search Поиск Вход
, , , 3 мин. на чтение

Как изменилась Москва за 10 лет: художник Гоша Острецов 

, , , 3 мин. на чтение
Как изменилась Москва за 10 лет: художник Гоша Острецов 

Сложно отрицать, что за последние десять лет Москва кардинально пересмотрела свой образ. Какие-то места покинули нас безвозвратно, а какие-то, наоборот, возникли и плотно вошли в нашу жизнь. Например, торговый центр «Афимолл», который в этом году празднует свое десятилетие. За время своего существования он стал настоящим центром притяжения квартала «Москва-Сити» и не только. Там можно назначить деловую встречу или свидание, обновить гардероб и просто приятно провести время.

В честь юбилея «Афимолла» мы попросили поделиться своими воспоминаниями о прошедшем десятилетии различных московских героев. И сегодня это художник Гоша Острецов. 

Прошлое десятилетие оказалось началом сложных испытаний: я потерял все свои западные галереи — Париж, Женева, Лондон, Нью-Йорк. Прервалось сотрудничество с крупными коллекциями Чарльза Саатчи, Аниты Заблудович, Лоренса Графа, Симона де Пюри и другими. Причиной этой катастрофы послужили экономический и политический кризисы. Российская политика начала свой крестовый поход против свободы в западном ее понимании. Культура, и особенно современное искусство как инструмент пропаганды западной идеологии, попала под обстрел одной из первых. Но этой культуре, к сожалению, было нечего противопоставить, так как собственная оригинальная культура планомерно уничтожалась компартией и ее прессуют вплоть до нынешнего дня. Из года в год как снежный ком растет замешанный на пустой злобе антагонизм с западной культурой. За эти десять лет огромное количество думающих талантливых предпринимателей, которые приобретали современное искусство, были выдавлены на чужбину.

Попав в такие условия, пришлось переоценивать ситуацию, начался процесс импортозамещения, если можно так сказать. Я стал собирать у себя в мастерской друзей-художников и устраивать еженедельные выставки. Получился своего рода арт-клуб, который мы назвали «Вглаз» и чья деятельность нашла поддержку среди местных коллекционеров и меценатов.

В результате чего появились три новые московские галереи, с одной из которых, Syntax (Эльвира Тарноградская), я до сих пор тесно сотрудничаю. Все, кто входил в наш круг, стали успешными мастерами русской современной арт-сцены.

За это десятилетие мне удалось создать несколько знаковых для меня проектов: «Автотранс» в 2014 году в арт-центре «Заря» (куратор Алиса Богданайте), персональный проект «Меня похищали уже 100 раз» в палаццо Нани Бернардо во время Венецианской биеннале в 2017 году, «Солнцеборцы» в галерее GUM-Red line в 2019 году и другие.

В этот же период у нас с моей женой, художницей Людмилой Константиновой, родилось трое детей: Ефросиния, Емельян и Мартын. И они подарили нам столько счастья, что все карьерные неудачи были забыты.

У каждого города свое лицо, но, как мне кажется, в первую очередь город познается в динамике. Так динамично, как Москва, наверное, не развиваются никакие другие города, если мы сравниваем с другими европейскими и западными мегаполисами. Вместе с этим в Москве постоянно исчезают здания и целые кварталы, а мы этого уже не замечаем. Была гостиница «Россия» — вертикальная доминанта — раз, и нет. Был «Красный Октябрь» заводом, а превратился в арт-кластер. На Остоженке, бывшей Метростроевской улице, раньше были красивые доходные дома, у меня дома до сих пор лежат бронзовые дверные ручки — я их еще студентом откручивал, а теперь на этом месте все совсем иначе.

Выбирать любимые и нелюбимые районы Москвы для меня сложный вопрос. Очень многое связано со временем и ничего нельзя сказать однозначно. Когда-то мне нравились сталинские высотки, а теперь я не могу на них смотреть.

Я могу выделить район «Сити» — удачный и потрясающий. Он как храм Василия Блаженного: в каждом здании есть что-то уникальное, своя динамика. Одна из моих мастерских располагалась прямо напротив «Сити», в индустриальной зоне, и был выход на крышу. Я каждый день смотрел, как солнце заходит и освещает эти здания. Или когда идешь по Кутузовскому проспекту, вокруг сталинские дома, которые уже воспринимаются как хрущевки, а затем видишь невероятный остров будущего или сверхнастоящего, который отражает разные состояния погоды. Великолепная доминанта. Но вот внутри «Сити» у меня этого ощущения нет, то есть это такой момент созерцания.

Из важных для меня изменений, которые произошли в Москве за последние десять лет — рядом с моей временной мастерской построили станцию метро «Мичуринский проспект» и это просто отлично. Три минуты пешком, и вот уже и посетители легко добираются, и самому легче выезжать на разные культурные мероприятия!

Вообще я считаю, что Москву нельзя испортить. Из года в год она все лучше и лучше, и даже крайне спорные вещи, такие как памятники Петру Первому, Калашникову или Владимиру Великому, придают Москве здоровый идиотизм.

Каких-то мест, куда я постоянно хожу, нет. Если честно, мне нравится ходить только в свою мастерскую. Я бы из нее вообще не выходил, поскольку там я творю, а без творческого процесса только мучаюсь.

А из прошедшего десятилетия я скучаю только по ушедшим московским друзьям, поскольку город — это тело, а люди — его душа.

В честь юбилея в торговом центре «Афимолл» проходит целый ряд мероприятий, например, в апреле начнется выставка «Космос — далеко, космос — рядом», со списком будущих мероприятий вы можете ознакомиться здесь.

Фото: Louise Morin