search Поиск Вход
, , 5 мин. на чтение

Это мой город: лидер группы «Ногу Свело!» Макс Покровский

, , 5 мин. на чтение
Это мой город: лидер группы «Ногу Свело!» Макс Покровский

О несбывшихся надеждах и разочарованиях в Митино и о классическом определении москвича, согласно которому здесь должны родиться как минимум три предыдущих поколения по обеим линиям.

Я родился…

В той части Москвы, которая сейчас входит в состав Северо-Западного округа, а во времена моего детства относилась к Ворошиловскому району. Свои первые месяцы я провел в доме на бульваре Генерала Карбышева. Затем переместился, точнее, меня переместили, так как мне было всего несколько месяцев, на улицу Зорге. Кстати, эта улица стала частью истории «Ногу Свело!», но по другой причине — 18 лет спустя там была первая легендарная репетиционная база группы.

В возрасте шести лет я переехал на улицу Народного Ополчения, где провел последующие без малого 20 лет. То есть, как видите, я всю свою молодость тусовался в одном районе Москвы. Пользовался линией метро, которая называлась Ждановско-Краснопресненской, а впоследствии была переименована в Таганско-Краснопресненскую. Но метро в наших краях появилось не сразу. Мне было лет пять, когда рядом с нами на улице Зорге открылась станция «Полежаевская». Я не мог представить себя живущим в другой части Москвы. Это как уехать в другой город.

Потом мы с женой Таней переехали в Митино. Расстояние от отчего дома, конечно, побольше, чем со стороны треугольника Карбышева—Зорге—Ополчения, но опять же в пределах Северо-Западного округа.

Сейчас живу…

Я делю свое время между Нью-Йорком и Москвой.

Мой любимый район — это и мой нелюбимый…

Наше Митино, собственно, и стало для меня нелюбимым районом, потому что с ним связаны наши несбывшиеся надежды и разочарования. Лес, на краю которого мы жили, изгадили до неузнаваемости. Сейчас собираются произвести санитарную вырубку. Остается только догадываться, что кроется под этим понятием. В непосредственной близости к нам построили тысячи домов в миллионы этажей каждый. Дома с низкими потолками и малогабаритными квартирами. Теперь это новый мини-город, который формально относится к Московской области, но по факту пользуется всеми услугами инфраструктуры моего в прошлом любимого Митино. Второе по плотности населения место после Китая.

Отдельного внимания заслуживают постоянные ремонты дороги, строящиеся развязки и гигантские пробки. Назвать их вратами в ад — значит, мягко говоря, сгладить острые углы. Ну и как не отдать должное крестной матери этого беспредела — легендарной пробке на пересечении Волоколамки с улицей Свободы в Тушино…

Люблю гулять…

В окрестностях. Это город Красногорск. В самом Митино есть замечательный ландшафтный парк. Пожалуй, единственное место, в котором можно отдохнуть. Но, к сожалению, с собакой, а у нас есть собака, там особо не погуляешь.

В детстве и юности я любил купаться в Москве-реке. Излюбленными местами были Карамышевская набережная и, разумеется, Серебряный бор. Но сейчас я в реку зайти там не рискну. Да и эти места претерпели значительные изменения. Серебряный бор вдоль и поперек разлинован заборами, огораживающими приватные территории, а Карамышевская набережная обезображена пересекающей ее автомагистралью, носящей пугающее название «хорда».

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Согласно классическому определению, москвичом считается тот житель города, у которого в нем родились как минимум три предыдущих поколения по обеим линиям. По этому определению я, например, коренным москвичом не являюсь. Моя мама приехала в Москву с Украины в возрасте семи лет. А прабабушка и прадедушка по линии отца тоже родились не в Москве.

Москва — город, в который люди стекаются отовсюду. Поэтому единственным и неповторимым отличием является то, что в Москве присутствуют свойства всех городов, всей России и даже ближнего зарубежья. Своего неповторимого в Москве становится все меньше и меньше. Не уверен, что вообще что-то осталось.

Москва лучше, чем Нью-Йорк, Берлин, Париж, Лондон…

Из всех перечисленных столиц в Москве однозначно самое лучшее метро.

За последние десять лет в Москве…

Произошли колоссальные изменения. Перечислять их все вряд ли имеет смысл. Для кого-то эти изменения в лучшую сторону. Для кого-то — нет. Для меня они сделали практически невозможным дальнейшее длительное пребывание в моем родном городе. Но это сугубо личный момент.

Хочу изменить в Москве…

Я ничего не хочу менять в Москве. Потому что все потенциальные изменения были бы связаны скорее со сносом, чем со строительством. Например, я бы вернул городу его Тушинский аэродром. А как это возможно сделать, не снося дома, которые сейчас стоят на его месте? К тому же, полагаю, кроме вас моим мнением по этому вопросу никто не поинтересуется. Поэтому пусть все будет так, как есть: пусть люди живут, как они того хотят.

Место, куда все время собираюсь, но никак не могу доехать…

В Москве живут очень много моих родных и близких мне людей. Поэтому если у меня и есть желание как-то передвигаться по этому городу, то оно связано именно с этим, с желанием увидеться с ними. Правда, нельзя сказать, что я совсем уж никуда не могу доехать. Мы видимся и общаемся, просто хотелось бы чаще.

Примерно то же самое можно сказать про могилы моих ушедших из жизни родных. Хоть мы с ними и не видимся, но уж точно общаемся.

В Москве мне не хватает…

Чего мне не хватает в Москве? Мне всего хватило. Сыт по горло.

Московские заведения…

Не перевариваю хождений по московским барам и ресторанам. Есть только одно место, где мы предпочитаем встречаться с друзьями, — это клуб «16 тонн».

Если не Москва, то…

Руза. Точнее, Рузский район Московской области. Это прекрасный подмосковный город, рядом с которым у нас дача в деревне Таблово. Сказочное место! Рузское и Озернинское водохранилища, верховая езда, лес, поле. Дышится там легче.

Ну и Нью-Йорк, о котором я уже упоминал. В нем, как и в Москве, меня тоже очень многое раздражает. Не знаю, надолго ли меня хватит. Но все равно Москва в разы жестче.

Когда сняли ограничения, я отправился…

У нас не снимали ограничения и не вязали за то, что вышел на улицу. Мы почти каждый день отправляемся на прогулку в местный парк (не Центральный).

Группе «Ногу Свело!»…

За время самоизоляции группе удалось сделать очень многое. Мы не сидели сложа руки, постоянно находились в режиме творческого поиска и создания. Был сочинен, записан и выпущен новый EP «4 стадии карантина», который включил в себя четыре песни: «Золотое время», «Телезвезда», «Селекция» и «Дышать!».

Первая песня этого альбома начала зарождаться до того, как разразилась пандемия коронавируса. Видимо, что-то незримое уже витало в воздухе, предчувствия, которые в дальнейшем сложились в то, что получило название «Золотое время». Остальные три композиции были написаны в условиях самоизоляции, тогда же мы завершили весь альбом. Для нас песни сложились не только в единую стилистическую историю, нам показалось, что они могли бы стать четырьмя постами последнего блогера. Он оставляет эти посты на таймере, понимая, что их уже никогда не прочитают, но они все равно будут опубликованы, так как электричество никто не отключал. В один день с EP мы презентовали клип «Золотое время», который кратко я бы охарактеризовал как постапокалиптическое спокойствие.

На песню «Дышать!» мы также выпустили клип, нам помогли сделать его наши поклонники. Они не просто появились в видео — записи их голосов были сведены в новую звуковую дорожку и образовали хор из сотни участников в финальном припеве. На мой взгляд, наш коллективный гимн свободе получился очень сильным и стилистически, и энергетически, и идейно. Это большая работа, которой я горжусь.

Сейчас в работе клип на песню «Падшие ангелы», подготовка live-альбома и еще масса творческих идей, которыми мы обязательно поделимся в ближайшее время!

Фото: Ксения Павлова