search Поиск Вход
, 5 мин. на чтение

Дом недели: здание Исторического музея

, 5 мин. на чтение
Дом недели: здание Исторического музея

Цесаревич Александр Александрович часто бывал в Дании. В 1866 году будущий монарх, император Александр III, венчался с датской принцессой Марией Дагмар.

Гостя у родственников супруги, посещал дворец Розенборг, бывшую резиденцию датских королей, что на окраине Копенгагена. Изучая хранившиеся там скандинавские древности, цесаревич много думал о России, размышлял о необходимости создания в ней музея, призванного служить «наглядною историею главных эпох русского государства».

Родитель, действующий тогда император Александр II, наблюдая такое патриотическое рвение наследника к организации национального музея, предложил сыну стать его почетным председателем.

Да и общественность на волне ажиотажного спроса на отечественную историю активно выступила с инициативой создания подобной институции в древней столице.

Как раз 30 мая 1872 года в Москве заработала Всероссийская Политехническая выставка, приуроченная к 200-летию со дня рождения Петра Великого, служащая «народнообразовательным целям».

Экспозиция из 24 разделов ярко демонстрировала экономические достижения, культурные, духовные ценности страны. В Манеже и 86 временных павильонах в Александровском саду, на Кремлевской набережной разместились экспонаты. Все железные дороги и пароходства России немедля ввели скидки на билеты для всех, кто стремился попасть на выставку. На Москву-реку торжественно прибыл символический ботик Петра I.

Успех мероприятия превзошел всяческие ожидания.

Кстати, при устройстве Политехнической выставки был повторен опыт Этнографической выставки, организованной в 1867 году Обществом любителей естествознания, антропологии и этнографии, существующем при Московском университете.

Тогда же по ее следам был создан Антропологический музей.

Забегая вперед, напомним, что Исторический музей, а с ним и Политехнический в свой черед собирались из экспонатов той эпохальной выставки 1872 года.

А покамест от инициаторов нового музея, в том числе организаторов раздела Политехнической выставки, посвященного героической обороне Севастополя во время Крымской войны, на высочайшее имя поступали прошения.

Генерал от инфантерии Александр Алексеевич Зеленой, министр государственных имуществ, инициативу жарко поддержал. «Государь разрешил это дело» — возник вердикт на докладной записке министра.

Профессор К. Н. Бестужев-Рюмин опубликовал статью «Смысл и значение Музея имени Государя Наследника Цесаревича», где торжественно провозгласил: «Народ, желающий быть великим народом, должен знать свою историю. Велик только тот народ, который ясно сознает свое историческое призвание…  Музей — одно из самых могущественных средств к достижению народного самосознания — высшей цели исторической науки».

Ему усердно вторил архитектор Владимир Шервуд, сыгравший важную роль в истории музея: «Хаос понятий и мнений нашего общества крайне нуждается в правильном выяснении основ жизни, идеалов. Современные западноевропейские взгляды в этом отношении не только не могут быть приняты, безусловно, но со многими из них мы должны бороться всеми своими силами, стараться выдвинуть против них оплот в виде наших национальных культурных идей. Исторический музей должен послужить делу народного и общественного сознания, быть выражением его».

Тем временем «высочайшее соизволение» на устройство Исторического музея имени цесаревича Александра Александровича себя ждать долго не заставило. Это произошло 9 февраля 1872 года — дата, с тех пор считающаяся днем основания Российского Исторического музея.

В наступившем году 9 февраля ГИМ отметит 150-летие.

За соизволением императора первым делом последовало составление устава музея, а с ним и поиск места под строительство здания. Первоначально был выделен участок у подножия Кремлевской стены напротив Верхних торговых рядов, между Сенатской и Никольской башнями, приблизительно там, где сейчас находится Мавзолей.

Первыми научными руководителями Исторического музея и членами строительной комиссии стали археологи, историки — граф Алексей Сергеевич Уваров (первый директор музея) и Иван Егорович Забелин.

Образ будущего здания рождался в горячих дискуссиях. Даже отцы-основатели Уваров и Забелин придерживались на сей счет противоположных взглядов. Если первый полагал, что за основу нового сооружения стоит принять суздальские храмы и дворец Андрея Боголюбского, то второй настаивал на архитектуре XVI века.

Весной 1874 года московская городская Дума подарила музею участок в северной части Красной площади, визави с храмом Покрова-на-Рву (Василия Блаженного), ранее приобретенный городом у казны для постройки здания Думы. В августе того же года объявили закрытый конкурс на проект здания музея.

1 мая 1875 года свои идеи на суд жюри представили архитекторы А. С. Каминский, К. М. Быковский, Н. А. Шохин, А. П. Попов, Л. В. Даль, И. П.  Херодинов, Р. А. Гедике, Ф. О. Шехтель, В. О. Шервуд.

Живописный краснокирпичный терем с шатрами и башенками, проект под девизом «Отечество» архитектора Владимира Осиповича Шервуда и военного строителя Анатолия Александровича Семенова (кстати, одного из создателей того самого Севастопольского отдела на Политехнической выставке), одержал победу.

Главное условие конкурсного состязания — соответствие ансамблю Красной площади и следование формам русского зодчества XVI столетия — было выполнено.

Здание представляло собой компактный объем с ширинками, закомарами, килевидным фронтоном, обрамленный башнями, вторящими кремлевским шатровым завершениям.

Композиция нового музея отвечала как программе конкурса, так и программе самого Шервуда, стремящегося к созданию подлинно национального произведения, и вполне выражала русское начало. Внутренняя планировка также, согласно авторскому решению, была пронизана глубоким символизмом.

Скажем, Киевский, Владимиро-Суздальский и Новгородский залы обозначали исторический период единого государства и период его раздробленности на княжества.

«Я бы желал сделать в архитектуре то, что сделал Глинка в музыке… » — признавался Владимир Осипович Забелину в письме.

Здание музея должно было стать первым гражданским сооружением, где использовались бы новейшие технологии и материалы: кирпичная кладка предусматривалась на цементном растворе, в стенах проектировались каналы для вентиляции, калориферного отопления, водопровода и водостока.

20 августа 1875 года произошла торжественная закладка первого камня в основание будущего музея.

Газета «Русский мир» в красках описывала эту церемонию: «Крыши соседних домов, присутственных мест, Гостиного двора, заборы, места склада материалов, все было покрыто желающими увидеть церемонию. Вся площадь, на которой будет воздвигнуто новое здание, обнесена забором, который был живописно убран национальными флагами и знаками. В середине помещения была громадная палатка (зеленая с красным), привезенная для настоящего торжества из Санкт-Петербурга. Палатка устлана была вся сукном и коврами. В середине палатки было устроено возвышение для богослужения. От палатки шла вниз лестница, также покрытая сукном. Здесь, собственно, и помещалось возвышение из камней — место закладки здания. На доске из серого мрамора были выбиты 4 углубления, предназначенные для помещения четырех металлических досок, обыкновенно полагаемых в основание закладки. На первой доске было вырезано имя Государя Императора и Наследника Цесаревича, который по случаю заграничного путешествия, не присутствовал на закладке. На 3-х прочих — имена лиц, принимавших участие в деле устройства музея и бывших при закладке. Возле возвышения, на красном сукне, помещены были принадлежности, которые должны были служить при закладке, и особый ящик с серебряными молотком и лопаткою. Около 2-х часов привезена была икона Иверской Божией Матери, и прибыл викарий Леонид с высшим московским духовенством, а немного ранее приехали знаменитые чудовские певчие. Его Величество приехал вместе с герцогом Эдинбургским, в сопровождении свиты».

Шло строительство, но, однако, в 1879 году Владимир Шервуд от него был отстранен — Уваров и Забелин не смогли согласиться с его концепцией отделки парадных сеней.

Историки полагали, что главное место в музее все же должно отводиться экспонатам, историческим документам. Романтик Шервуд видел иначе. Артефактам зодчий отводил скорее подчиненное место, предпочитая декорацию интерьера, создание живописных панно, скульптур, резьбы и орнамента. Его заменил архитектор Александр Протогенович Попов, выпускник Московского дворцового архитектурного училища.

Алексей Сергеевич Уваров предложил оформить каждый раздел музея в соответствии с той эпохой, к которой принадлежали единицы хранения, в нем представленные. Таким образом, залам предстояло стать «наглядной художественной летописью архитектурных и художественных вкусов во все время исторической жизни русского народа».

Фриз «Каменный век» Виктора Васнецова, панно «Похороны руса» Генриха Семирадского, панорама Керченского пролива кисти Айвазовского украсили залы музея.

Каждого входящего под своды Парадных сеней должно было встречать «Родословное древо государей Российских». Лестницу предписывалось стеречь львам со щитами.

2 июня 1883 года в четыре часа дня началась церемония открытия музея.

Фото: Евгений Чесноков, pastvu.com

Подписаться: