search Поиск Вход
, 11 мин. на чтение

Мой район: Даниловский

, 11 мин. на чтение
Мой район: Даниловский

Удивительно, но здание, номинированное на самую престижную премию в мире архитектуры и дизайна ArchDaily 2022, находится не в центре Москвы, а в Даниловском районе. Дизайн-пространство FØRST претендует на звание «Здание года-2022». Спроектированное самым модным сейчас московским архитектором Рубеном Аракеляном, сооснователем архбюро Wall, оно представляет редкий для столицы скандинавский стиль в эстетике новой простоты и минимализма, благодаря чему обычный московский район открывается под совершенно другим углом.

Северная граница Даниловского находится рядом с Садовым кольцом, там, где сходятся Большая Полянка, Большая Ордынка и Пятницкая. Просто идешь прямо и минут через десять незаметно для себя переходишь из милого Замоскворечья в очень разный по архитектурным стилям, но уютный и красивый район.

Первым, что увидите, будут здания легендарной фабрики «Новая Заря». На территорию попасть не получится, но можно зайти в фирменный магазин. В  любое время года здесь стоит стойкий аромат знакомого парфюма с явно выраженной ностальгической нотой. Сюда специально приезжают за настоящими «Красной Москвой», «Кузнецким Мостом» и одеколоном «Саша». Молодые и бойкие продавцы-консультанты магазина утверждают, что эти хиты берут не только старые верные поклонники, но и представители нового поколения. «Молодежь все чаще к нам заходит. То ли мода на такие ароматы, то ли хотят как-то выделиться», — рассказывает в коротком разговоре молодой парень-кассир.

После магазина еще долго идешь укутанный в шлейф духов советских времен. Повернув с Люсиновской на Павла Андреева, проходишь мимо здания Печатной фабрики Гознака. Когда-то, в XIX веке, здесь тоже разливали духи и одеколоны. Это было производство французского парфюмера и предпринимателя Анри Брокара. Позже парфюмеров вытеснили и в главном здании стали печатать бумажные банкноты.

Вплотную к Гознаку стоит целый квартал, построенный для его сотрудников и рабочих в двадцатые годы в духе русского авангарда. Сейчас он включен в список исторического наследия. Это четырех- и шестиэтажные дома с большими общими дворами, плавно переходящими один в другой. От этого есть какая-то общность места, в котором все друг друга знают. Оно и неудивительно. Работали когда-то на одном предприятии, рядом живут, дружат семьями и отдыхают часто вместе. Летом даже устраивают во дворах небольшие пикники. А зимой можно наблюдать почти ушедшую из Москвы картину, когда во двор выносят ковер и выбивают его на снегу.

Хавско-Шаболовский жилой комплекс

Ближе к Шаболовке, находится телецентр и еще один уникальный архитектурный ансамбль — Хавско-Шаболовский жилой комплекс, о котором часто пишут в городских медиа и сообществах. Московские экскурсоводы приводят сюда любителей авангарда. Его порой называют конструктивистским, но это ошибка. Проектировали его архитекторы-рационалисты.

Комплекс интересен не столько зданиями, но и тем, как он устроен. Если смотреть сверху (а это сейчас легко сделать через гугл-карты), то можно увидеть, как необычно стоят здесь дома. Двумя одинаковыми зигзагами. Они поставлены под прямым углом друг к другу и повернуты относительно сетки улиц на 45%. Так между зданиями получаются квадратные и треугольные большие, но уютные дворы, заполненные зеленью. К сожалению, проект не был реализован до конца. Из 24 запроектированных домов в тридцатые годы прошлого века построили всего 15, но даже по ним понятна и видна уникальность и небанальность комплекса, ставшего достопримечательностью района.

По задумке авторов — членов архитектурной группы, большое значение должен был играть цвет комплекса. Основные стены оставались краснокирпичными. А эркеры, углы и подъезды покрыли белой штукатуркой. Причем у каждого дома была своя уникальная композиция, чтобы можно было различать их визуально и не запутаться. Позже все дома перекрасили в бледно-желтый цвет. За возвращение оригинальной задумки давно и активно выступала Александра Селиванова — руководитель центра «Авангард». Он, кстати, расположен здесь же в центре массива, в здании клуба. Работы по возвращению оригинальной версии цветового решения комплекса начались уже прошлым летом.

Даниловский рынок

Спускаемся опять вниз, к «Тульской», и упираемся в Даниловский рынок. Несколько лет назад он перешел под управление Ginza Project и стал первым в Москве фудмаркетом нового формата. Таким успешным, что позже повсюду, где позволяли возможности, стали открывать подобные. На Даниловском всегда многолюдно. К слову, на этом рынке первой открыли вьетнамскую лавку, в которой сначала готовили одно единственное блюдо — суп Фо-бо. И это был оглушительный успех начала десятых. Попробовать традиционное вьетнамскское блюдо, которое готовят у тебя на глазах, ездили не только из Москвы, ближайшего Подмосковья, но и из других городов. Очереди за супом стоят и сейчас. Хотя кругом полно и других не менее достойных и вкусных мест.

На рынке полно лавок с отборными фруктами, свежими овощами, зеленью и орехами. Причем многие из торговцев пережили разные периоды развития рынка и работают там много лет. К ним, своим проверенным поставщикам, приезжают известные шеф-повара и рестораторы. Я тоже чувствую себя почти шеф-поваром, когда хожу к одним и тем же продавцам. Знаю и дружу с ними давно. Соленья беру у давней знакомой Тани. Она к тому же живет в соседнем доме и всегда дает с собой парочку огурчиков свежего посола на пробу. Впрочем, как и всем другим покупателям.  Настоящий сыр сулугуни беру у двух подруг-грузинок. Только у них в сезон есть свекольные листья для осетинских пирогов, которые обычно сложно найти в Москве. Вообще я каждый раз удивляюсь, сколько всего интересного и необычного можно здесь купить.

Гастрономический формат — всего лишь недавняя история этого места, как, впрочем, и лихие девяностые, переход из одних рук в другие и даже угроза сноса. Настоящая история рынка начинается аж в XIII веке, когда здесь был построен Данилов монастырь, а рядом с ним, как водится, сразу возникло место торговли.

Дом-корабль

До Серпуховского вала Даниловский почти весь малоэтажный и чем-то похож на небольшой провинциальный город, где все друг друга знают. Дальше он становится более громоздким и очень современным. У станции метро «Тульская» первым делом виден не древний и красивый Данилов монастырь, а огромный, длинный дом-корабль, который еще называют домом атомщиков (строителем выступало Министерство атомной промышленности). Местные окрестили его  домом холостяков, так как здесь давали небольшие однокомнатные квартиры.

У подножия дома кипит жизнь. Первые два этажа плотно заселены кафешками, магазинами, коммерческими офисами. Кажется, что в доме можно жить и решать все бытовые вопросы не отходя и десяти метров.

Дом необычен не только внешним видом, но планировками квартир и новаторскими для своего времени инженерными решениями. Он строился как сейсмически устойчивый, углы комнат по 87% и 93% крепко держат дом. Кроме того, внутри была установлена экспериментальная вентиляция, а при строительстве использовали много новых для того времени материалов. На последних двух этажах расположены небывалые и редкие для советского строительства двухуровневые квартиры. Из окон которых открывается вид на центр.

Считается, что с завершением строительства этого здания в столице закончилась эпоха конструктивизма, к которой относят дом-корабль.

От дома-корабля Большая Тульская ведет к Третьему кольцу, через которое можно выехать на Автозаводский мост и попасть на другой берег Москвы-реки. Даниловский район единственный в Москве расположен сразу на двух ее берегах. Поэтому здесь много набережных. Раньше доступной для прогулок была лишь небольшая их часть. Да и в целом по этим местам было не очень удобно гулять. Огромные пространства занимали предприятия. А целым городом в городе был здесь, конечно, Завод имени Лихачева (ЗИЛ).

Спортивный кластер

После остановки устаревшего и убыточного к 2000 годам завода остатки его оборудования перевезли в Подмосковье, а на бывшей производственной территории начались масштабные строительные работы по возведению нового жилья и новой инфраструктуры. И теперь молодые москвичи знают ЗИЛ не как завод, а как новое модное место, где можно жить, гулять, ходить по магазинам, заниматься творчеством в одноименном Культурном центре, а спортом — в спортивном комплексе «Торпедо». Его уже называют не комплексом — кластером. Местные жители с нетерпением ждут реконструкции легендарного стадиона имени Эдуарда Стрельцова, который также находится здесь. Он давно морально устарел, и власти Москвы провели архитектурный конкурс по его реконструкции. Победителем стал проект французского бюро. Власти обещают закончить все работы к концу 2022 года.

А пока стадион реконструируют, можно поиграть в хоккей на ледовой арене «ЦСКА» или поплавать в спортивном комплексе «Акватория ЗИЛ». Это тоже большие спортивные центры, где, кроме хоккея и бассейнов, есть еще много других возможностей для занятий спортом.

Симонов монастырь

Даниловский район на этом берегу очень современный. Наверное, на это повлияло то, что здесь находилось много промпредприятий, которые не так давно вывели из Москвы, и теперь их территории надо осваивать. Только так было не всегда. Это были тихие места с богатой и интересной историей. Связанной в основном с Симоновым монастырем, который основал в конце XIII века родной племянник и ученик Сергия Радонежского архиепископ Федор. Преподобный Сергий Радонежский останавливался здесь, когда приезжал в Москву. Сначала монастырь стоял чуть дальше того места, где находится сейчас, позже обитель перенесли на север, где она и располагается до сих пор.

Предполагают, что архитектором каменных стен, окружавших монастырь, был Федор Конь. Он же строил Смоленский кремль, стены Белого города в Москве и Малый собор Донского монастыря. Эти стены и башни Симонова монастыря считаются шедевром русской фортификации. Они не раз выдерживали тяжелые осады вражеских войск, устояли перед набегом крымских татар Казы-Гирея в 1591 году, но перед решением Екатерины II упразднить монастырь в 1771 году оказались бессильны. Тогда в Москве бушевала чума, и в стенах монастыря разместили чумной изолятор, куда привозили заболевших. Однако позже, в самом конце XVIII века, по ходатайству графа Мусина-Пушкина монастырь восстановили, и там начались службы.

Правда, уже в 1812 году опять пришли плохие времена. Занявшие монастырь французские военные отдали паперть соборной церкви и башни под конюшни, а в монашеских кельях поселили солдат. При отходе они разграбили храмы и ризницу, уничтожили ценные рукописи. Монастырь потом долго восстанавливали, на реставрационные работы выделяли деньги из госказны, собирали частные пожертвования.

В XX веке новые власти уничтожили монастырское кладбище, оставив лишь несколько памятников общественных деятелей. Позже, в 1929 году, забрали часть земли, где начали строительство Дворца культуры Пролетарского района. Меньше чем через год взорвали пять из шести церквей, в том числе Успенский собор, колокольню, надвратные храмы, Сторожевую и Тайницкую башни. А на месте уничтоженного некрополя в 1937 году построили Дворец культуры ЗИЛ.

Оставшиеся здания монастыря до середины 1950-х годов использовались для бытовых нужд, в основном как жилье для рабочих заводов, расположенных в районе. А потом их передали промкомбинату «Рыболов-спортсмен».

Только после развала Советского Союза, в 1991 году, монастырь передали Русской православной церкви. На тот момент сохранились лишь часть стен и три башни. Самая знаменитая из них — «Дуло» с высоким шатром. С нее когда-то подстрелили татарского предводителя по имени Дуло, отсюда и название. Сохранился также храм в честь Тихвинской иконы Божией Матери, трапезная и служебные постройки. Храм отреставрировали, там ведутся службы, в том числе единственные в мире службы для глухонемых людей.

Тюфелева роща

К югу от Симонова монастыря находилась Тюфелева роща. Она была частью дворцовых владений, где находились царские охотничьи угодья и соколиный двор. Здесь любили поохотиться русские государи, в том числе Петр I и Екатерина II.

В конце XVIII века роща стал популярным местом для романтических встреч и прогулок среди московских юношей и барышень. А все потому, что именно ее в своей сентиментальной повести «Бедная Лиза» описал русский историк Николай Карамзин. Рощу начали вырубать в начале XX века, чтобы строить заводы и фабрики. Ну а после революции на ее месте возвели первый в России автомобилестроительный завод ЗИЛ.

Завода уже нет. Теперь здесь новый жилой комплекс, а с недавнего времени и парк «Тюфелева роща». Конечно, она совсем не такая, какой была когда-то. Пять лет назад по проекту голландского архитектора и урбаниста Джерри Ван Эйка на участке в 10 гектаров здесь начали возводить ландшафтный парк с перголой (навесом из повторяющихся секций арок), прудом и зелеными пространствами. На одной из частей перголы есть даже смотровая площадка. А растения подобраны так, чтобы парк оставался зеленым круглый год: лиственные и хвойные деревья, кустарники и огромное количество цветов.

В искусственном пруду «Тюфелевой рощи» удивительно голубая вода. Эффект «голубой лагуны» достигается благодаря специальной подсветке и многоступенчатой системе очистки воды, включающей  фильтры из песка, ультрафиолет и озонирование.

Много детских и спортивных площадок. Есть навесы, чтобы укрыться от дождя или солнца, много необычных скамеек, вплоть до вращающихся — в виде юлы.

Роща стала одним из любимых мест для прогулок жителей района. Как когда-то в конце XIX века, здесь назначают свидания, гуляют с детьми и просто приятно проводят время.

Набережные

За последние 15 лет, что живу в Даниловском, именно эта его часть изменилась до неузнаваемости. Еще недавно здесь были предприятия, пыльные дороги и неудобные набережные, а теперь бодрые жилые комплексы с уникальной и удобной инфраструктурой. Второй год ведутся работы на Симоновской набережной. Ее планируют расширить, состыковать с Крутицкой и сделать отдельные на всем ее протяжении дорожки для пешеходов и велосипедистов.

Тогда мест для прогулок в Даниловском станет больше. По набережным можно будет даже дойти до Кремля. Симоновская как раз к нему и ведет. В этом смысле Даниловский становится более привлекательным для девелоперов и строителей. Только район этот, известный как один из самых неоднозначных в архитектурном плане, конечно, нуждается в продуманных проектах, которые не будут перегружать и без того разнообразное наполнение.

FØRST

Поэтому на общем фоне так выделяется новый жилой комплекс FØRST, который уже начали строить на изгибе Москвы-реки. Проект заметили знатоки и ценители хорошей архитектуры. В конце прошлого года «Дизайн-пространство FØRST» (офис компании) номинировали на премию ArchDaily 2022 как лучшее здание года.

Главная концепция всего проекта — ничего лишнего. Его авторы утверждают, что в работе вдохновлялись норвежскими фьордами и скальной эстетикой, а сам проект называют «морским пейзажем», пересказанным архитектурным языком. Уставшим от переизбытка информационных потоков, светового и звукового шума москвичам не хватает спокойных, четких линий. На рендерах фотографии домов комплекса поставлены рядом с изображениями скал и скалистых берегов. Они действительно визуально довольно близки и похожи. В экологичных клинкерных фасадах кирпич выложен от темных оттенков внизу к более светлым на высоте. Это создает эффект слоистой скальной породы.  Дома словно вырастают из земли. Расположение на излучине реки, на значительном возвышении открывает трем корпусам проекта полноценные прямые виды на воду, а четвертый корпус имеет боковые виды на речной пейзаж в большинстве квартир. Таким образом, панорамы Москвы-реки открываются из окон 70% квартир ЖК — открытая лоджия или терраса длиной до 13 метров позволяют реально наслаждаться перспективами города. Лоджии устроены так, чтобы близость реки чувствовалась максимально. Их даже называют вертикальными набережными: широкие и открытые, они визуально как бы устремляют набережную вверх.

FØRST предлагает рекордное разнообразие планировочных решений: 115 типов планировок на 808 квартир. Здесь много редких форматов: квартиры с каминами, саунами, собственным патио, панорамным остеклением в ванной, лобби с живым огнем и библиотекой.

В плане инфраструктуры и досуга тоже все отлично. У FØRST есть и существенные плюсы в собственном благоустройстве. Территория ЖК включает общественные пространства площадью более 6 тыс. м кв., над которыми работали ведущие архитектурные бюро: зеленые ландшафты — от Gillespies, детская инфраструктура — от «Дружбы». Здесь запланировано восемь флористических островов,  в том числе с редкими северными ландшафтами, несколько зон для разного вида отдыха: спокойного и активного, взрослого и детского. Здесь появится первый в столице детский PlayHub в норвежском стиле из натуральных материалов в цветовой гамме горных пород. Архитектурные формы в виде прибрежного поселения с хижинами, валунами и пеньками из лиственницы, робинии, щепы и коры образуют игровые маршруты, интегрированные в ландшафт.

Архитекторы игрового пространства гармонично вписали его дизайн в общую концепцию северных морских пейзажей, интегрировав лучшие практики философии воспитания по-скандинавски: прививать экокультуру и любовь к природе с ранних лет, давать свободу. Для этого всю придомовую территорию объединили в единое артпространство. Границы проектирования расширили за пределы площадок, что позволило скульптурно собрать локацию и предложить новую практику городского развития, актуальную для детей и взрослых: с отдельными воркаут-зонами, площадками стритбола, кикбоксинга, настольного футбола, возможностью с интересом проводить время и отдыхать.

Кроме необычного в своей простоте архитектурного решения, у комплекса есть еще много преимуществ. Расположенный в Даниловском районе, около Москвы-реки, он соседствует с самыми разными и интересными историческими местами, зданиями, домами. Удобная транспортная доступность к центру. Кстати, с реконструкцией набережных до центра можно будет дойти пешком или доехать на велосипеде по благоустроенной дорожке.

Фото: пресс-служба FØRST, shutterstock.com

Подписаться: