревянную постройку отдали под нужды детского дома, затем детского санатория, а потом и вовсе водворили сюда гараж уборочной техники. Участок постепенно зарастал бурьяном, туда повадились посторонние.

В 2002–2004 годах историческая недвижимость пережила своеобразный ренессанс: кинорежиссер Дмитрий Барщевский выбрал дом в Серебряном бору для съемки сериала «Московская сага» по одноименному роману Василия Аксенова. Именно в ней поселили семью профессора медицины Бориса Градова, роль которого исполнял Юрий Соломин.

Кинематографисты привели обветшавшую дачу в порядок, восстановили системы отопления, водоснабжения и канализации, построили бутафорский камин, который уже по прошествии времени, когда съемки фильма завершились и группа покинула площадку, попытались разжечь непрошеные лица без определенного места жительства. Камин обуглился, линолеум вздулся, одно крыло дома полностью выгорело.

В 2017 году движение «Архнадзор» отправило заявку на признание дачи в Серебряном бору выявленным памятником. Мосгорнаследие в охранном статусе отказало.

Дача на территории природного комплекса все продолжает пустовать и разрушаться. На воротах меж коринфских колонн замок. Но отважный активист «Архнадзора» Андрей Новичков проник в уже практически руинированный объект и констатировал: гниет веранда, потолок готов упасть, а конструкции кем-то намерено подпилены, чтобы обрушение стало неминуемым.

Реставрировать аварийный объект, находящийся рядом со свежепостроенными элитными особняками на земельных участках многомиллионной стоимости, никто не собирается.

Очень не хочется говорить о нем в прошедшем времени.

Фото: @Андрей Новичков, bochkarev-msc.livejournal.com, galik_123.livejourman.com, pastvu.com