, 4 мин. на чтение

«Это работа мусорщиков, им за это платят» — как москвичи разделяют мусор

, 4 мин. на чтение
«Это работа мусорщиков, им за это платят» — как москвичи разделяют мусор

Уже полтора месяца москвичи должны выносить по два пакета мусора: смешанные отходы и перерабатываемые.

Ключевое слово «должны» — разделять мусор начали далеко не все, а некоторые еще и встали в позу «я никому не должен и не обещал». Снежана Каратаева поговорила с москвичами из разных районов и съездила на станцию переработки мусора, чтобы посмотреть, сортируют ли его на самом деле.

Мало кто знает, что производится из годных переработанных отходов: кто-то даже думает, что из них делают ядерное оружие. Так, например, считает житель Чапаевского переулка. Чтобы избежать нападения на Россию, он сдирает специальные наклейки с синего бака.

— Если я это делать не буду, то этот пластик пойдет к китайцам, они там изготавливают ядерное оружие, потом нас же и перестреляют. Я в каждом дворе так буду делать. Кто еще спасет Россию?

Против раздельного сбора мусора выступают и жители Новоподмосковного переулка, где недавно украли новенький синий бак. Только что устроившийся на работу начальник участка разводит руками: он не знает, кому мог пригодиться контейнер. У себя в «Жилищнике» они давно сортируют мусор: сначала приучались делать это на работе, а потом и дома вошло в привычку.

А вот многие москвичи так и не поняли, как правильно сортировать, должен ли мусор проходить домашнюю обработку: мытье, сушку. Для этого правительство Москвы открыло горячую телефонную линию. За полтора месяца поступили сотни звонков. Вопросы были разные: будет ли взиматься штраф за отказ сортировать мусор, изменится ли тариф, будут ли проводиться образовательные программы и какое поощрение ждет добросовестных граждан. Монотонным голосом операторы отчеканивают ответы на одни и те же вопросы.

— Штрафа и поощрений не будет, в квитанциях сумма остается неизменной, обучающие видеоуроки для взрослых, дошкольников и школьников можно получить у мусороперерабатывающих компаний, комплекса городского хозяйства, но по собственной инициативе, в обязательную обучающую программу это не входит.

Кстати, поощрение волнует почти каждого пятого москвича.

— Я специально ничего делать не буду, а зачем? Это работа мусорщиков, им же за это платят. А мне кто заплатит? Вот если бы тариф снизили, другое дело, — ругается водитель такси с Фрунзенской набережной. — Я вообще не собираюсь ничего сортировать. Если мой сосед не делает, то для чего я буду? И весь мусор же скидывается потом в одну кучу, никто ничего не разбирает.

Действительно в сети есть видео о том, как работает программа раздельного мусора в Москве. Вернее, не работает: все баки перепутаны, мусор вперемешку скидывают в одну машину.

— А у меня денег нет, чтобы ведра для раздельных отходов покупать. И вообще этим должен заниматься дворник: стоять, дежурить, смотреть, куда, кто что бросает. Раньше как было? Сидел приемщик и указывал, куда выбрасывать. По-другому толку не будет, — высказались жительницы Ленинградского проспекта.

Водитель мусоровоза Александр приезжает на работу к шести утра. За смену он объезжает более 90 точек, уже к вечеру привозя на мусороперерабатывающий завод больше тонны груза. На въезде проходит радиационный контроль, чтобы избежать опасных отходов. Единственный случай, когда система среагировала на его машину, был в начале осени. Оказалось, в мусоровозе были обнаружены медицинские отходы. По правилам все опасные отходы должны сдаваться и утилизироваться особым образом — они не относятся к обычным бытовым отходам.

Пройдя особый контроль, водитель въезжает в холодный складской резервуар, где его ждет десятиметровая в длину и трехметровая в высоту гора хлама. Нажимает на рычаг, освобождая кузов от собранных за весь день отходов. Справа разгружаются машины со вторсырьем, слева — смешанные.

Из десятиметровой кучи вторсырья только 20% на выходе получаются годными, остальное идет на утилизацию.

К выгруженной куче подъезжает «Ангелочек» — так тут называют небольшой трактор-погрузчик. Он отправляет отходы на ленту-транспортер, которая, как беговая дорожка, прогоняет его вверх на линию переработки.

Там на втором этаже царит совсем другая атмосфера. Нет ежесекундного шума бьющегося стекла и громыхания трактора. На стенах прибиты мягкие игрушки, выброшенные, как в «Истории игрушек», хозяевами.

В цеху рабочие вручную отделяют «свою» тару от пропитанных грязью игрушек, одежды, консервных банок.

Ловким движением молодая девушка подхватывает стеклянную бутылку и бросает в яму:

— Мне не страшно, привыкла. Работаю уже год, даже не задумывалась о другой работе. Каждый из нас отвечает за свой товар: кто-то отбирает картон и пластик, кто-то — стекло и бумагу. Если напарник пропустит свою, например, бутылку, мы помогаем, подхватываем, отдаем. Мы все из разных регионов — Воронеж, Рязань, Чувашия — наверное, это нас и объединяет.

Работают на мусорном полигоне вахтовым методом: половину месяца в Москве, остальное время дома.

— Для меня работа — это удовольствие, от семьи отдыхаю, — объясняет грузчик, который подгребает лопатой мусор в транспортер.

И рабочий из Рязани не стыдится своего занятия, даже любит.

— Я мир чище делаю, это же приятно. Бывает, среди мусора нахожу иконы, я их мою и к батюшке в церковь отношу.

После ручной сортировки мусор проходит через сепаратор, который отделяет мелочевку — пищевые отходы, пакеты, одноразовые контейнеры для еды. Уже готовое вторсырье — пластик, стекло, бумага, жестяные банки — попадает каждое в свой контейнер, отправляется на прессовку, выкатываясь готовым метровым перевязанным брикетом, за которым приезжают перерабатывающие компании. Из этих материалов в магазинах можно увидеть шариковые ручки, гофрокартон и туалетную бумагу. Никакого ядерного оружия.

Часть смешанного мусора — а его больше всего — идет на полигон, где проходит процесс сжигания. Еще часть будет пригодна для изготовления крошки — вспомогательного материала для дорожных и строительных работ.

Может ли быть так, что вторсырья окажется хотя бы на 1/5 часть больше от общей кучи мусора?

— Конечно, может, — говорит бригадир смены. — Если каждый второй человек будет придерживаться нового правила. Для этого не обязательно затрачивать дополнительные средства, как это делают некоторые — покупают ведра, бумажные пакеты — все это ненужная ерунда. Достаточно лишь ополоснуть бутылку из-под молока, даже этикетку снимать не обязательно (правда, если снять, то у перерабатывающей компании будет меньше работы), или смять картонную упаковку, положить все это в старую ненужную сумку и выбросить в сетчатый контейнер или в синий бак. А дальше дело за нами.

Все это только звучит оптимистично. Пока ситуация такая: как уверяют на мусоросортировочном заводе, в год москвичи производят 800 тыс. тонн мусора. Из них только 5–8% идет на вторсырье, остальное сжигают. Для сравнения: в Кельне из 740 тыс. тонн мусора на вторсырье отправляются 42%. Остальные 58% сначала повторно проходят дополнительную сортировку, а остатки сжигаются.

Фото: shutterstock.com