search Поиск Вход
, , 6 мин. на чтение

Это мой город: режиссер Артем Михалков

, , 6 мин. на чтение
Это мой город: режиссер Артем Михалков

О неудобстве использования личного авто — непродуманности и дефиците парковочных мест и раздражающих пробках, о желании обновить речные кораблики и о своем новом фильме, посвященном советской спортивной легенде — боксеру Валерию Попенченко.

Мое детство…

Это Красная Пресня — Малая Грузинская, 28. Там прошло наше детство: в этом доме выросла и старшая сестра Аня, и я, и там же потом появилась Надя. В нашем подъезде то ли на десятом, то ли на девятом этаже жил Высоцкий. Напротив был костел, естественно, он не работал в то время — был складом пластиковых изделий, которые валялись везде: на территории, внутри. Рядом был пункт приема стеклотары, куда мы сдавали бутылки.

Все близлежащие улицы я прекрасно помню, как и советское время: на 116-м автобусе мы ездили в школу, а иногда пешком ходили через зоопарк; помню троллейбус «пятерку», помню палатки с мороженым — эскимо и пломбиром за 25 копеек. Сейчас, когда приезжаю туда, ностальгия — по детству, по этому району, несмотря на то что он меняется в лучшую сторону: появляются магазины, рестораны, кафе.

Я москвич, потому что…

Родился здесь. С самого детства видел этот город совершенно разным. Когда человек переезжает сюда в более взрослом возрасте, то у него одни впечатления, а я присутствовал с самого детства, жил в разной Москве: это очень интересно — сравнивать тот город с нынешним, который очень изменился.

Для меня и для тех, кого я знаю, сегодня больше плюсов, но есть и минусы, как и в других мегаполисах: главное — нереальные пробки, понимаю выделенку для автобусов и такси, но это очень усложняет передвижение на личном автомобиле. Я бы придумал, как избежать заторов на дорогах, но у меня нет понимания процесса — в этом вопросе нужны специалисты. Но пробки прямо мучают! Честно!

Город расцвел…

Когда убрали все провода и рекламу, Москва заиграла — стала намного чище. Были проблемы со стройкой — все долго терпели это, но по факту город выглядит аккуратнее, чем прежде.

Москва стала культурным центром. Не знаю, где еще сейчас открывается такое количество музеев, организуется столько выставок и мероприятий — мы впереди планеты всей.

А какие сделали парки! Как в абсолютно разных направлениях развили территорию ВДНХ — восстановили все павильоны, они сразу заиграли! Но делали долго — площадь гигантская. Сегодня, когда приезжаешь туда, то это масштабное место, где можно и погулять, и на велосипеде покататься, и зайти в павильоны — есть культура, и заливают шикарный каток.

Не говоря о Лужниках!..  Они мне очень нравятся, но даже до ремонта, когда не было такого количества объектов, ресторанчиков, все было немножко из того времени и тем меня радовало. Сейчас появились спортивные площадки, велодорожки, беговые, для пешеходов. Это хорошо, но я соскучился по Лужникам, которые были раньше.

Стало открываться много кластеров — заводы переделывают в креативные пространства. Как я понимаю, в 2000-х годах, когда все это покупалось и оформлялось, владельцы думали там что-то строить: сносить и возводить торговые центры или жилье. А потом фактура старых заводов заиграла самостоятельно, это очень клево: их очень много по Москве — и на «Павелецкой», и на «Белорусской». Это дополняет культуру жизни города.

Москва отличается от всей страны — это государство в государстве. Москва безумно красивая!

Я бы изменил в городе…

Конечно, хотелось бы, чтобы подправили судоходство. Не знаю, кто этим занимается, но корабли, которые плавают сейчас, годов из 1950-х. Поновее бы, чтобы появились современные речные корабли помимо Radisson, было бы супер.

Делал бы больше парков, возрождал бы природу. Кто этим занимается, я тоже не знаю, но экология — важная вещь в мире. Если посчитать, сколько людей живет на Земле, то понятно — ее надо беречь. Создавать больше зеленых зон — хорошо и правильно.

Гастрономическая жизнь…

У нас в Москве открывается нереальное количество ресторанов: они лучше, чем где бы то ни было — их количество, качество, креатив. Очень люблю ходить к Новикову — у него в основном понятная, но вкусная еда — это плюс.

Помимо его ресторанов появляется в принципе очень много всего — новые тенденции, учтенные в каждом заведении. Сейчас появилась культура еды: все знают, что открылось — через интернет и сети делятся местами. Причем есть даже те рестораны, что на три-четыре столика — они забиты!

Раньше, в моей молодости, было мало ресторанов и клубов, лишь «Джамп» в Лужниках и «Марика». Еще устраивались рейв-вечеринки, куда набивалось и прыгало много людей — такой дискотекой был «ЛИС’С» в «Олимпийском». Гигантские очереди: со всей страны собиралась молодежь, от бандитов до фей. Вход стоил сто долларов, но можно было бесплатно пробраться через кордоны. Это было невероятно. Новая жизнь — новые веяния музыки и света: стояли пластмассовые столы и стулья, один лазерный прибор. Все люди с цепями и барсетками плясали под «Мальчишник». Это было в то время, как даже не знаю, с чем сейчас можно сравнить. Сегодня клубы и ночная жизнь делятся по интересам: одна вечеринка посвящена рейву, другая — джазу, третья — квартирник. Тогда ничего другого не было. Никто не понимал, что происходит. Было странное время. Но мы жили и не думали, что оно странное, верили, что оно таким было всегда.

Когда сейчас устраивают клубные штуки, я бываю редко. А тогда в 16–18 лет куда идти в выходной? Только туда, куда все, особенно если есть возможность или знакомые. И в компании моего брата Степы, Федора Бондарчука и Ромы Прыгунова, хотя я младше, они брали меня с собой — мы вместе проходили эту ночную жизнь. Бывали там нечасто, но появлялись.

Первую заграницу не помню…

Но остались воспоминания, как мы плавали на корабле «Дмитрий Шостакович», выходящем из «Одессы». В тур входили Турция, Италия, Греция. Прекрасные воспоминания — всей семьей (Нади, правда, еще не было) на корабле. В лет десять такой запуск за границу был чем-то необычным.

Нелюбимые районы…

Стороной стараюсь обходить Смоленскую площадь — когда поднимаешься туда на машине, все всегда стоит. Просто какой-то сущий ад. Я бы подумал, как это изменить.

Я не так много бываю в каких-то других районах, чтобы понимать, что в них можно менять. Мне сложно. В центре сделали разные проезды, односторонние улицы — смысл в этом есть. Но я считаю, что большая проблема с парковками: на фоне всех реконструкций мест мало — надо делать отдельные площадки: крытые и открытые — большие. Жилые квадратные метры вводятся в нереальных количествах, но они не продуманы: надо рассматривать пространство, изначально предполагая там парковки. Стоит придумать специальную программу, которая бы поддержала увеличение парковочных мест — надо прямо отдельные куски земли оставлять для машин. И так цены на парковки немаленькие.

Любимые районы…

Для меня мой дом и родина — Николина Гора и Патриаршие пруды, где у нас квартира уже лет тридцать. Конечно же, я помню этот район еще когда мы только туда переехали. За последние пять-семь лет Патриаршие феноменально изменились. В какой-то момент все, кто здесь живет, решили, что это вау и супер, но потом стало чересчур — весь мир, вся страна оказывалась на этом пятаке. Шанхай: все газуют на машинах, долбит музыка. Ужас! Теперь по вечерам дежурят полицейские. Каким образом это произошло?..  Я прекрасно помню, как мы лет пятнадцать назад с ребятами стоим около машин у кафе «Маргарита» и слушаем музыку. Вот они, Патриаршие. Все. А потом что-то произошло — они стали кластером, куда приезжают все и вся. Этого слишком много. Надо угомонить тех, кто стоит здесь в 12 ночи в пробках и ходит по району кругами. Наверное, стоит делать еще места, которые могут привлекать гостей столицы. Невозможно, чтобы вся Москва была на одном пятаке.

Фильм «Мистер Нокаут» и моя история знакомства с судьбой боксера Валерия Попенченко…

Я случайно увидел документальный фильм о Попенченко, потом купил книгу о нем — мне она понравилась. И я понял, что такой герой сейчас может быть интересен зрителям — он не только был одаренным боксером, но и образованным человеком. Это сочетание меня заинтересовало.

Мне было интересно разобраться в отношениях тренера и его подопечного, конечно же, в боксе очень важен наставник, основа всех побед идет от него, лишь потом сам спортсмен и уже после — чиновники. Отношения, которые были у Георгия Филипповича Кусикьянца и Попенченко, не только про связку тренер — подопечный. Более того, в чем-то Кусикьянц был Попенченко как отец — тот у него погиб на фронте.

И в жизни Кусикьянц был очень непростым в общении, и про Попенченко говорили, что у него корявая стойка. Удивительно, как встретились два этих неординарных человека и вместе пришли к победам. Было важно показать и подчеркнуть это в фильме.

Не просто кино про спорт, а про отношения, любовь, травмы, детство, юношество и более взрослые победы — все эти истории были связаны с нашим героем и его тренером.

Желаю…

Юным спортсменам — заниматься спортом. Москвичам — скорейшей весны, чтобы солнце согревало всех в это время. Очень важно, что мы любим этот город, что он — наш дом. Хочется, чтобы в нем, как и в любом доме, было уютно. Надеюсь, что так оно и будет.

Фото: Илья Золкин

Подписаться: