search Поиск Вход
, 7 мин. на чтение

«Интернет — это вся моя жизнь»: истории москвичей, чья работа зависит от качества связи

, 7 мин. на чтение
«Интернет — это вся моя жизнь»: истории москвичей, чья работа зависит от качества связи

О серьезных изменениях на рынке труда говорят давно. Причем в пример приводят как реальные подвижки — регулярно растущую популярность (а теперь уже и необходимость) удаленной работы, так и совсем антиутопические о том, что всех работников заменят компьютеры. И хоть о всеобщей роботизации говорить пока очень рано, мы наблюдаем, как плотно мобильный интернет, сотовая связь, а вместе с ними и цифровые технологии внедрились в различные профессиональные области.

Например, это особенно заметно при взгляде на все аспекты туристического бизнеса. Все больше людей самостоятельно планируют свои путешествия, исключив походы в туристические агентства и забыв о существовании физических касс для покупки билетов. Сфера подверглась серьезной перестройке. Первыми отреагировали авиакомпании, внедрив множество онлайн-продуктов, таких как опции бронирования и регистрация на посадку через интернет. Туристические агентства тоже не остались в стороне и развернули свою деятельность в социальных сетях, продавая туры не через красочные брошюры, а с помощью фотографий с привлекательными подписями.

Вместе с тем непрерывный рост высокоскоростного покрытия спровоцировал возникновение ряда новых профессий — SMM-менеджеров, контент-менеджеров, таргетологов, копирайтеров и многих других. Эти специалисты не привязаны к офису или другим локациям и могут себе позволить работать где угодно. Даже в метро.

По данным МТС, на сегодняшний день 90% интернет-трафика в метро передаются по сети LTE, а значит, у москвичей практически отпала необходимость подключаться к городскому вай-фаю и тратить на это драгоценные минуты поездки. Компания в 2019 году  завершила строительство сети 4G в тоннелях метро, где потребность в связи намного выше, чем на станциях.

Значительную роль в карьерном вопросе интернет сыграл и во время самоизоляции.

Как ни странно, на фоне всеобщей тревоги о безработице пандемия принесла миру ряд новых профессий в сфере онлайн. К их числу относятся виртуальные няни, не устройства с микрофоном и камерой, а человек, который развлекает ребенка через экран монитора, пока родители заняты удаленной или домашней работой.

Помимо этого вырос спрос на специалистов, которые помогают отстраивать различные процессы. Среди них цифровые коучи и кураторы, бизнес-консультанты, которые помогают предпринимателям перестраиваться из офлайна в онлайн, организаторы видеоконференций и множество других счастливчиков, которым удалось найти применение для своих навыков в сети в такой непонятный для всех период.

Кроме того, этой весной за город перебрались около 15% москвичей, многие из которых продолжили работать удаленно. Это и представители профессий, которые, в принципе, могут выполнять задачи из дома в любое время: бухгалтеры, дизайнеры, разработчики, специалисты службы поддержки и многие другие. И те, кто раньше не мыслил свою жизнь без похода в условный офис: учителя, врачи (пандемия дала виток телемедицине), работники сферы гостеприимства.

Мобильные операторы быстро отреагировали на эти перемены, усилив и сотовый, и фиксированный сигналы. Так, за девять месяцев 2020 года только МТС улучшила качество мобильной связи не только в столице, но и в более чем 4 тыс. сельских поселений, деревень, коттеджных и дачных поселков Московской области и Новой Москвы.

При этом не потерял актуальность и проводной интернет, так как он стал одновременно рабочим и учебным инструментом, а также заменил все виды развлечений и отдыха, от похода в кино до вечеринки с друзьями. Во время пандемии средняя пользовательская скорость в Москве выросла на 50%. Как и в 2019 году, самая высокая средняя скорость — 111 мегабит в секунду — зафиксирована в сети МТС на интернет-серфинг, просмотр видеоконтента и скроллинг в социальных сетях. А вот скорость на отдачу, когда пользователи заливают куда-то свои файлы, выросла по сравнению с прошлым годом почти в два раза — до 122 мегабайт в секунду. Видимо, здесь сказалась и самоизоляция — появилась потребность чаще обмениваться с близкими личными фото и видео, и работа из дома — многим необходимо передавать коллегам большие объемы данных.

Александра, копирайтер и SMM-специалист

Я пришла в профессию восемь лет назад, когда социальные сети только стали развиваться как маркетинговый инструмент. Например, в Instagram почти не было текстов, только фотографии. На тот момент я жила в Рязани и всегда считала, что текст — это основное, что приносит продажи в интернет-маркетинге. Если смотреть глобальнее, то тексты продавали всегда, не товары, так идеи.

Где-то в 2012 году я предложила свои услуги копирайтера и SMM-специалиста небольшому заведению в Рязани, оно совмещало в себе цветочный магазин и кофейню. Визуально это очень красивый бизнес. И я хотела подкрепить фотографии такими же красивыми и качественными текстами, чтобы улучшить продажи.

Постепенно я приобретала опыт, о моих услугах узнавали все больше людей, я решила, что пора двигаться дальше, и переехала в Москву. Здесь лучше развит бизнес, поэтому больше возможностей для работы и развития в digital-сфере.

Моя профессия сильно эволюционировала за эти восемь лет, потому что изменилось отношение людей к социальным сетям. Прямо сейчас я нахожусь в Сочи в рекламном туре, так как работаю с туристическим агентством. Смысл рекламного тура заключается в том, что представители агентства приезжают в разные города, оценивают отели, а потом решают, сотрудничать с ними или нет. Раньше в такой тур мог поехать только менеджер туристического агентства. Но так как сейчас все ушло в онлайн, у владельцев агентств появилась потребность отправлять в подобные поездки и digital-специалистов. А во время пандемии будто случился новый виток осознания важности социальных сетей, так как много офлайн-бизнеса ушло в онлайн.

Моя работа полностью зависит от качества связи, мобильный интернет — это вся моя жизнь, поэтому, куда бы я ни поехала, я всегда уточняю наличие интернета и уровень сигнала. Однажды произошла следующая ситуация. Я долгое время вела переговоры с очень важным клиентом. И когда она написала, что может выйти на связь, я как раз была в пути в Подмосковье. В машине я была не одна, поэтому попросила остановить, чтобы выйти и не нарушать конфиденциальность беседы. В итоге я заключила договор о сотрудничестве в буквальном смысле посередине дороги только благодаря хорошему сигналу МТС.

Я фрилансер и так получилось, что моя жизнь не поддается никакому графику. Если у меня есть задачи, я выполняю их всегда и в любое время вне зависимости от того, где нахожусь: на вершине горы высотой 2000 метров, дома, в дороге или на самой большой глубине московского метро.

Мария, голосовой брокер

Голосовой брокер помогает найти покупателю продавца, а продавцу — покупателя в неликвидных финансовых инструментах либо в очень ликвидных, но на нестандартный объем. К нам обращаются для поиска контрагентов для сделок на биржевом и внебиржевом рынках.

Качественная связь — основная составляющая нашей работы. Мы разговариваем с банками ежедневно по девять часов. Когда десять лет назад я пришла в профессию, использовались стационарные телефоны с аналоговым сигналом, в основном для дешевизны. На IP-телефонию все перешли около восьми лет назад. Компания, где я работаю сейчас, не исключение.

Хороший уровень покрытия сотовой связи и мобильного интернета спас меня и моих коллег и во время пандемии. С помощью интернет-телефонии от МТС, а также специальных устройств мы вывели все необходимые для нас программы на домашние компьютеры и ноутбуки, что дало нам возможность работать удаленно из любой точки Москвы. Кроме того, наше рабочее время завязано на работу биржи и иногда нам необходимо работать в выходные и праздники.

Это очень эмоциональная и стрессовая работа. Необходимо вообще не расстраиваться, когда тебе говорят нет, потому что это не значит, что ты совершил ошибку. И, конечно, не принимать отказ на личный счет. Для этого важно иметь хорошее чувство юмора. Но, в принципе, некоторые коллеги допускают выход эмоций самыми радикальными способами, например могут швырнуть телефон в стену. И мы относимся к этому с пониманием, иначе просто невозможно работать. У нас в офисе стоят терминалы Bloomberg (компьютерная система, позволяющая специалистам в области финансов пользоваться сервисом Bloomberg. — «Москвич Mag»), и у этих терминалов ранее в комплектации прилагались тяжелые металлические клавиатуры, потому что трейдеры и брокеры постоянно все бьют.

Андрей, дата-журналист

Дата-журналистика — это журналистика, в основе которой лежит сбор, обработка и визуализация данных. Цель такая же, как и в классической журналистике — найти новое знание и рассказать об этом читателю. Но методы разные. Например, журналист может опубликовать новость, что в этом году производство кормовых растений увеличилось на 20%. Это не дата-журналистика, потому что цифра одна и журналист взял ее уже из готовой таблицы Росстата. Наша задача — собрать все данные о кормовых фермах России самостоятельно, с сайтов этих ферм или из других открытых источников, свести их единую таблицу и уже на ее основании делать выводы, что производство выросло. А также объяснить, почему это произошло, но уже на основе других данных, например о данных о погоде за этот год. Можно сравнить это с продуктовой аналитикой, когда компании анализируют свои торговые показатели и делают выводы, что им стоит продавать, а что нет. Мы делаем то же самое, только в мире читателя. В этом нам помогают в том числе и языки программирования, например Python.

Я пришел в профессию года четыре назад, когда такого названия, как дата-журналистика, в России практически не было. Все началось с того, что я работал дизайнером инфографики в крупном петербургском медиа, журналисты приносили мне данные, а я на их основе составлял таблицы, диаграммы и прочую визуализацию. Со временем мне захотелось заниматься не только оформлением данных, но и их поиском и обработкой. Так я и начал делать собственные материалы, сотрудничая с разными региональными и федеральными российскими медиа.

Данные в дата-журналистике — это топливо. И они настолько полезны, насколько решают задачу читателя. В России есть открытые данные, и, на мой взгляд, их достаточно много.

Прежде чем собрать данные, я понимаю, зачем это делать, значит, есть какая-то тема, запрос читателей, на который я хочу ответить. Например, я задал себе вопрос: какой город России самый освещенный? И уже исходя из него я начинаю искать подходящие данные. Понимаю, что есть какая-то структура ЖКХ, которая этим занимается, нахожу ее, скачиваю оттуда данные о количестве фонарей в разных городах, делю фонари на площадь и узнаю, что, например, Нижний Новгород — самый светлый город России.

В 2018 году во время чемпионата мира по футболу, который проходил в 11 городах России, я скачал объявление об аренде однокомнатных квартир, сначала в марте, до начала чемпионата, а потом в июне, уже во время его проведения. Стало интересно, в каких городах и как много россияне решили подзаработать на приезжающих иностранцах. В итоге выяснилось, что самое большое повышение цен было в городах, где было мало гостиниц, там они выросли в 1,5–2 раза.

Моя работа напрямую зависит от качества связи и интернета, потому что единственный мой инструмент — ноутбук. Перебои с интернетом могут закончиться тем, что собьется сбор данных или что-то не сохранится, и тогда в лучшем случае мне придется переделывать все заново, а в худшем — я не смогу зарабатывать журналистикой и содержать себя.