search Поиск Вход
, , 6 мин. на чтение

Это мой город: актриса Мария Голубкина

, , 6 мин. на чтение
Это мой город: актриса Мария Голубкина

О жизни рядом с Селезневскими банями, посиделках с шампанским с видом на Кремль, захоронении тела Ленина, о своем «Клубе Маши Голубкиной» и о том, почему не жалеет ни о каких снесенных московских домах.

Я родилась…

В роддоме Грауэрмана на Новом Арбате, где родились многие «центральные» москвичи — мой отец, Шура Ширвиндт…  А несколько лет назад случилась со мной такая история. Я пошла на выставку в Исторический музей, разглядывала фрагменты того вагона, который Александр III держал на плечах после крушения царского поезда, ко мне подошла какая-то женщина и сказала: «Здравствуйте, я принимала роды у вашей мамы». Ну что ж, все вроде бы прошло удачно, да?

Мое детство прошло…

В районе театра Советской, а позже Российской армии, на Селезневской улице. Это старая Москва, рядом знаменитые Селезневские бани, которым 150 лет. Все это время их не ремонтировали, так что они хранят какие-то свои тайны. В моем детстве район был застроен двухэтажными дореволюционными домами, типичными для Российской империи — каменный первый этаж, деревянный второй. Помню, что когда один из этих домов ломали, мы, дети, залезли в него, и вдруг я увидела на стене пожелтевший плакат фильма «Гусарская баллада» с портретом моей матери. Сняла его и принесла домой.

Я живу здесь и сейчас…

Живу в последнее время с мамой в той же квартире, где родилась и выросла. Как изменился район? Да как и вся Москва за последние три года — в лучшую сторону. У нас во дворе и на улице открылись чудесные кафе, кальянные, магазинчики, открыли их двадцатилетние люди. Хожу мимо них и говорю: «Мы в вашем возрасте людей убивали». А они смеются в ответ: «Не переживайте, мы из Читы». Или еще откуда.

Москва Лужкова и Москва Собянина…

Город стал даже не европейским, а мировым, не хуже любой столицы мира. Но ведь и Гонконг изменился — 15 лет назад там трущобы были в центре, а сейчас их нет. А ведь не было у них ни Лужкова, ни Собянина, значит, это связано скорее не с градоначальником, а с тем, что время меняется, и город вынужденно меняется вместе с ним. Только если это не закрытая страна типа СССР, где все и везде было одинаковым.

Я не жалею…

Ни о каких зданиях. Более того, скажу так: раз не могут реконструировать, пусть уж лучше ломают. Как коренная москвичка не в первом поколении, я думаю, что имею право сказать об этом, потому что много приезжих часто выступают по поводу сноса исторических зданий. А ведь в Москве полно исторического барахла, каких-нибудь доходных домов XIX века, которые с самого начала были построены некачественно. И что их жалеть? Конечно, в годы моего детства на Селезневке еще цвели вишневые и яблоневые сады, ручьи текли, где когда-то коней поили…  Но Москва меняется стремительно. За годы моей жизни уже столько всего снесли и перенесли, а за жизнь моей бабушки Марьи Владимировны Мироновой — еще больше, что жалеть о чем-то глупо…  Мне нравится то, что происходит в городе сегодня и как он выглядит. И, кстати, об историческом наследии. Недавно мы были на обновленном Речном вокзале. Все просто великолепно! Я спросила, реконструкция это или реставрация. Гордо ответили: реставрация!

Меня можно встретить…

На моей ежедневной прогулке. От своего дома на Селезневке я иду по Самотечному переулку на Цветной бульвар, мимо цирка, поднимаюсь на Рождественский бульвар и потом иду до Сретенки, Мясницкой, до шатра на Чистых, где пью кофе. Если не лень, иду дальше за Москву-реку. А еще есть такой вариант прогулки. Мой брат называет его богемно-патриархальным туром. Это поход вокруг Кремля по дорогим отелям, где есть видовые кафе, с непременным выпиванием бокала шампанского. Обязательно приятной веселой группой.

Пандемию я провела…

Хорошо. Я не очень-то общительна, поэтому меня уменьшение числа контактов не напрягло. Улицы были пустые, у меня как у предпринимательницы был QR-код, я гуляла…  В общем-то по работе. Не моя ли это работа — рассматривать московские красоты, чтобы ими вдохновляться?

Нелюбимый район…

До недавнего времени, до мундиаля, мне вообще вся Москва была особенно не люба. Как-то все к чемпионату подтянулось — транспорт, дорожки. Стало необыкновенно удобно ходить по Москве. Особенно удобно стало ездить на автомобиле. Это значит, что на нем стало можно по Москве не ездить. Дешевое такси, удобное метро. А недавно я была в аквапарке «Мореон» и вдруг увидела там дом с видом на поля, где прямо жить захотелось. Потом красоту строящуюся видела на Речном и в Зеленограде. Ну все меньше и меньше некрасоты в городе. И небоскребы вписались в московскую панораму великолепно!

Единственная просьба к москвичам…

Вынести наконец Ленина из Мавзолея. Одуматься и вынести. Я ведь спрашиваю многих москвичей об этом. И самое интересное, что многие мнутся, не говорят: я бы похоронил. Там, говорят, не Ленин, а восковая фигура. Кто-то говорит: да какая разница? По-моему, это отвратительно. В детстве моем, помню, туда стояли очереди. Моя бабушка мне запретила идти к «этому антихристу» категорически. Надо хоронить. Это и с человеческой точки зрения правильно, и с христианской, и, кстати, сам покойный хотел лежать рядом с матерью в Петербурге. Ну что мы как монголы-то?

Другие города…

Я обожаю Венецию, «коробку сервизов чайных», шкатулку с драгоценностями. Мне очень нравится еще одна коробка, «набитая случайными жизнями» — Иерусалим. В Венецию и Иерусалим могу в любой момент сорваться на три дня. Еще мне близка французская глубинка. Я франкофон, поэтому мне там комфортно, а французам приятно от моего хорошего произношения. Из больших городов я мечтаю поехать в Стамбул. Прямо готовлюсь к этому, читаю про него и вот, кажется, приеду и буду все знать. В Токио мне хочется. Лондон, где мои дети много времени прожили, мне несимпатичен, а в Америку меня и вовсе не тянет.

Москва может гордиться…

Своим метро. Мне кажется, это наш козырь, лучшее метро в мире. А в последние годы оно стало еще лучше и больше. Скоро, наверное, до Питера докопают. Со всеми остановками.

В Москве не хватает…

Моря. Москву-реку надо очищать и превращать в море. Вообще хорошо, что в Москве все больше аквапарков. Москвичам надо больше мест для купания! Вот Ленина похоронят и на освободившиеся деньги пусть строят что-нибудь купательное.

Москва тянется с самообразованию…

Видимо, скучно без водки. Советская традиция выпивать по-соседски на кухнях куда-то ушла. А тут появились свободные душевные силы, город красив теперь и днем, и ночью (и подсвечивают дома, и подкрашивают). А у людей есть средства. Им хочется приятного общения, новых знакомств и да, новых знаний. Хочется прихвастнуть, что я тут не сумку Louis Vuitton купила, а общалась с Дмитрием Быковым или, скажем, с Дмитрием Макаровым. Обсуждала с ним французскую поэзию. Ну потому что сумка-то уже есть, да?

Я сама все время…

Хожу на лекции, слушаю их онлайн. Вот, скажем, вы звонили, а я слушала лекцию израильского профессора о римлянах в Иудее.

«Клуб Маши Голубкиной»…

Возник примерно год назад, когда близился мой очередной день рождения. И я подумала: а кого я хочу пригласить на это мероприятие? Народ стал такой, что у кого-то дела, у кого-то дети…  И я поняла, что хочу собрать людей, которые действительно хотят меня видеть. А мои старые друзья — это все в основном известные, состоявшиеся люди, которые только сами себя любят слушать. Эгоисты. А поскольку я такая же, то решила, что пусть на мои мероприятия приходят те, кто хочет послушать меня. За основу я взяла свой инстаграм, который веду сама. Я вообще про антигламур. Когда потрачено так много сил на красоту, меня это раздражает. Я решила, что снимать все буду самостоятельно, ничего не переснимать и не приукрашивать. С запинками — и ладно. Людей не обманешь, им нравится, что все честно. И образовался такой круг дам, начавших ходить на события, которые я организовываю.

Любопытно еще, что у меня же раньше не было никакой обратной связи после моих концертов и спектаклей. Если моему отцу Андрею Миронову приходили мешки писем и я для него отбирала самые интересные, то мне такой отклик получить просто негде. И вот теперь он есть.

Что мы делаем?

Например, на день рождения Пушкина мы собрались прочесть «Пир во время чумы», хором читали «Гимн чуме», веселились. Но вообще все мероприятия очень разные. За год прошло восемь событий. Я играла с молодыми актерами «Женитьбу Фигаро», варила гостям буйабес, а недавно мы с девушками ходили в баню. Час-два, правда, гостьи мои обычно немного скованны, ждут, что их будут развлекать. Но в бане-то, подумала я, можно уже сразу раскрепоститься! Баня была у нас по-суворовски. Суворов любил повторять: «Санаторий для богатых, а мне нужна баня, самовар и прорубь». Был и у нас самовар, борщ с мясом марала. Банщик парил прекрасными вениками.

Идите в баню…

Правда, идите. Это же так прекрасно. И так по-московски. Кто в бане не парился, тот в Москве и не жил. Я, кстати, напомню, росла возле Селезневских бань, сейчас тоже возле них живу и хожу туда париться раз в неделю. Вот поверьте мне, если настроение не очень или не хватает солнца в Москве, то идите в баню! И все наладится.

Фото: Яна Овчинникова