search Поиск Вход
, 5 мин. на чтение

Дом недели: здание «Гоголь-центра» на улице Казакова, открывшееся как клуб для железнодорожников

, 5 мин. на чтение
Дом недели: здание «Гоголь-центра» на улице Казакова, открывшееся как клуб для железнодорожников

«Место всеобщей радости, место интересного и содержательного отдыха» — вот так понимали роль послереволюционных клубов их организаторы и посетители.

Счастливая от сознания, что рабочий клуб становится реальностью, торжествовала Крупская: «Всего не перечесть, что можно устроить в рабочем клубе!»

В создании подобных учреждений культуры в особенности усердствовал профсоюз железнодорожников. Благами клубной жизни раньше прочих смогли воспользоваться мастеровые и рабочие станций и стальных магистралей.

Возле Курско-Нижегородского вокзала в 1925 году появился клуб, названный в честь Ефима Федоровича Кухмистерова, молотобойца вагоноремонтных мастерских станции «Депо» Московско-Курской железной дороги, первого председателя профсоюза московских железнодорожников.

Заодно стоит напомнить, что в 1920-е годы вокзал еще представлял собой статное классицистическое здание с башнями и колоннами — постройку 1896 года Николая Ивановича Орлова, архитектора службы пути Московско-Курской железной дороги.

Улица Казакова тогда еще называлась Гороховской. До революции здесь находились корпуса машиностроительного завода немца Карла Вейтхеля.

Бывшие мастерские и паровозное депо приняли под своды рабочий клуб, где проходили лекции и сборные концерты. Здесь базировался отраслевой Передвижной театр драмы и комедии.

Подобные учреждения культуры — примета советских 1920–1930-х годов, тогда в режиме экономии, когда страна преодолевала послевоенную разруху, значительно упрощались сценические постановки. Клубному театру требовалась самая скромная сцена, хотя бы керосиновое освещение, декорации самые аскетичные, разве что предмета два-три…

Труппа, где большинство актеров-железнодорожников были самодеятельными, но имелись и профессиональные, гастролировала по городам и весям, русская классика и современные пьесы игрались на заводах, полустанках и в клубах.

Работал в клубе им. Кухмистерова и кружок планеристов.

Своим планерам дерзкие кружкисты присвоили название КИК — в честь клуба. По воспоминаниям очевидцев, изделия, весьма посредственные, с плохими аэродинамическими качествами, садились почти там же, откуда взлетали.

Илья Ильф и Евгений Петров в «Одноэтажной Америке» об особенностях здания 1914 года постройки и его архитектуре упомянули вроде вскользь, но осадок, однако, оставался: «Тоне вдруг так захотелось в однодневный дом отдыха, так захотелось посмотреть, как композитор ухаживает за Клавой, так захотелось в узкий и непомерно длинный клуб Кухмистерова, что она весь день пролежала в постели».

Не только железнодорожники смогли позволить себе подобные культпросветучреждения.

В 1925 году, к примеру, Институт санитарной культуры организовал передвижной Театр санитарного просвещения.

Он открывался премьерой комедии Михаила Утенкова «Главпаразит», а в 1931 году Михаил Булгаков подписал с этим театром соглашение о постановке пьесы Натальи Венкстерн «Одиночка» в качестве режиссера.

Площадок в Москве, видимо, особо не хватало.

В истории сверхинтенсивной тогдашней художественной жизни отметился клуб им. Е. Ф. Кухмистерова Курской железной дороги. В марте 1928 года он принял у себя выставку Молодежного общества художников РОСТ, основанного выпускниками и студентами старших курсов ВХУТЕИНа и бывшими участниками ОМАХРР (Объединение молодежи Ассоциации художников революционной России).

В экспозиции помимо живописных и скульптурных работ преобладали эскизы и макеты театральных декораций. Тут же висели яркие плакаты, призывающие публику к дискуссии и активным высказываниям по поводу выставленных работ.

В списке членов РОСТа, в 1930 году, после второй же выставки, распавшегося, можно обнаружить Татьяну Маврину, Николая Ромадина, Нину Памятных, Михаила Недбайло, Софью Вепринцеву, Еву Левину-Розенгольц, Ольгу Соколову, Александра Щипицына.

Концепция деятельности РОСТа весьма рифмовалась с пространством. В феврале 1928 года РОСТом был принят текст декларации: «Мы предлагаем отказаться от прежних организационных форм работы и перейти к новым, построенным в соответствии с идеологической установкой, пойти по пути “нового передвижничества”. Мы считаем исходной организационной точкой клуб (заводской, профессиональный, районный). Вся внешняя работа производится через клубы, привлекает организованно, на культурной почве клуба, зрителя. Результаты работы в клубе определят и будут импульсировать внутреннюю работу общества».

Предполагалось также, что художники РОСТа будут периодически отчитываться перед советом клуба, а также были мечты о создании постоянно действующего литературно-методического бюро и привлечении к его работе профессиональных литературных работников для «систематизации и разработки отзывов организованного массового зрителя».

Мечты остались мечтами, а 4 ноября того же 1928 года в клубе им. Е. Ф. Кухмистерова состоялся торжественный вечер, посвященный запуску первенца советской индустрии — Электрозавода при участии председателя Высшего совета народного хозяйства Валерьяна Владимировича Куйбышева.

Празднование в честь выхода двухтысячного номера газеты «Гудок», печатного органа железнодорожников, разумеется, также прошло в клубе им. Кухмистерова. Билеты на вечер распределялись «через учкпрофсожи и дорожных уполномоченных “Гудка”».

В 1931 году Передвижной театр драмы и комедии был переименован в Московский театр транспорта (МОСТТ). Коллектив возглавил Кирилл Николаевич Голованов (1898–1954). Его жена-актриса до ухода на пенсию выступала в театре транспорта под сценическим псевдонимом Анфиса Андреева и была удостоена звания почетного железнодорожника. А их сын Ярослав Голованов стал известным журналистом.

Шефство над театром транспорта взял МХАТ 2-й и фактически им руководили ведущие мхатовские актеры Иван Берсенев, Владимир Готовцев и Серафима Бирман.

Совсем короткое время в театре играл будущий писатель Виктор Драгунский. Здесь он встретил свою первую жену, актрису Елену Петровну Корнилову.

В 1939 году МОСТТ стал называться Центральным театром транспорта, в 1959 году его переименовали в Московский драматический театр им. Н. В. Гоголя. Как раз подоспело 150-летие со дня рождения писателя, чей гипсовый бюст украсил фойе.

Среди режиссеров, в разное время возглавлявших театр, были Иван Петрович Петров, ученик Станиславского Иван Яковлевич Судаков, Владимир Александрович Гольдфельд, Петр Павлович Васильев, Александр Леонидович Дунаев, Борис Гаврилович Голубовский (автор книги «Шаг в профессию»). Голубовский был первым, кто поставил на сцене «Декамерона» Джованни Боккаччо.

В 2013 году Московский драматический театр им. Н. В. Гоголя пережил обновление.

Ремонт шел четыре месяца. Стены и арки очистили до кирпича, пробили как можно больше окон, положили бетонный пол. Для отделки и мебели выбрали ОСП. Из того же недорогого материала соорудили амфитеатр, заменив им ряды старых плюшевых кресел. В фойе появились зеркальные скульптуры Олега Ефремова, Анатолия Васильева, Анатолия Эфроса с цитатами и светодиодами. Но оставлены нетронутыми фасад фисташкового оттенка, наборные деревянные своды большого зала и хрустальные люстры.

Представлением «00:00» он открылся уже как «Гоголь-центр». От сцены до самого амфитеатра пролегли шпалы, по обе стороны от которых расположились зрители.

«Мы все начнем с нуля, — сообщил художественный руководитель “Гоголь-центра” Кирилл Серебренников. — Мы строим театр заново. Мы начинаем сочинять собственную историю и не знаем, сколько она будет длиться. Хочется верить, что долго».

Хочется верить и нам.

Современный театр стал мультижанровой платформой, местом свободного высказывания, где развиваются все виды искусства: кино, танец, музыка. В этом пространстве, как это уже случалось в 1928 году, работают художники: театр запустил программу «Гоголь-Арт». Уже при входе зрителей встречает дополненная видеомеппингом эпическая фреска Глеба Солнцева, в фойе второго этажа представлена инсталляция «Павильон для топорного чтения» Нестора Энгельке. Перед спектаклем всякий раз можно послушать лекцию драматурга Валерия Печейкина. Премьера постановки его пьесы «Человек без имени» (режиссер К. Серебренников) о «русском Фаусте», философе и мистике Владимире Одоевском намечена на 26 февраля.

До этого, 2 февраля, «Гоголь-центр» на улице Казакова, 8, отметит свой восьмой день рождения.

Фото: Евгений Чесноков, vk.com/tgogol, pustvu.com