search Поиск Вход
, 6 мин. на чтение

Московская легенда: Сандуны

, 6 мин. на чтение
Московская легенда: Сандуны

Ничто человеческое не было чуждо и Пушкину: наше все любил «жарко париться» в Сандунах, которые открылись, когда будущему поэту было 9 лет. «Москва без бань не Москва, — считал Владимир Гиляровский, он же дядя Гиляй. — Единственное место, которого ни один москвич не миновал — это баня». Прошлое прошлым, а что сейчас? Кто заправляет паром и поддерживает необходимый градус? За ответами на эти вопросы отправляемся в самые известные бани страны.

«Как будто родился в бане»

Недавно потомственный парильщик Виталий Солдатов нашел свой трудовой договор, датированный октябрем 1998 года. В Сандунах он проработал полжизни — больше 20 лет. Его отец парил людей по тому же адресу в течение семнадцати, пока здоровье позволяло. «Первый поход в баню? Конечно, это были Сандуны. Такое ощущение, будто я там родился. Даже плавать учился в знаменитом бассейне высшего мужского разряда», — ностальгирует Виталий.

Мы с ним встречаемся у входа в Сандуны перед рабочей сменой. Пока идем беседовать в ближайшее кафе, выясняется, что родился и живет наш герой в минуте ходьбы от здания бань — в доме 1913 года постройки. Виталий Солдатов не думал, что станет продолжателем банного дела. Но после института физкультуры и образования массажиста он решил попробовать, и дело пошло. Обращаться с вениками учился постепенно: «В первый раз я очень боялся выходить к посетителю, хорошо, попался постоянный клиент. Он понял, что это мой дебют, и меня поддержал, показал движения».

Упорные тренировки на тазиках

В трудовой у Виталия написано: «рабочий-мойщик». Окружающих профессия почему-то удивляет. Вообще работа тяжелая, не каждый выдержит. График два через два, из 16 часов смены треть времени банщик проводит в раскаленной парной. Если трудоустраивается новичок, смотрят базовую технику массажа. Потом предстоят долгие и упорные тренировки с вениками — сначала на тазиках, потом на людях. Обычно сразу видно, когда человек хочет научиться, говорит Виталий Солдатов. Банщикам нужно освоить стандарты, от этого зависит зарплата. Каждый год проводится экзамен для определения процента, получаемого с процедур. Это может быть и 25%, и 40%, причем вне зависимости от опыта работы — важно именно соответствие особому парильному стандарту.

С годами Виталию пришлось пересмотреть объемы работы. Раньше за день у него могло быть 30 парок вениками по 15 минут. «Сердце, слава богу, нормально работает. Но сейчас уже приходится пить витаминные комплексы, следить за магнием. Одно время у меня жутко сводило пальцы, к счастью, это прошло. Надо поддерживать организм. Мы очень много пьем воды, с ней вымываются полезные вещества».

Допарить или недопарить?

После десяти лет работы банщик в совершенстве владеет паром и по коже может определить степень прогрева. Иногда, по словам Виталия, человека лучше недопарить. Например, если подопечный выпил перед сеансом или переоценил свои возможности. «Один раз я очень испугался: клиент, несмотря на спортивное телосложение, пока шел до душевых, три раза терял сознание».

Другому посетителю год назад пришлось вызвать скорую. «Я сразу обратил внимание на его хилое телосложение. Но он все равно рвался париться. Сначала у него закололо ноги, потом он не смог встать. Пришлось выносить из парной. К счастью, все обошлось». Люди редко признаются, что не переносят пар. Важны и предрасположенность, и закалка. Главное, уверены профессиональные банщики, знать меру.

О ВИП-клиентах и странных просьбах

Виталия, долгое время проработавшего в номерных отделениях Сандунов, часто просят рассказать «интересные истории». Тут и Волочкова с ее стремлением управлять процессом и детально прорабатывать каждую зону (Виталий: «После второй парки я ей сказал, что третьего раза, возможно, не выдержу».) И Джон Траволта, перепутавший банщика, потому что днем ранее был клиентом его брата. И тот-кого-нельзя-называть: фанат Сандунов из мира бизнеса с громкой фамилией, который выпаривается в четыре веника до скрипа тела. А еще хоккеисты после соревнований, политики…

Существует особый, к счастью, редкий сорт всезнающих клиентов. Они просят просто побить или говорят: «Не нужны мне ваши вуду-движения». Виталий такое парение не приветствует: схема должна быть по нарастающей. Тем более что у всех разная чувствительность. Нужно снимать влагу с тела, чтобы не обжигалась кожа, аккуратно работать с областями сердца, печени, лимфатических узлов. От настроения парильщика стиль работы и сила удара не должны зависеть, уверен Виталий Солдатов: «Сдавая экзамен, я ни разу не показал плохого времени. Руки уже работают автоматически, голова с проблемами отключается».

Картина: взятие Сандунов

Непростой день в первом мужском разряде – пенсионный понедельник, когда действует льготный тариф. Виталий вспоминает: «Раньше собирались чуть ли не с семи с утра, в ожидании открытия висели на кованой калитке — картина напоминала взятие Зимнего дворца». Отдельная тема — дети. Однажды Виталий отказался парить плачущего ребенка: «Смотрел на меня как на гестаповца. Отец его держал и говорил: “Парь!” С детьми же нельзя так: надо договариваться, чтобы появился интерес к процессу».

Постоянные клиенты приходят раз в неделю на три-четыре часа. Вначале пьют чай, греются в парной — пять минут лежа, потом сидя. Дальше в ход идут веники, о которых Виталий Солдатов рассказывает с особым трепетом. Приходилось даже вести экскурсию на эту тему: как правильно запаривать, какие виды и сочетания бывают. «Береза хороша при респираторных заболеваниях, отлично снимает влагу с тела. Дуб снижает давление и очень удобен в использовании. Липа дает жаропонижающий эффект. Пихта и можжевельник — от ревматизма, эвкалипт — для дыхания».

Виталий помнит времена, когда баня летом закрывалась из-за отключения воды, и его отец, работавший до Сандунов электриком и плотником, перебивал и красил доски в парных, менял плитку, чинил лифты. Сын тоже немного участвовал, например, однажды покрасил весы. Времена изменились. Сейчас на банщиках помимо прямых обязанностей, а это подготовка парной и несколько процедур — парка вениками, мыльный массаж и мойка с мочалкой, только идеальная чистота на рабочем месте.

О неформальном клубе парильщиков

С «банным волонтером» и почитательницей Сандунов с 30-летним стажем Наймой Герасимовой мы познакомились в мыльной комнате первого женского разряда. Распознать по взмаху веника опытного и сведущего человека в бане несложно. В миру Найма оказалась директором оптической компании. Как выяснилось, она уже давно состоит в неформальном клубе любителей Сандуновских бань вместе с другими деловыми женщинами, театральными актрисами, рестораторами, домохозяйками и даже монахинями: «Для меня это место, где можно отключиться от внешнего мира и по-настоящему расслабиться».

Впервые Найма Герасимова побывала в Сандунах в 1972 году. Первое впечатление — мало света, тесно и непривычно, но атмосфера колоритная. Настоящее увлечение легким паром случилось позже. И началось: домашние кофейно-медовые скрабы, напитки с ягодами и травами, аромамасла, разные виды веников…  Найма вспоминает: «Часто в баню приходили спортсменки и балерины, желающие похудеть. Они заворачивались в целлофан и несколько раз в таком виде заходили в парную, после чего делали массаж, пили травяные чаи».

Итальянцы в шоке

Мне стало интересно, в чем заключается банное волонтерство. Сейчас контингент в Сандунах очень разрозненный, много туристов, в том числе иностранцев со всего света, от Португалии до Японии. Найме Герасимовой хочется, чтобы каждый увозил «ощущение праздника тела и души». Поэтому она охотно рассказывает о банных традициях и заботится о комфорте гостей. «Например, когда банщица поддает пар, я рекомендую новичкам укрывать тело или лечь на пол, чтобы не обжечь кожу и привыкнуть к горячему воздуху. Приходится рассказывать и о традиции парения вениками. Процедура улучшает кровообращение и благотворно влияет на кожу. Не все знают, что верхнюю часть веника можно потом использовать как мочалку».

Раньше в Сандунах посетителям разрешали самим поддавать пар. Это были времена, когда хорошему пару аплодировали. Практика свободного доступа к печке прекратилась: кому-то мало пара, кому-то много. Единства добиться трудно, так что теперь этим занимаются только профессиональные банщицы.

Найма Герасимова периодически угощает любопытных посетителей самодельными скрабами: ее даже как-то приняли за рекламного агента. «Однажды, — улыбается, — я поразила своих итальянских коллег домашним скрабом из кукурузной крупы, смешанной с ягодным жмыхом и облепиховым сиропом. После четырех часов, проведенных в Сандунах, они сказали, что теперь понимают суть русской бани».

Спину тебе всегда потрут

Бывая заграницей, Найма старается не упустить возможности сходить в «альтернативную» баню. Разница есть: если в России мужчины и женщины парятся отдельно, то в Европе общественные разряды, как правило, совместные. Заходить в парную даже в минимуме одежды там запрещено — иначе тебя выведут. В жизни Наймы были и хамамы с саунами, и римские термы, и экстремальные прыжки в ледяной пруд после парной в Сибири, и 17 банных залов в Баден-Бадене, но Сандуны для нее по-прежнему лучшие.

Участники неформального клуба стараются договариваться о встречах в бане: обсудить здоровый образ жизни и культурные события. Семья Наймы Герасимовой тоже со временем приобщилась к банному ритуалу. Но даже если компанию составить некому, здесь всегда найдется человек, который потрет тебе спину.

Фото: pastvu.com, turniketov.net