search Поиск Вход
, , 4 мин. на чтение

Это мой город: директор музея «Новый Иерусалим» Василий Кузнецов

, , 4 мин. на чтение
Это мой город: директор музея «Новый Иерусалим» Василий Кузнецов

О предстоящих выставках, особенностях работы за городом, о любви к родной Москве и тому ритму, который она задает.

Я родился…

В Москве. В детстве жил на Волгоградском проспекте. В четыре года меня отдали в знаменитую музыкальную школу имени Балакирева в Кузьминках. Правда, брать туда не хотели — и маленький был, и не гений. Но там уже учился старший брат, это стало аргументом. Осваивать фортепиано я начинал у Натальи Георгиевны Пильгуевой, это ее заслуга, что я чего-то достиг в музыке. Последующие десять лет — это были многочисленные поездки на гастроли и конкурсы по России и за границу и бесконечные музыкальные занятия, я занимался по 5–8 часов ежедневно. В 15 лет поступил в Мерзляковское училище при Консерватории, тогда же выступил с сольным концертом в Рахманиновском зале.

Родители, конечно, видели меня пианистом, но мне захотелось попробовать новое. Возможно, для большой музыки не хватило таланта или работоспособности, это все-таки всепоглощающий труд, а может, почувствовал, что надо двигаться дальше.

Люблю гулять…

По бульварам и делаю это довольно часто. Вся моя жизнь тесно связана с центром: Никитский бульвар, Арбат, Поварская, где Гнесинская академия. Люблю переулки в районе Чистых прудов. Ну а теперь полюбил и Истру, где находится музей «Новый Иерусалим». В провинциальных городах своя привлекательная сила.

Сейчас живу…

На западе Москвы, мне оттуда удобно добираться на работу в Истру. Одно время я жил на «Курской», рядом с Бульварным кольцом.

Любимый район в Москве…

Центр, бульвары и набережные — Кремлевская, Котельническая.

Нелюбимых районов в Москве…

Нет. Я люблю этот город, его энергетику и жизнь 24 часа в сутки, очень комфортно себя в нем чувствую.

Места в Москве, куда бы я хотел доехать, но так и не собрался…

Наверное, нет. Был везде, где хотел.

В Москве лучше, чем в Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Многое. В Москве можно все, ночью купить продукты или помыть машину — легко. Это удивительный город, который ни на секунду не останавливается. Нью-Йорк тоже за это нравится, люблю быстрые города.

Москва все время в движении, и к этому так привыкаешь, что где-то еще жить сложно. Непросто было перестроиться на Истру, всего 50 км от столицы, но это совсем другой мир. Казалось бы, зачем ездить каждый день на работу так далеко, логичнее было бы снять квартиру рядом с музеем и жить в городе, где работаешь. Но мне трудно в загородных местах, которые рано засыпают, когда в Москве еще все бежит и можно запланировать встречи, заскочить к коллегам, на мероприятия. Все процессы в Истре по-провинциальному более медленные, не московские. И я подумал, что если здесь останусь, то потеряю свойственный мне ритм.

Хочется сделать современный и популярный музей, для этого нельзя выпадать из повестки, нужно двигаться, держа руку на пульсе, вращаться среди людей и событий. Чтобы не закостенеть, важно смотреть на все взглядом, который не успевает замылиться — Москва дает такую возможность.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

У Григория Ревзина в книге «Как устроен город» хорошо описано, как каждый город формирует своего жителя, среда не может не влиять на людей. Конечно, Москва влияет, и сильно, на своих жителей, побуждая ускоряться. Москва — сгусток энергии, который заставляет все время быть в суете в хорошем смысле, постоянно двигаться.

В ресторанах бываю…

В Москве отличная гастрономия, иногда бываю и в «Большом», и в Semifreddo. Но вообще довольно ровно отношусь к ресторанам. Для меня главный критерий — качество и вкус, а не громкое имя заведения. В Истре есть несколько мест с достойной кухней. А когда половину дня проводишь в разъездах, то и по пути начинаешь отмечать какие-то пункты, где всегда можно найти отличный кофе и перекусить.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Многое. Мне нравится, что мы стали больше ходить. Появилась масса кафе, ресторанов, общественных пространств. Город очень сильно меняется, идет формирование среды, которая строится на каких-то новых опорах. Сейчас открывается много новых культурных государственных и частных институций (например, скоро откроется ГЭС-2), которые формируют социум города. Молодежь активно ходит в «Гараж», в парки…

При этом нельзя не заметить, что город становится все более многолюдным. Когда я жил на «Курской», то любил каждый вечер бегать по набережным, Большому Каменному мосту и вокруг гостиницы «Россия», парка «Зарядье» еще не было. Мне безумно нравилось, вечерами там было пустынно. Приятно было, что в центре города можно было побыть одному.

Изменить в этом городе…

Ничего не хочу, Москва и так становится лучше.

В Москве меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

На «Маяковской», в Концертном зале имени Чайковского. Пандемия приостановила концертную деятельность по всему миру, поэтому к нам стали приезжать потрясающие музыканты, которых раньше надо было ловить в Зальцбурге или Лондоне. Я хожу на фантастические концерты — Майский, Петренко, Венгеров. И эти имена, кстати, теперь появляются в афишах фестиваля, который мы проводим в «Новом Иерусалиме».

Если не в Москва, то…

Крым. При том что я море не очень люблю, но мне хотелось бы там какое-то время поработать и пожить.

Ближайшие выставки, которые откроются в музее «Новый Иерусалим»…

Мы планируем в этом году показать публике, пожалуй, наш самый амбициозный проект — выставку «Азбука шедевра», которая откроется в декабре. Она соберет произведения из трех десятков художественных музеев со всей страны. Я объездил больше пятнадцати регионов, пообщался с директорами музеев, которые дают нам работы, и получил огромное удовольствие. К нам приедут эталонные вещи из региональных коллекций: хрестоматийный супрематический Малевич из Иваново, двусторонняя «Русская Венера» Кустодиева из Нижнего Новгорода, «Ледяные горы» Айвазовского из Феодосии, «Портрет супруги» Лентулова 1910-х годов из Владивостока, «Импровизация» Кандинского из Красноярска, «Лесистый берег» Левитана из Твери. Экспозиционная концепция, которую сделали куратор Андрей Сарабьянов и архитектор Андрей Вовк, довольно необычна, сценарный план экспозиции строится не по периодам, а по алфавиту, где А — автопортрет (портреты XVIII–XX веков), Б — беспредметность (русский авангард), В — воздух (работы Дубовского и Поленова) и так далее — это и способ упорядочивания, и часть игры, формирующей общее впечатление зрителя.

Второй проект, «Французский вкус князей Юсуповых», представит большие живописные полотна французских мастеров из собрания музея-усадьбы «Архангельское», где закрылся на реставрацию Юсуповский дворец. В этом проекте мы хотели бы поговорить со зрителями о коллекционерах и начале коллекционирования как явления в России.

А еще мы, став историко-художественным музеем и сделав ребрендинг, предоставили нашу входную арку, которая была такой массивной бордовой глыбой, встречающей всех гостей, современным художникам для создания огромного мурала площадью 800 кв. метров. Вышло кое-что свежее, интересное, с эффектом оптической иллюзии. Совсем скоро предстанем с новым, не менее узнаваемым, чем старый, фасадом. Теперь «Новый Иерусалим» начиная со входа выглядит совершенно по-особенному.

Фото: Сергей Киселев/Агентство «Москва»