, , 4 мин. на чтение

Это мой город: Фекла Толстая

, , 4 мин. на чтение
Это мой город: Фекла Толстая

О непродуманной системе велодорожек, о том, что в Москве глаз все время куда-то упирается, и о выставке к столетию музея Льва Толстого на Пречистенке.

Я родилась…

В Замоскворечье, на Ордынке. Очень люблю эти места и продолжаю их любить.

Обожаю воскресные утра, когда Ордынка похожа на улицу моего детства: колокола звонят, мало людей, в основном люди идут в церкви. Когда-то прямо перед нашим домом работал авторемонтный завод, такси, которые привозили сюда ремонтировать, заполняли обочины. В Иверской церкви был Дом культуры завода, там кино крутили. Чтобы похвастаться своей школой, скажу: у нас учился сам Андрей Макаревич! В Кадашах работали маленькие фабрики, на одной, например, выпускали джем для «Аэрофлота» в крошечных упаковках. Стукнешь, бывало, в окошко: «Ой, а дайте, пожалуйста, вареньица-а!» И добрая упаковщица скажет: «На, бери». Тебе девять лет. У другой фабрики, где производили круглые зеркала для пудрениц, мы собирали осколки для «секретиков».

Сейчас Замоскворечье изменилось меньше, чем другие районы, и при этом наполнилось уютом. Появилась масса каких-то приятных ресторанчиков и кафешек. Сейчас Полянка—Ордынка—Пятницкая, раньше немножко деревенское место, становится более шикарным. В советское время там было очень мало жителей, ты узнавал в лицо местных, когда шел в магазин. Я до сих пор какие-то кафе называю по тем местам, что были там прежде, как, например, магазин «Молоко» на Полянке или «Булочная» на Ордынке у метро, где теперь модное кафе и банк.

Сейчас я живу…

На Патриарших прудах. Тоже хорошее местечко. Приятно, что все рядом. На работу хожу пешком или езжу на велосипеде. Раньше перемещалась на троллейбусах и очень жалею, что их больше нет.

Люблю гулять в Москве…

Я очень много хожу пешком, особенно по бульварам. Люблю погулять на Патриарших, посидеть на травке, смотреть на воду, наслаждаться уличной жизнью.

Патриаршие особенно хороши рано утром, когда ты выходишь позаниматься физкультурой и тебе навстречу бежит прекрасный архитектор Асс или кто-то еще из знакомых соседей. Главное при этом — не совпасть с тренировкой местной военной части, когда мощные парни вокруг пруда отрабатывают кросс.

Мой любимый район в Москве…

Кроме уже названных районов очень мной любимы Чистые пруды, Покровка, Маросейка, Лялин и Потаповский переулки.

Мой нелюбимый район в Москве…

Конечно, жизнь ко мне благосклонна. Я человек, который родился и живет в центре и не может представить себя в спальном районе. Все, что мультиплицировано и одинаково, меня пугает. Для меня довольно важно то, что ты видишь из окна. Моя мама очень хорошо сформулировала: «В Москве взгляд всегда на что-то натыкается и для глаз не хватает простора». Просыпаясь утром, тебе хочется потянуть мышцы. И глазу тоже хочется потянуться куда-то. В Москве с этим плохо, не то что в Петербурге с его прямыми перспективами. В общем, не люблю одинаково «заставленные» пространства новых районов.

Любимый ресторан…

Раньше ходила в Noor bar выпить какой-нибудь коктейльчик. По-прежнему с удовольствием бываю в заведениях вроде «Дома 12», где можно встретить знакомых.

Место в Москве, в которое все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Хотелось бы освоить зеленые пространства города. Не очень хорошо знаю московские парки: никогда не была в Битцевском парке, очень давно не была в Ботаническом саду за ВДНХ, в Сокольниках, давно, равно как, наверное, многие, — в усадьбе Останкино.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Скорость мышления и ритм жизни. Москвичи довольно прагматичны: вечно все просчитывают наперед. Последнее время, мне показалось, они стали тянуться не к глобализации, а к индивидуальности, в том числе и в отношении ритма. Рада, что они начали просчитывать какие-то жизненные удовольствия, спокойствие, которое тоже стало входить в этот большой просчет.

В Москве лучше, чем в мировых столицах: Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Во всех перечисленных городах у меня не так много друзей, и я могу считывать только архитектуру, ритм, настроение, но не главную городскую ткань — людей. В Москве мне, конечно, лучше.

В Москве за последнее десятилетие изменилось…

Глобальной метлой Москва приводится в порядок. Огорчает, что город стал напоминать военную часть перед приездом генерала. Тренд на благоустройство — хорошо, но много вопросов к тому, как конкретно это сделано. К внешней парадности Москвы я равнодушна.

Мне не хватает в Москве…

В этой унификации мне не хватает разнообразия — разных фонарей, разной плитки, разных скамеек.

Хочу изменить в Москве…

Немного возмущает то, что сейчас я вообще не могу ездить по Москве на машине. Непонятно, почему нельзя устроить большие недорогие подземные паркинги. По-моему, парковка 360 рублей в час — безумие. И если уж урезали много парковочных мест, то надо их где-то и вырыть.

Когда разделяют автомобилистов, пешеходов и велосипедистов, всегда думаю, что это на самом деле одни и те же люди.

Система с велодорожками довольно странно устроена, если не сказать, что даже близко не продумана. Чтобы попасть с одной велодорожки на другую, иногда приходится производить дикие кульбиты, перетаскивая тяжеленный велосипед через подземные переходы.

Если не Москва, то…

Деревня. Все свои жизненные устремления выстраиваю именно в этом направлении. Сейчас мы уже больше живем в онлайне, поэтому и возможности бывать в деревне будет больше.

В Москве меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

Стараюсь не пропускать большие художественные выставки в Третьяковке, Пушкинском, люблю галереи «Роза Азора», «Наши художники». Благодаря маме чаще бываю в Консерватории. Она ходит туда всю жизнь, а теперь стала брать и меня с собой. Уровень культурной жизни в Москве потрясающий. И это вторая вещь, которая держит в городе кроме работы. Театральная наша афиша способна составить конкуренцию Нью-Йорку, Лондону, Парижу.

После карантина…

Хочется выйти в свет, пойти выпить с друзьями, на вернисаж, в театр, Филармонию, надеть красивое платье и каблуки! Вот этого очень не хватает! Правда, предварительно придется зайти в парикмахерскую. Очень хочется оказаться в большой шумной компании, всех обнять и потрогать.

Планы…

Возобновить журналистскую работу на радио и телевидении. В Государственном музее Л. Н. Толстого в Москве, где я заведую отделом развития, мы надеемся скоро открыть выставку, посвященную столетию музея. В 1920 году сотрудники, получив для музея особняк на Пречистенке, приводили его в порядок, готовились к открытию, приему первых посетителей. Ликвидировалось располагавшееся в доме красноармейское общежитие. Сейчас и нам предстоит так же готовиться к приему посетителей. Надо быть готовыми все дезинфицировать и принимать небольшие группы. Надеюсь, в середине июля музея откроет наконец свои двери.

Фото: Владимир Трефилов/МИА «Россия сегодня»