search Поиск Вход
, , 6 мин. на чтение

Это мой город: художник и режиссер Ксения Перетрухина

, , 6 мин. на чтение
Это мой город: художник и режиссер Ксения Перетрухина

О нехватке качественного общения в Москве, первом визите в паб Rosie O’Grady’s, низком КПД при постоянной беготне и о своих спектаклях.

Я родилась…

В Ростовской области, там жили мои бабушка и дедушка, и мама поехала туда рожать. Детство провела в ближнем Подмосковье, но каждое лето уезжала в Ростовскую область, степной край, это мое место силы с детства и до сих пор.

Сейчас я живу…

В Тверском районе, недалеко от станции метро «Менделеевская». Мы живем здесь полтора года, искали квартиру поближе к школе ребенка, которая нам очень нравится. Ну и сами всегда мечтали жить поближе к центру, нашли это место и полюбили его.

В Москве я люблю гулять…

В собственном районе, мы живем здесь не так долго и пока только изучаем окрестные улицы и переулки, это интересный исторический район — здесь много и старого, и нового, и вообще всякого разного. Люблю гулять по переулку Чернышевского. После карантина я, как и многие, полюбила парки, у меня их три в пешей доходимости — Новослободский, Делегатский и Екатерининский.

Мой любимый район…

Их даже несколько. До «Менделеевской» мы жили на «Академической», и я любила и этот, и прилегающий к нему район Университета. Моя мама училась в МГУ, много рассказывала мне про свои студенческие годы, поэтому Главное здание МГУ всегда вызывает во мне воспоминания о маме.

Еще я очень люблю район Сокол, особенно Чапаевский переулок, улицу Луиджи Лонго, мне эти места кажутся очень настроенческими. Из дальних районов люблю Ясенево, там много неба.

Люблю Ботанический сад, потому что там я училась во ВГИКе и была там счастлива. От метро до ВГИКа пешком достаточно далеко, можно было идти вдоль дороги или через парк, сидеть у реки, слушая метро. Это было совершенно замечательно, и когда я там бываю сейчас, снова все это ощущаю.

А еще есть место, я сто лет там не была, но был такой период в моей жизни, когда я бы точно вам сказала, что вот это мое самое любимое место Москвы. Это «Золотые мозги» возле площади Гагарина — Академия наук. Такое мистическое пространство, оно на свой лад и уродливо, и прекрасно, и обладает какими-то магическими свойствами. Обычно это чувство исходит от старины, а в этом случае — от советской архитектуры.

Мой нелюбимый район…

Все, что внизу серой и зеленой веток, исключая «Коломенскую» и «Автозаводскую». Еще мне не нравится верх серой ветки.

Не могу сказать, что не люблю, но исторически так сложилось, что мне грустно в районе «Шаболовской», при этом я понимаю, что это прекрасный район с конструктивистской застройкой.

В поисках квартиры мы изучали районы Москвы и пытались понять, где нам хорошо. И оказалось, что когда тебе нужно сделать такой решительный шаг — поселиться где-то — ты не знаешь, чего хочешь. Но, начиная думать о конкретном месте, понимаешь его особенности. Например, я совершенно не умею приспосабливаться к шуму машин, для меня очень важна тишина. Я очень люблю район Аэропорт, но он так построен, что шум машин там слышен почти везде. У меня сразу возникает ощущение, что я нахожусь на пересечении улиц, и появляется немного кошачье желание куда-то забиться.

Я очень люблю несетевые рестораны…

Все несетевое приводит меня в восхищение, потому что в Москве этого мало. Хотя сейчас стало больше, и я очень радуюсь, когда вижу что-то такое.

Рядом с моим домом есть кафе «1554». Оно так называется, потому что это дата открытия первой в мире кофейни, это было в Стамбуле. Туда можно с собаками, с детьми, с самокатами, там все по-европейски демократично и не принято чего-то сверхъестественного требовать. В «1554» как-то правильно переосмыслено обслуживание. Не то чтобы ты чувствуешь себя в компании друзей, потому что люди все-таки работают, но ты не чувствуешь себя клиентом, заказчиком. Прекрасное ощущение обмена и горизонтальности — я прихожу пить кофе, и это какая-то очень правильная социальная коммуникация с людьми, которые делают тебе напитки.

Еще я очень хорошо помню паб Rosie O’Grady’s — один из первых ирландских пабов, открывшихся в Москве в 1990-х. Когда я там была первый раз, это был совершенно не мой уровень жизни. Было волнительно. Я была с другом, он хотел курить, у него не было спичек, и мы минут пятнадцать стеснялись спросить огня у бармена. И я до сих пор помню тот восторг, когда мы осмелились и все получилось. Позже я бывала там еще, кажется, он до сих пор находится на том же месте, что для Москвы скорее редкость.

Еще мне нравится ВДНХ в целом, а в частности люблю кафе «Свадьба соек».

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Связано с центральным положением Москвы относительно всей России. Но, к счастью, это понемногу меняется. Российские города второго ряда, например Нижний Новгород, Самара, стали невероятно интересными, и, возможно, самые важные культурные процессы завтра будут происходить именно там. Децентрализация меняет и Москву, ей важно перестать быть Ватиканом в России. Конечно, пока это скорее вектор, а не свершившийся процесс, но движения в эту сторону принципиально важны, они превращают Москву из ресурсного центра, куда приезжают зарабатывать, делать карьеру, но где не всегда есть возможность просто жить, в нечто иное. Сейчас появились процессы, которые освобождают пространство для досуга, для чувства течения жизни, ощущения свободного существования, и это делает Москву для меня лучше. Хотя я и так ее люблю, мне подходит бешеный ритм.

Я не готова сравнивать Москву с другими мировыми центрами…

Однажды в компании, где мы все обсуждали детей и хвастались друг другу их достижениями, моего друга спросили: «А твоя дочь, чем она гениальна?» Он засмеялся и сказал, что главная гениальность его дочери в том, что она его дочь.

С Москвой у меня то же самое, где родился, там и пригодился. Я давно не сравниваю ее с другими городами, просто живу. Львиную долю жизни я прожила с мыслью, что надо эмигрировать. У меня было глобальное недовольство окружающим меня пространством, городом, миром. Сейчас я довольна, и дело не только в том, что мир вокруг меня изменился, изменилось скорее мое отношение к нему.

В Москве мне не нравится…

Уродливая лужковская реконструкция, до сих пор злюсь, увидев очередное здание того периода. И жестокое отношение к историческим зданиям. Так случилось, что я родила ребенка в роддоме, который был первым в России, роддом имени Абрикосовой, жены известного купца и мецената. И вот буквально несколько лет назад его здание передали для чего-то другого, а роддом закрыли. Абрикосова завещала, чтобы в этом здании всегда был именно роддом, это было для нее принципиально важно. И то, что история и культура не являются ценностью — очень плохо. Надеюсь, что когда-нибудь там снова будет роддом.

В Москве мне не хватает…

Простого человеческого общения. Типичный для Москвы ритм жизни, ты находишься в стрессе, в пути постоянно, нет времени на спокойные посиделки с бокалом вина. Я много работаю и мало общаюсь с друзьями. Все время хочу развернуть свою жизнь так, чтобы изменить эту пропорцию. Но пока это сложно сделать.

Если не Москва, то…

Эдинбург, Берлин, Мадрид, Нью-Йорк.

Спектакли Lorem Ipsum и «Университет птиц» стоит посетить потому, что…

«Университет птиц» — новый проект нашего горизонтального объединения «Театр взаимных действий», он родился во время карантина из бёрдвотчинга — наблюдения за птицами. Важная тенденция, появившаяся в период пандемии — смена интенсивного вектора развития на экстенсивный. Замедлился ритм жизни, появилась возможность вглядываться в травинку, детально наблюдать и изучать окружающий мир. Люди стали говорить не «я обошел вокруг дома», а «я прошел по аллее, где растут дубы и липы». Это существенные изменения, и для многих они оказались ценным опытом, который теперь не хочется отпускать.

Из этого и родился спектакль. Рассказывая про птиц, мы пытаемся поговорить о сосуществовании людей и разных живых существ, о надвигающейся экологической катастрофе. В связи с размышлениями о контакте с птицами, нас увлекла тема невербальных коммуникаций. Птицы не говорят, они поют, и мы позвали музыкантов — вокалистку Ольгу Власову, пианистку Наталью Соколовскую и композитора Алексея Наджарова. В результате родился камерный музыкальный проект, мне кажется, один из лучших, что мы сделали с «Театром взаимных действий».

Lorem Ipsum в театре «Практика» нечто совершенно другое, но тоже совершенно замечательное. Lorem Ipsum — это словесная «рыба» для дизайнеров, ее используют, когда надо что-то поставить в верстку. Тексты представляют собой набор бессмыслицы на разные темы, но мозг человека устроен так, что он ищет смысл и связи, даже когда их нет, это порождает занятную формалистскую ситуацию. Автор пьесы Катя Августеняк взяла девять таких «рыб» на разные темы — «Дом и семья», «Спорт», «Философия», «Искусство», «Наука и техника», «Русская классика», «Бизнес и финансы», «Медицина» и «Юмор и развлечение» — и сделала из них пьесу в девяти частях. А мы с куратором Дмитрием Волкостреловым, композитором Дмитрием Власиком, художником по свету Ильей Пашниным и девятью молодыми режиссерами из «Мастерской Брусникина» придумываем сейчас спектакль по ним. В спектакле всего девять частей, но каждый раз будут играться только пять, их в начале спектакля выбирают зрители. Это новаторский проект с высокой степенью риска, и это само по себе круто.

Для создания декораций к спектаклю я придумала стратегию художественного самоустранения. В какой-то момент мне показалось немного несправедливым, что режиссеров спектакля девять, а художник один. И я решила пойти социологическим путем — просила друзей сказать свои ассоциации к темам пьес. Довольно скоро выяснилось, что все говорят примерно одно и то же. И из этих «банальных предметных ассоциаций», следуя цитатному принципу, я выстраивала художественное решение для каждой части. Проект еще в работе, но, мне кажется, он будет очень интересным и по-честному экспериментальным.

Премьерные показы спектакля Lorem Ipsum состоятся 23 и 24 октября в театре «Практика» в рамках фестиваля «Территория». 

Спектакль «Университет птиц» можно будет увидеть 18 и 19 ноября в Боярских палатах СТД РФ в рамках фестиваля Brusfest.

Фото: Владимир Аверин