search Поиск Вход
, 14 мин. на чтение

«Историю здесь можно потрогать руками». Как в Бородино реконструируют эпическое сражение

, 14 мин. на чтение
«Историю здесь можно потрогать руками». Как в Бородино реконструируют эпическое сражение

Бородино/Семеновское

Навигатор не справился с задачей построить маршрут до Бородинского поля и почему-то привел нас в само село Бородино, к школе. Там такие же незадачливые туристы, понадеявшись на помощь спутника из космоса, прямо перед нами разворачивались и уезжали. Правильное направление всем заблудившимся показывал школьный охранник. Со словами: «До поля еще километров десять».

Новый маршрут правильный, вот только, проехав треть пути, упираемся в ограждение и пост милиции. Дальше пускают только участников битвы. Поэтому опять разворачиваемся и едем в направлении, куда махнул рукой сотрудник ДПС. Судя по тому, что по дороге нам все чаще попадаются то гусары, то уланы в полной экипировке тех времен и на лошадях, двигаемся правильно — в прошлое. Навигатор тоже это осознал и окончательно сошел с ума — сделал еще одну попытку вернуть нас в Бородино, а потом и вовсе замолчал. К тому моменту мы как раз прибыли на место, к деревне Семеновское. Без проблем ставим машину у Спасо-Бородинского монастыря (был основан Маргаритой Тучковой (впоследствии игуменья Мария), женой погибшего в Бородинском сражении генерал-майора Александра Тучкова).

Проблемы с навигацией полностью компенсирует просторная парковка. Куча свободных мест для машин.

Отсюда пройти пешком полтора-два километра до поля. Дорогу спрашивать больше не надо, просто идем туда, куда все. Останавливаемся у памятных камней и стел на нашем пути. Они здесь повсюду.

В честь убитых солдат и офицеров полков, принявших участие в знаменитом сражении. Здесь же стоят стелы в память о советских воинах, погибших под Бородино в боях с немецкими войсками в 1941 году. Интересно, что в Великую Отечественную командующий 32-й стрелковой дивизией полковник Виктор Полосухин распределил между подчиненными ему военными частями знамена полков, сражавшихся под Бородино в 1812 году. Полковник попросил сотрудников музея, которые вывозили экспонаты в эвакуацию, оставить знамена для его солдат и офицеров. Те бои закончились поражением советских войск, но смогли сдержать рывок немцев на подступах к Москве.

Бородинское поле — удивительное место, конечно. На нем как будто история делает виток и повторяет один сценарий. Хорошо, что сейчас этот сценарий случается в виде реконструкции — яркого, познавательного, а главное, мирного события, где каждый найдет для себя интерес.

Не все знают, но именно деревня Семеновское оказалась в эпицентре решающего сражения войны 1812 года. Правда, в учебниках истории про него говорят мало. А битву называют по ближайшему большому селу Бородино.

Герой Отечественной войны Денис Давыдов, чье детство прошло в этих местах, оставил в своем «Дневнике партизанских действий 1812 года» щемящую запись о подготовке к бою: «Дом отеческий одевался дымом биваков. Ряды штыков сверкали среди жатвы, покрывшей поля, и громады войск толпились на родимых холмах и долинах. Там, на пригорке, где некогда я резвился и мечтал…  там закладывали редут Раевского…  Все переменилось!..  Я лежал под кустом леса за Семеновским, не имея угла не только в собственном доме, но даже и в овинах, занятых начальниками. Глядел, как шумные толпы солдат разбирали избы и заборы Семеновского, Бородина и Горок для строения биваков и раскладывания костров… »

Сейчас Семеновское — уютная деревня с добротными домиками вдоль центральной улицы, которая ведет к главному герою этих мест в первые выходные сентября — Бородинскому полю. На ней же сливаются в плотный людской поток редкие ручейки тех, кто прибывает другими маршрутами. Идут семьями, школьными классами, дружескими компаниями, клубами. Очень много детей. Начиная с младенцев, которых везут в колясках, и заканчивая долговязыми подростками с горящими глазами. Ну и взрослые люди самых разных возрастов, профессий и даже национальностей. Иногда слышна иностранная речь, ребят из ближнего зарубежья тоже довольно много. Всем интересно увидеть своими глазами, как сражались русские и французы 210 лет назад.

И вот за поворотом на поле уже видны биваки с белыми большими и малыми шатрами. Жаль, нельзя подойти и посмотреть поближе, они огорожены. Вход через стальную ограду охраняют бойцы Росгвардии. Но с дороги видно, что там вовсю готовятся к сражению. Разводят костры, варят что-то в котелках, начищают форму и обувь. Между военными ходят женщины в одежде французских и русских крестьянок, помогают управляться с бытом. Над шатрами стелется дым. Слышны отголоски разговоров, смех и звон металла. И ты не понимаешь, то ли смотришь 4D фильм про историю, то ли попал в прошлое. Потому что никаких признаков современной жизни в той стороне совсем не видно. Одежда, орудия труда, оружие, посуда, все-все в точности такое, каким было в 1812 году.

До начала реконструкции все выглядит очень мило и пасторально. Это впечатление не портят уже одетые в военную форму и при оружии (пусть и бутафорском) участники грядущей битвы. Яркие костюмы на гусарах, драгунах, гвардейцах и других служивых для современного человека не ассоциируются с настоящей войной. Наоборот, поднимают настроение. Тем более все реконструкторы настроены добродушно, улыбаются и охотно общаются с прибывшими на фестиваль «цивилами» (так реконструкторы называют зрителей). С удовольствием фотографируются с детьми и взрослыми, отвечают на вопросы: «А вы из какого полка? А эта шапка из настоящей медвежьей шкуры? А что значат перья на головном уборе?»

Чем ближе к двум часам — началу сражения, тем короче их ответы и тем быстрее они передвигаются через толпу в сторону своих биваков. Мы с фотографом тоже прибавляем шаг и активнее пробираемся в сторону трибун.

По пути успеваем пройтись по пешеходной улице 1812 года «В походе и в обиходе». Не совсем улица, конечно. Большое пространство с палатками, где с одной стороны представлен быт русской армии, а с другой — французской. Цивилы толпятся и там, и там. Всем интересно посмотреть, как работала, например, полевая кузня. Молодой мужчина, одетый в одежду русского кузнеца, раздувает меха. Огонь от этого разгорается яркими опасными языками пламени. Завораживающее зрелище торопится заснять оператор одного из федеральных каналов.

Напротив кузни в белой палатке сидят французские «маркитанты». Так называли мелких торговцев едой, напитками и предметами военного обихода, сопровождавших войска в походах. Маркитанты в Бородино в 2022 году продают оловянных солдатиков. Возле них полно людей. Покупают мало, разглядывают и расспрашивают много. Маркитанты, как и все реконструкторы, с азартом рассказывают о солдатиках, о своем увлечении, об опыте в реконструкторском движении и о том, почему они сейчас не на поле и не принимают участия в сражении.

— Мы свое отбегали, — рассказывает Александр Львович Рыбаков — невысокий, полный мужчина в огромной серой шинели до пят. По его словам, его первый выход на поле был в 1993 году. — Получается, почти тридцать лет я сюда езжу. Началось все с увлечения миниатюрой, с солдатиков. Мне 35 лет было, в клубе состоял, и как-то пришли ребята, спрашивают: «Ты униформирован?» А я даже не знал, что это такое. Как раз было начало сентября, ребята быстро нашли мне шинель, сухарку (армейскую сумку), нашли бескозырку. Мосфильм привез трехлинейные винтовки. И я в таком виде впервые принял участие в баталии. Даже попал с друзьями в кадр иностранных фотографов, наши снимки обошли зарубежные журналы. Вот с тех пор я и начал «обшиваться». Сначала был в лейб-гвардии. Потом перешел в 20-й егерский полк. Потом наш командир умер, полк распался, и я «пошился» на батальон Екатерины Павловны, сестры Александра I. Она, кстати, на свои деньги содержала большое воинское подразделение. Ну а последним моим клубом был Лейб-гвардии Измайловский полк. В его составе я вышел на Бородинское сражение в 2012 году на 200-летие. Тогда и сказал ребятам: «Все. Пора в отставку. Даже при императоре Александре люди столько не служили». Только они не дали уйти, сделали профосом — старшиной по-нашему, в палатках с ними стоял. Ну а сейчас вот маркитант.

Реконструктор на пенсии продает оловянных солдатиков, которых раскрашивает вручную. А отливает их его друг по реконструкторскому движению Игорь Владимирович Владимиров. Абсолютный антипод своего добродушного друга, высокий, поджарый и сердитый, он стоит рядом и иногда перебивает своего напарника по солдатикам. Тоже хочет рассказать, с чего все начиналось:

— Мне 33 было. Как раз дети к тому моменту подросли, пошли в школу, а я пошел на Бородинское сражение. До этого тоже увлекался оловянными миниатюрами.

— Да, Игорь мой учитель, научил, как правильно раскрашивать. Все знает. К каждой мелочи придирается, — подхватывает Александр Львович.

Их страстный рассказ о реконструкторском движении и участии в нем становится все интереснее. Похожие на Дон Кихота и Санчо Пансо, они даже начинают спорить по мелочам, но в главном определенно и единодушно сходятся. Например, рассказывают, как впервые прошла реконструкция Бородинской битвы.

— Первый выход был в 1982 году. Как раз на 170-летие битвы. Был такой Владимир Иванович Семченко. Он вывел на Бородинское поле десять обшитых человек. А сегодня, посмотрите, сколько людей. Сотни и сотни. Приезжают со всех городов России, из-за рубежа. Последние годы много из Франции было участников и зрителей. В этом году мало, по крайней мере, я не слышал, чтобы кто-то прибыл из Старого Света, — рассказывает Александр Львович.

— Кстати, французы эту битву называют Московской, не Бородинской, — опять перебивает своего компаньона похожий на Дон Кихота Игорь Владимирович.

— Сейчас реконструкторское движение стало общественной организацией, в которую входят тысячи людей по всей стране, — продолжает Александр. В обычной своей жизни он офицер в отставке, сейчас в школе преподает стендовый моделизм, прошел курс по инклюзивному образованию, работает с ребятами с особенностями развития.

— В одном только нашем клубе кого только нет: бизнесмены, офицеры, рабочие, фермеры. Их всех объединяет любовь к стране, к ее истории. И неважно, кто ты, главное — быть в нем. Есть такое, что офицеры в отставке в полку рядовыми ходят, а кто никогда не служил в армии, командуют ими, — опять включается в разговор Игорь Владимирович. Он инженер. Хоть и пенсионного возраста, но продолжает работать по специальности.

— Мы здесь, чтобы потрогать историю руками, вот что важно. А не звания, погоны, это второстепенное все, — улыбается Александр Львович. И добавляет: — Еще важно, чтобы семья поддерживала. Жена всегда с пониманием относилась, отпускала на все наши мероприятия. Недавно вот под солдатиков целый сервант отдала. У меня их 800 с лишним фигур.

— У меня 15 тысяч. Под них пора комнату выделять, — гордо вставляет Игорь Владимирович.

Разговор съехал на солдатиков, но быстро вернулся к Бородино. Друзья опять наперебой с жаром рассказывают про само сражение. Не всякий учитель способен увлечь такой непростой темой своих учеников.

— На самом деле фланговый удар пришелся по Семеновскому. Основная битва была на левом фланге русской армии — у этой деревни, здесь схлестнулись основные силы. Единственное, что казаки не позволили Наполеону, — старую гвардию ввести в бой. Сейчас историки спорят, вошла бы старая гвардия и смели бы русских. Тогда история России могла быть совсем другой, — начинает маркитант Александр Львович.

А коллега уже рассказывает об окончании сражения:

— Но самое интересное в другом. Когда битва закончилась, у нас не было бегства с поля. Мы организованно отошли: с барабанным боем, с развернутыми знаменами. Кутузов берег людей и вовремя дал команду о всеобщем отступлении. И ведь Наполеон не пошел вперед на плечах отступающих русских. Он знал о люнетах (укрепление с тремя-четырьмя орудиями на оборонительных позициях), устроенных на Можайском тракте, которые невыгодно было захватывать. Они ставились в шахматном порядке, если захватывался какой-то люнет, то сзади стоящих просто сметало картечью. И когда русская армия организованно отошла, Наполеон в своей речи сказал: «Да, французы подтвердили свое право побеждать. А русские в этом бою стяжали себе славу быть непобедимыми».

Ту часть, которая была между вступлением и финалом, мы уже бежали смотреть на самом поле. Почти вплотную к нему на курганной высоте стоит последний и главный монумент музея под открытым небом — стела в память мужеству и отваге русского народа. Невозможно не остановиться здесь, не замедлить шаг. У монумента сложная история. Его установили в 1839 году, в 25-ю годовщину Бородинского сражения. У подножия захоронили князя Петра Ивановича Багратиона, чья армия в боях отразила все атаки французов, но понесла тяжелые потери, а сам командующий был смертельно ранен.

Вот только почти через сто лет, в 1932 году, советская власть монумент разрушила как не имеющий «ни исторической, ни художественной ценности». При этом пострадал и склеп с прахом Багратиона. Ну а через 55 лет, в 1987 году, памятник восстановили в том виде, каким он был задуман автором — архитектором Антонием Адамини. Причем в прежних формах и материалах — в чугуне и бронзе с позолотой.

Именно у этого монумента, читая и складывая в уме цифры погибших, понимаешь особенно четко, какое тяжелое это было сражение. Как много значило оно для страны, и сколько людей отдали свои жизни, чтобы сейчас, спустя 210 лет, мы могли приезжать сюда в первые выходные сентября и смотреть красочное зрелище реконструкции битвы. Узнать что-то новое для себя из истории, но главное — понять, как ужасна война, какими жертвами с обеих сторон унавожены в ней победы.

В этом, наверное, и есть смысл реконструкции таких событий для зрителей. А для участников это скорее возможность действительно потрогать историю, увидеть ее собственными глазами, принять в ней участие.

На склоне, отходящем от стелы, зрители уже заранее расстелили коврики. Перешагиваем через чьи-то термосы и бутерброды и шагаем к трибунам, куда купили билеты. Понимаем, что можно было не тратиться на них, потому что бесплатные места ничуть не хуже, если не лучше. По крайней мере, обзор с возвышения отличный. Видно все поле.

Комментатор хорошо поставленным голосом в микрофон рассказывает, как готовятся участники боя. Организация мероприятия — высокого уровня: звук отличный, рассадка плотная, но комфортная, найти свои места помогают волонтеры, поле огорожено, по периметру стоит Росгвардия. На подходе к полю видны пожарные машины и скорая помощь.

Сражение

Прямо напротив наших трибун расположилась русская артиллерия. Пушки направлены на левый угол, откуда пойдут основные французские части. Правее от артиллерии в несколько ровных рядов строится пехота. Слева появляются гусары на лошадях. Дальше через реку тоже идут построения. Комментатор сообщает нам, что командовать сегодняшним сражением будет глава международной военно-исторической ассоциации Александр Валькович. Он считается одним из зачинателей реконструкторского движения в России.

Ведущий эмоционально рассказывает о том, как готовились русские и французские войска к решающей битве. Почему Кутузов выбрал именно это место. Какие силы он привлек и сколько человек готовились выйти на поле с двух сторон. Историки до сих пор спорят о точном числе участников Бородинского сражения. Называют цифры от 112 до 154 тысяч человек. Французские силы оценивают примерно в 138 тысяч.

Погода, по словам комментатора, в те дни была пасмурная. К концу битвы пошел мелкий противный дождь. Мы же сидим под сентябрьским греющим солнцем. Оно отчетливо освещает происходящее на поле. Правда, несмотря на солнце, несмотря на неумолкающих комментаторов, сменяющих друг друга и комментирующих все движения реконструкторов, неискушенному зрителю ничего не понятно. Вдалеке сложно разобрать, где «наши», где «французы». Все одинаково ярко и красиво одеты. У каждого подразделения своя форма одежды. У пехоты своя, у артиллерии своя, у всадников своя. Это сбивает с толку. Не помогают даже флаги, потому что они у разных полков тоже различаются. К слову, что у французов, что у русских униформы примерно в одном стиле. С множеством деталей и отличительных знаков, которые тоже вносят путаницу в голову тех, кто в этом совсем не разбирается. Отличаются лишь казаки, в их одежде явно виден национальный стиль.

В два часа сражение начинается. Теперь разобраться становится еще сложнее. Все одновременно куда-то идут и друг с другом сражаются. Ну как сражаются. Одни отряды подходят к другим, они смешиваются, поднимают оружие, немного толкаются и расходятся. И все счастливые очень, улыбаются.

Вступает артиллерия. Сначала французская за рекой. Потом русская — у наших трибун. Грохот от пушек пугает лошадей, они брыкаются, но справляются со стрессом, стоят на месте. Белый дымок от залпов красиво стелется в прозрачном воздухе сентября.

Уследить за полем, а там все время что-то происходит в разных его углах, и соотнести это со словами ведущего, довольно сложно. Зато интересно послушать, что он рассказывает о русских и французских командующих, генералах, рядовых офицерах и обычных солдатах — героев того сражения. Ни один учитель истории из тех, что привезли сюда своих учеников, не пожалел об инициативе. Про войну 1812 года воспитанников можно теперь не спрашивать. Интерактивный и мегаинтересный урок школьники запомнят надолго. Даже бойцы Росгвардии, которые в начале сражения выстроились лицом к зрителям и следили за порядком на трибунах, к середине действа уже стояли вполоборота и наблюдали за ходом боев.

В ход пошла кавалерия. Гусары, уланы, драгуны. На них смотреть — самое большое удовольствие. Как они скачут, как поднимают шашки, как встречаются с противником и как улыбаются друг другу и даже переговариваются, а потом вместе кричат «ура». И, конечно, форма у них красивая. Понятно, почему они были героями популярных романов тех времен.

Время пролетает быстро. Вот сражение заканчивается последней битвой всадников. Как раз напротив нашей трибуны. Почти как в театре, с отличием, что это театр военных действий, гусары и уланы, казаки и драгуны выстраиваются в одну линию перед трибунами. Они машут зрителям, кричат: «Слава России». Их лошади кланяются. Зрители встают, аплодируют и не хотят расходиться. Комментатор называет все клубы, которые приняли участие в сегодняшней реконструкции Бородинского сражения. Перечень занимает добрых 15 минут. Каждый клуб провожают с поля овациями.

Уходить и уезжать из этого места совсем не хочется. Хорошая погода, теплое солнце и свежий воздух располагают к прогулке. Никто не торопится. Кто-то идет на площадку, где стоят палатки с кофе и едой, кто-то устраивает свой пикник на траве. Часть людей стоят у входа в лагерь реконструкторов. Просят выходящих людей в форме сфотографироваться с ними. Сегодня реконструкторы настоящие герои и звезды. Разве что автографы не раздают. Зато в который раз отвечают на многочисленные вопросы.

К колоритному мужчине с лихо закрученными пшеничными усами выстроилась целая очередь. Никому не отказывает, улыбается и фотографируется, фотографируется, фотографируется. Когда поток  родителей с детьми иссяк, рискую спросить, не устал ли он после сражения.

— Мне 71 год, 25 лет отслужил в Советской Армии, 25 лет отработал в школе, 25 лет сюда приезжаю. У меня закалка, так что нет, не устал, — рассказывает Виктор Николаевич Пенза. По его словам, даже своей жене, которая переживает за его здоровье, всегда говорит, что здесь он не болеет. — У меня в Бородино проходят все болезни: и давление, и сахар. Я не сильно верующий, но приезжаю сюда и чувствую мощную энергетику места. Особенно около памятников, у Спасо-Бородинского монастыря, основанного игуменией Марией (Тучковой).

Дальше Виктор Николаевич рассказывает, что сам он родом из Бреста, служил на Курилах, на Дальнем Востоке, сюда приезжает каждый год.

— У нас исторический клуб «Гренада». Представляем Полоцкий пехотный полк. У нас и знамя свое, и барабанщик, и флейтист, даже пушка своя есть. Я привожу 12−14 человек в униформе. Плюс кадеты, я долго был начальником кадетского корпуса в Бресте и до сих пор там работаю. Мои дети тоже каждый год со мной ездят. Это и отдых для нас, и увлечение, и огромная часть жизни. С палаткой приезжаем, со своей электростанцией. Здесь в лагере реконструкторов устраиваемся. Я люблю этот дух братства, поддержки и общего интереса. Буду ездить, пока будут силы.

На обратном пути опять проходим через улицу «В походе и обиходе». Наши утренние собеседники Александр Львович и Игорь Владимирович машут как старым знакомым. Спрашивают, как понравилось сражение.

— Мы там тоже были. Душой и мыслями. А телом здесь. Надо было щи варить, надо было за лагерем смотреть. Порядок поддерживать. Видите, сколько здесь людей!

Людей было действительно очень много. По разным источникам, в Бородино собрались около 1,5 тысячи реконструкторов. А вообще военно-исторический фестиваль «День Бородина», который проходил со 2 по 4 сентября и закончился реконструкцией великого сражения, посетили около 50 тысяч человек.

Интерес к Отечественной войне 1812 года огромен. Узнать про нее и особенно про Бородинское сражение много интересного, увидеть уникальные экспонаты можно еще и в Государственном историческом музее. ПАО «Промсвязьбанк» является генеральным спонсором музея и экспозиции «Отечественная война 1812 года». Благодаря их поддержке эта экспозиция постоянно пополняется.

Фото: Дима Жаров

Подписаться: