search Поиск Вход
Регистрация
Через соцсети
С паролем

Восстановление пароля

Введите email на который будут высланы инструкции по восстановлению пароля

, , 5 мин. на чтение

Это мой город: основатель культурного фонда Still Art Елена Карисалова

, , 5 мин. на чтение
Это мой город: основатель культурного фонда Still Art Елена Карисалова

О переезде из Санкт-Петербурга, романтике советских панелек на окраинах, проверенных годами ресторанах и выставке Наума Грановского, благодаря фотографиям которого начала лучше понимать и чувствовать Москву.

Я родилась…

В стране и городе, которых уже нет: в СССР, в Ленинграде, Москва не родной мой город. Все детство, юность и молодость я прожила в Ленинграде-Петербурге, и он остается в моем сердце как место, которое сформировало меня — его культурная среда, музеи, архитектура, общая атмосфера города. Пятнадцать лет назад я переехала к супругу из Санкт-Петербурга в Москву, где он на то время уже несколько лет работал.

В Москве мы стали вместе посещать галереи и выставки. На одном из открытий выставок в ЦДХ в начале 2000-х я узнала о галерее братьев Люмьер, которая занималась фотографией. Именно там я познакомилась с работами Владимира Лагранжа. После пополнения коллекции работами Лагранжа начала приобретать фотографии в коллекцию, в целом начала интересоваться советской фотографией, но основная моя страсть и направление коллекции все равно фотография моды.

Должна сказать, что в Москве абсолютно другой ритм жизни по сравнению с Петербургом, вокруг другая история, к которой нужно привыкать, в которой надо разбираться. В том числе благодаря творчеству Наума Грановского — его фотографиям старой советской Москвы — я начала лучше понимать и чувствовать этот город. Сейчас я рада открывать выставку Грановского, посвященную Москве, хотя сама не москвичка. Далее я хочу, чтобы эту выставку об истории города увидели и в других регионах нашей страны.

Сейчас живу…

Как мы называем с супругом это место — «место силы»: рядом с Боровицкой площадью и Кремлем, с Храмом Христа Спасителя, рядом с Пушкинским музеем и Домом Пашкова, на Малом Знаменском переулке.

Мой любимый район в Москве…

Тот, в котором я живу, Хамовники. За возможность погулять в парках, по набережным и бульварам. Люблю переулки Пречистенки и Остоженки за возможность узнать старую купеческую Москву. В этом же районе находятся и мои любимые музеи — Пушкинский, Мультимедиа Арт Музей и недалеко Центр фотографии братьев Люмьер. К счастью, мне удалось открыть выставки семейной коллекции и фонда Still Art на всех трех моих любимых музейных площадках.

Нелюбимого района нет…

Даже в архитектуре отдаленных районов Москвы можно найти свою романтику, например в панельках эпохи советского модернизма — они навевают воспоминания о питерских домах на окраине города, где я жила с семьей в раннем детстве.

Мы с супругом ресторанные люди…

Но очень консервативные и не очень любим экспериментировать. Поэтому мы ходим в проверенные годами места, где знают нас и наши вкусы, и за блюдами, после которых хочется вернуться туда снова и почувствовать приятное послевкусие.

Место, куда все время собираюсь, но никак не могу доехать…

Муж давно зовет в Донской монастырь, его собор и некрополь, но пока я не познакомилась с этим великолепным духовным местом.

Главное отличие москвичей от жителей других городов…

Скорее всего, москвичи отличаются ритмом жизни: в Москве ни у кого нет времени. Но это и дает ощущение такой сконцентрированной энергии.

Мы всегда заняты, всегда в разъездах, спешим куда-то и не можем остановиться.

В Москве лучше, чем в мировых столицах: Нью-Йорке, Берлине, Париже, Лондоне…

Я очень люблю путешествовать, узнавать историю, культуру, людей других стран. Но я абсолютно русский человек с русской душой, и я люблю все русское.

Москва — это мой родной дом, дом моих детей и нашей семьи. Дом, в который хочется всегда возвращаться. А в сегодняшнюю Москву с ухоженностью, качеством управления, культурной жизнью хочется возвращаться вдвойне!

В Москве изменилось за последнее десятилетие…

Москва, кажется, меняется постоянно. Даже если посмотреть на работы Наума Грановского из 1920-х или 1980-х — мы живем будто совсем в другом городе.

Москва стала чище, красивее и приятнее. И радует, что в происходящих изменениях есть системность. Но приходится наблюдать, как мы теряем старые памятники архитектуры или как меняется облик города в связи с новыми постройками. Этим от Москвы отличается Санкт-Петербург — его центр практически неизменен.

Из хороших изменений: мы живем буквально за стеной Пушкинского и наблюдаем за масштабной реконструкцией музея и памятника архитектуры — доходного дома Стуловых, где расположится музейная библиотека. Скоро рядом с домом будет не одно и не два здания, а целый прекрасный музейный город. Или строящийся Музей современного искусства на Болотной набережной в бывшем здании ГЭС — прекрасный пример умного развития территории.

Хочу изменить в Москве…

В самом городе не хотелось бы ничего менять, но я бы хотела открывать в городе выставки и рассказывать об искусстве тем, кто еще не открыл для себя его ценность. В особенности об искусстве фотографии, ведь площадок для популяризации этого искусства в Москве не так много. Вижу своей задачей открытие для медиасообщества новых имен молодых талантливых фотографов. Поэтому даже в Still Beauty Space мы показываем фотографическое искусство, не говоря о выставках, в организации которых я стараюсь участвовать.

Мне не хватает в Москве…

Родителей, которые остались жить в Санкт-Петербурге.

Если не Москва, то…

Санкт-Петербург или Кап д’Антиб — я очень люблю берег Франции.

Меня можно чаще всего застать кроме работы и дома…

Гоголевский бульвар или парк Толстого, МХТ или Театр Наций.

На выставке «Москва Наума Грановского 1920–1980» вы увидите…

Москву глазами фотографа, который был влюблен в этот город. Наум Грановский открыл для меня Москву, в которой я никогда не жила — Москву XX века, город, который тогда строился и быстро менялся. Выставка в Центре фотографии имени братьев Люмьер, которую музей сделал вместе с фондом Still Art, вызовет у вас чувство ностальгии, в чем я не сомневаюсь.

Ранее мой фонд Still Art занимался исключительно fashion-фотографией. Работать над материалами советского периода мы начали в 2019 году с выставки Александра Родченко. В сотрудничестве с куратором Центра фотографии Натальей Григорьевой-Литвинской и совместно с семьей Александра Родченко мы создали проект, состоящий из фотографий двух его портфолио из нашей семейной коллекции. Выставку мы дополнили образовательными лекциями и экскурсиями. Интерес зрителя к фотографиям Родченко превзошел все мои ожидания. Я поняла, что необходимо продолжать проект, поддержать его путешествие по стране, дать возможность другим музеям и их посетителям прикоснуться к основам нашей фотографической школы. Советская фотография часто появляется на московской музейной сцене, ее знают и любят. Поэтому знакомство с ее главными именами в других городах России, а также издание уникальных авторских книг стало приоритетной программой моего фонда на ближайшие годы.

Книга «Наум Грановский 1920–1980», которую вы найдете на выставке и в книжном магазине Центра фотографии, стала первой монографией классика советской фотографии, изданной фондом Still Art. Творчество Грановского всегда представляло особый интерес для всех, кто изучает фотографию XX века. Книга покажет, как менялась Москва на протяжении шестидесяти лет, поможет вспомнить о забытых страницах истории города и станет увлекательным рассказом, которым мы сможем поделиться со своими близкими. Я сделаю все возможное, чтобы это издание появилось не только на столах коллекционеров, но также стало доступно библиотекам, университетам и школам по всей стране. Реализация издательско-просветительской миссии фонда будет продолжаться, впереди — книга Владимира Лагранжа, благодаря которому я когда-то полюбила фотографию.

Фото: предоставлено культурным фондом Still Art