search Поиск Вход
, 6 мин. на чтение

Эволюция московского двора: как менялись пространство и жизнь дома за пределами подъездов 

, 6 мин. на чтение
Эволюция московского двора: как менялись пространство и жизнь дома за пределами подъездов 

Еще лет двадцать назад в старых московских дворах можно было увидеть компании мужчин, шумно играющих в домино, детей, прыгающих в классики, пенсионерок на лавочках, увлеченно обсуждающих амурные дела соседей. Этот колорит был запечатлен в культовом фильме «Покровские ворота». Сейчас такого почти не встретишь. Дворы становятся другими, функции и социальная жизнь в них тоже трансформируются. Как они меняются с начала прошлого века, что на это влияет, чем сегодня наполняется время, которое люди проводят во дворах? «Москвич Mag» поговорил об этом с историком-краеведом Андреем Ледневым, урбанистом Артемом Гебелевым и Александром Лагутовым — директором департамента разработки продукта компании Sminex, которая создала многофункциональный ландшафтный двор для своего проекта — дом «Достижение»

По мнению историка Андрея Леднева, до революции двор жилого дома как некая среда, где жители могли бы проводить время — редкое явление. Тогда в основном строили доходные дома, и о создании комфортного пространства вокруг никто не думал.

«В многоэтажных доходных домах чаще всего были дворы-колодцы с минимальным солнечным светом, едва доходящим до первых этажей. Никаких палисадников, цветников там в помине не было. Дворы в жизни простых москвичей были лишь некими проходными пространствами, необустроенными для досуга и отдыха. В дореволюционной Москве полноценная дворовая активность происходила лишь в городских усадьбах, где были сады, большие территории с беседками и лавочками», — рассказывает историк. 

Революция перевернула все с ног на голову, и новая власть начинает строить другое жилье. Для обычных горожан, рабочих и мелких служащих разрабатывали авангардные проекты домов-коммун, рабочих поселков, соцгородов. На этой волне Москва стала буквально центром развития новой авангардной архитектуры — конструктивизма. 

1940-е

Андрей Леднев полагает, что именно тогда при проектировании новых районов впервые стали появляться дворы как пространства, где люди могли бы проводить время, сидеть у фонтанчика, устраивать танцы под патефон, слушать радио. Благодаря продуманности пространства двора формировалась позитивная психология во всем районе. Они воспринимались как некая своя среда — защищающая и безопасная, где все друг друга знают. 

С ним согласен урбанист, основатель Brand Urban Studio Артем Гебелев, который тоже считает московские дворы 20–30-х годов прошлого века удачным решением обустройства пространства вокруг домов.  

В сталинскую эпоху дворы становятся другими. Возникает иного масштаба архитектура с грандиозными домами, вытянутыми на целые кварталы. Но дворы там теряют свой уют. Ребенок выходит в такой мегадвор как в опасный мир, где он должен защищаться. Однако в сталинках все еще есть активная социальная жизнь, но уже менее доверительная, чем раньше.

1950-е

Деградация дворового пространства происходит и в спальных районах хрущевского и брежневского периодов, считает историк. Более того, дворы спальных районов, возводившихся в позднее советское время, формировали враждебную и агрессивную среду. Андрей Леднев полагает, что «среди нависающих многоэтажек с бесконечным сквозняком между домами подростки, например, чувствовали себя очень незащищенными и были готовы к любым неприятным явлениям и столкновениям. Зато криминальный элемент ощущал себя хозяином. Хотя, конечно, бывали исключения разного рода».

С распадом Союза в городах, в первую очередь в Москве, стали массово строить жилье на продажу. Дворы опять начали трансформироваться. Сейчас в этом процессе огромную роль играют девелоперы. В каких-то случаях они отрабатывают запросы общества, а иногда сами придумывают решения, которые со временем становятся новой реальностью. 

Директор департамента разработки продукта компании Sminex Александр Лагутов говорит, что развитие московских дворов идет по пути непрерывной эволюции.

1970-е

«Даже в 2000-х годах, когда ни о каком цивилизованном рынке недвижимости речи не шло, дворы становились лучше. Сначала сформировалась потребность, чтобы дворовое пространство стало закрытым, чуть позже научились “высаживать туи вдоль дорожек”, устанавливать элементарные детские площадки и турники для жителей», — рассказывает девелопер.

Еще одной формой обустройства новых жилых районов урбанист Артем Гебелев называет не дворы, а межквартальные пространства.

«Если у нас есть условно пять дворов и в каждом семьи с детьми, то одна большая межквартальная площадка для них будет гораздо более разнообразная, оригинальная, интересная и насыщенная, чем если делать по маленькой площадке с одними качелями и песочницей в каждом дворе».  

Артем Гебелев отмечает появление и развитие межквартальных пространств с конца 1990-х годов. По его словам, в Москве это связано с кратным увеличением миграционного потока, который спровоцировал гигантский рост строительства нового жилья. 

2000-е

«Наплыв новых москвичей — один из ключевых факторов, которые размывают дворовую культуру. И если с инфраструктурой в активно строящихся районах все более или менее нормально, то с социальными связями сложнее. Межквартальные пространства решают эту проблему. К примеру, одна на несколько домов спортивная площадка притянет людей, которых объединяет общий интерес. На такой площадке будет формироваться устойчивый контингент пользователей, объединенный общими интересами, а не общим домом проживания». 

Понятно, что такие места — хорошее решение для больших спальных районов. Но в Москве строят и другие дома. По словам урбаниста Артема Гебелева, он часто встречает в жилых проектах среднего и выше среднего уровня довольно оригинальные решения этого вопроса. Возможно, они станут примером для других проектов. 

Говоря о причинах преобразования столичных дворов, представитель Sminex Александр Лагутов напоминает об экономических кризисах 2009 и 2014 годов. Тогда спрос на покупку жилья заметно снижался — это повышало конкуренцию. Самые прозорливые игроки не занимались демпингом, а преобразовывали свой продукт, в том числе уделяя внимание дворовому пространству. «У дворов стал появляться стиль. Девелоперы начали продумывать целостные концепции, сочетать их с архитектурой самого дома. Сейчас мы находимся на той ступени эволюции, когда понимаем, что двор — это важная часть дома, одно из его основных общественных пространств. Оно должно быть функционально продуманным. Есть зоны для тихого отдыха, есть для активного — их нельзя смешивать. Во дворе должен найти себе занятие человек любого возраста вне зависимости от его интересов. Для занятий спортом базовым элементом становится воркаут-зона, качественные площадки для игровых видов спорта. Отдельное искусство — создание зон для спокойного отдыха с озеленением, которое будет выглядеть красиво круглый год», — считает Александр Лагутов. 

Все это компания Sminex учитывает в своих проектах. Например, двор дома «Достижение», который расположен в окружении парков северо-востока Москвы, уже сейчас можно назвать одним из самых интересных и оригинальных в плане организации пространства. Когда девелопер продумывал здесь самую комфортную среду для жизни, концепция обустройства двора площадью 1,7 гектара стала едва ли не основной. 

Двор дома «Достижение»

«Мы уделяем большое внимание физическому и эмоциональному развитию детей, создавая площадки по индивидуальному проекту. Опираясь на последние открытия в области детского развития, мы разработали собственный стандарт KID’S LAB. Во дворе “Достижения” мы даже придумали зону игры с водой — это большая редкость для рынка», — рассказывает представитель Sminex. По его словам, при проектировании двора учитывалось многообразие жизненных сценариев будущих жителей. Благодаря этому двор получился сбалансированным. Каждый элемент работает в связке с остальными. «Например, общественная гостиная. В ней родители могут с комфортом почитать книгу, контролируя пребывание ребенка на детской площадке», — уточняет Александр Лагутов. 

Когда говорят о дворах, почему-то зачастую забывают о подростках. А ведь им важно интересно проводить время. В Sminex подумали о тинейджерах тоже. Для них оборудовали зону паркура и настольный теннис. На закрытой территории дома есть и места, где будет интересно и весело всей семье и друзьям: сделать шашлыки в специально оборудованной зоне барбекю, прогуляться возле пруда или устроить представление в амфитеатре. 

Двор дома «Достижение»

Такое разнообразие досуга едва ли поместится на одной плоскости, поэтому двор «Достижения» многоуровневый. Это добавляет функций и делает его интересным с точки зрения ландшафта и дизайна: появляются холмы, навесы, мостики.

Оглядываясь назад, можно сказать, что московский двор эволюционировал от простейшего пространства возле дома до сложноустроенного и действительно важного объекта городской среды. Возможно, чем больше будет проектов с такими дворами, тем больше шансов, что жители городов начнут больше общаться друг с другом, узнавать соседей и проводить досуг вместе, отдавая предпочтение живому человеческому контакту, а не экрану смартфона или просмотру очередной серии очередного сериала на Netflix.

Фото: Валерий Шустов, Анатолий Гаранин, Всеволод Тарасевич/МИА «Россия сегодня», Архив/ИТАР-ТАСС, пресс-служба Sminex