search Поиск Вход
, , 3 мин. на чтение

Как Москва перестала быть городом длинных ног и каблуков, а стала цитаделью «плоскостопия»

, , 3 мин. на чтение
Как Москва перестала быть городом длинных ног и каблуков, а стала цитаделью «плоскостопия»

«Дочка пришла показывать, как пойдет на линейку: джинсы с рваными краями, кроссовки. Предложил ей платье с туфельками — она в слезы. Нашли компромисс: что-нибудь хотя бы не рваное и спортивная обувь. Ну я присмотрелся потом, а вроде кроссовки и с юбкой ничего. Смирился», — исповедуется водитель такси.

Слушаю вполуха, но начинаю перебирать в голове, а остались ли у меня дома вообще эти самые туфельки. Кроссовки-«неделька» есть (одного бренда, модели и даже цвета, но с разными вставками: перфорированные, матовые, глянцевые, из «мятой» кожи), какие-то сапоги, о которых с кроссовками на толстой подошве забыла даже зимой, замшевые полуботинки, босоножки. Точно: нет резиновых сапог!..  И туфель, кажется, тоже. Хотя все же одни есть: чудесные лаковые итальянские лодочки, купленные на распродаже за полцены — грех было уйти без них. Только вот не носила ни разу.

В самом деле, куда современная женщина в мегаполисе может надеть что-то на высоком каблуке? В метро или за руль? Побойтесь бога. На длительную прогулку? Это смехотворно. В клуб или на концерт? Тогда без танцев до упаду. Если только в офис, и то под столом обязательно будут ждать мокасины. Прямо представляю, как прусь по какому-нибудь Кутузовскому с кожаным рюкзаком, который по обыкновению больше, чем у альпиниста Визбора, и даже не знаю в чем — пусть будут замшевые туфли на толстом каблуке…  Картинка нагнала ужас воспоминаний, ноги заныли, сердце защемило. Теперь высокие шпильки прерогатива тех, кто прошел специальную физподготовку.

Проведя небольшой социологический опрос, выяснила, что среди моих знакомых (совершенно разных по возрасту, мироощущению, благосостоянию и вообще прожитому опыту) можно вывести следующую последовательность: ждала выпускного — надела туфли — отмучилась — забыла; мечтала о красивой свадьбе — купила невероятные шпильки — растерла ноги в кровь — прокляла каблуки на долгие годы; теперь выпускной из института; вот тут защита кандидатского минимума; потом докторская; а здесь она уже сама в ученом совете — по статусу нужно; но в любом случае все заканчивается болью и желанием забыть о каблуках навсегда; а потом уже и варикоз, ведь так много раньше ходила в ботфортах!..  В общем, итог один: лодочки только по принуждению и при условии, что мягкие, удобные, согревающие душу тапочки всегда с собой.

Стройную не социологическую, но практическую женскую теорию о бессмысленности мучений сломала моя бабушка: говорит, что при любой возможности (не имеет значения — совещание или прогулка) — исключительно на каблуках. Нашла вещдоки из прошлого — подтверждение в семейных архивах: сугробы, гололед, торжественное мероприятие, застолье, конюшня в доме отдыха — везде она и те женщины, которые как-то попали в кадр, обязательно демонстрируют длинные ножки в уточненных туфельках с разными каблуками в зависимости от времени года и веяний моды: крутые шпильки, не сказать, что элегантные «рюмочки», хипповские танкетки. «Это неуважение к себе и окружающим — ходить на плоском ходу. По крайней мере так было раньше», — продолжает. Я вспомнила, что Александра Флоринская, которая фактически выросла за кулисами театра комедии Акимова (там служили ее прадед Глеб Флоринский, бабушка Елена Флоринская, да и долгое время работала сама Александра), рассказывала, как пятилетней девочкой бабушка познакомила ее с великой Еленой Юнгер. Когда Саша вместе с Еленой Флоринской заходили к Юнгер поздороваться, та обязательно вставала и шла навстречу, чтобы поприветствовать их, на носочках, потому что была босой, а появляться на людях не на каблуках просто не могла.

Но в какой момент мы забыли о таком проявлении элегантности? Тутту Ларсен и Ольгу Шелест помню исключительно в кедах и гриндерах, а вот Ольгу Дроздову и Алену Апину — в сногсшибательных ботфортах, хотя хронологический отрезок один. Конкретной точки перелома не нашла. Но увидела, посмотрев под ноги в метро, что контингент до 45 в основном с плоской подошвой, а вот поколение постарше старается быть хотя бы с небольшим, но каблучком. Кстати, один ортопед внушал мне, что модельная обувь на небольшом устойчивом каблуке очень важна практически для всех как профилактика плоскостопия, нужна для формирования правильной осанки, работы над гиперлордозом поясничного отдела (когда поясница находится в неправильном положении) и над гиперэкстензией коленного сустава (колени выгибаются назад). Попросту говоря, обувь на каблуке помогает красиво себя нести — правильно распределять вес, держать спину. Но когда дама в «полезной» обуви входит в вагон метро, в глазах окружающих женщин читаются две вещи: «Провинция!» и «Чей-то она так вырядилась?!». Самое настоящее осуждение, если не сказать, презрение. Да и у меня, вставшей в позу в удобных кроссовках, проскальзывает такая мысль.

Я абсолютно уверена, что женщины наряжаются в первую очередь для себя. И на внешний вид всякие сексизмы и харассменты, в которые не верю, не влияют:

Девушка красивая в кустах лежит нагой,
Другой бы изнасиловал, а я лишь пнул ногой.

Так, может, если нет потребности и желания надеть покороче, накрасить поярче, встать на повыше — а истину про момент, когда наступает сложное время и дамы первым делом отрезают подолы, помнят все, — то не все так плохо и мы еще не дошли до крайней степени отчаяния? Предлагаю провести эксперимент и посмотреть на то, будет ли преображение после выборов или все же придется ждать очередного вооруженного конфликта, санкций, кризиса или дефолта. В любом случае дарю идею социологам: определять уровень качества жизни в крупном городе по высоте женского (время такое — уточнять приходится) каблука.