search Поиск Вход
, 10 мин. на чтение

Московская легенда: завод имени Хруничева

, 10 мин. на чтение
Московская легенда: завод имени Хруничева

Когда по советскому телевидению показывали кадры с космонавтами, передающими нам приветы с орбитальной станции «Мир», все понимали, что за этими улыбчивыми людьми, забавно двигающимися в невесомости, стоит колоссальная работа. За этой красивой картинкой из космоса на одной шестой части суши планеты Земля работают заводы, конструкторские бюро, научные лаборатории. И трудятся там тысячи рабочих, инженеров и ученых.

В 1990-е годы космическая отрасль пережила не самые лучшие свои времена, но Россия вышла из кризисного периода, сохранив самое важное — звание космической державы.

Важным решением правительства страны в то непростое время стало создание Государственного космического научно-производственного центра им. М. В. Хруничева на базе двух ведущих предприятий ракетно-космической промышленности России — Машиностроительного завода им. М. В. Хруничева и конструкторского бюро «Салют».

Сегодня это одно из самых крупных и значимых предприятий мирового значения в космической отрасли.

По словам руководителя департамента инвестиционной и промышленной политики города Москвы Александра Прохорова, на сегодняшний день в ракетно-космической отрасли работают 42 московских предприятия. На них трудятся более 53 тысяч человек. Семь столичных научно-исследовательских институтов и высших учебных заведений проводят научные исследования и готовят кадры для ракетно-космической промышленности.

Сначала были автомобили

А начиналось оно больше ста лет назад как крупный и высокотехнологичный завод по производству автомобилей близ Москвы, в Филях. Хотя, если быть уж совсем дотошными, история началась еще раньше, в 1915 году. Когда Русско-Балтийский вагонный завод (РБВЗ), единственный в Российской империи, производивший машины, закрыли из-за событий Первой мировой войны и эвакуировали из Риги в Петроград и Тверь.

Тогда правительство Российской империи отобрало пять фирм, готовых построить новые автозаводы, и в феврале 1916 года император Николай II утвердил это решение. Среди победителей конкурса было и акционерное общество РБВЗ, которое получило заказ на легковые шестиместные авто для армии. Акционерное общество выкупило землю в Филях и начало строить Второй автомобильный завод «Руссо-Балт», который должен был начать работать уже в 1917 году.

Строительство Второго автомобильного завода «Руссо-Балт»

Революция сдвинула сроки. Завод построили и сдали лишь в 1919 году. Только очень скоро завод передали в ведение Броневого управления Рабоче-крестьянской Красной армии для бронетанкового ремонта и производства автомобилей. Предприятие переименовали в Первый автобронетанковый завод. В 1922 году из его ворот вышел первый автомобиль — «Промбронь С24/40». Эту машину передали «всесоюзному старосте» Михаилу Калинину, который как раз тогда готовился стать одним из председателей Центрального исполнительного комитета СССР.

Митинг по случаю выпуска первого советского автомобиля на Красной площади в Москве 8 октября 1922 года. В машине М. И. Калинин и К. Е. Ворошилов

Завод выпустил всего пять автомобилей, хотя планировались совсем другие объемы. А затем захлестнувшая тогда весь мир волна развития самолетостроения и покорения воздушного пространства подняла планы завода до неба. Колеса стали крыльями.

Самолетостроение

Все в том же 1922 году в итальянском городе Рапалло Германия и Россия подписали договор о строительстве трех заводов по производству самолетов на территории РСФСР. В рамках этого договора немецкая фирма «Юнкерс» должна была подготовить самолетное и моторное производство на площадке завода в Филях, обучить советских рабочих и инженеров. То ли немецкие качество и пунктуальность дали сбой, то ли вмешались какие-то внешние факторы, но «Юнкерс» не выполняла в полном объеме свои обязательства. Поэтому советская сторона ликвидировала концессию в 1927 году.

К тому времени в новой Советской стране случился прорыв в производстве металлов. Металлурги получили опытные партии местного дюралюминия — кольчугалюминия. А выдающийся советский конструктор Андрей Туполев спроектировал цельнометаллический двухместный самолет АНТ-2, первый полет совершил ТБ-1 (АНТ-4),  а также был разработан цельнометаллический двухместный самолет-разведчик Р-3 (АНТ-3).

АНТ-2

В 1927 году завод в Филях преобразовали в Государственный авиационный завод №7, в дальнейшем переименованный в завод №22. Он стал выпускать самолеты Р-3. Это было время прорывов и роста производства почти во всех сферах. Начиналась эра «индустриализации всей страны». Самолетостроение — одна из самых сложных и наукоемких сфер — развивалось стремительно.

Вся страна была тогда будто одержима мечтами о самолетах и полетах. Завод в Филях за два с половиной года выполнил свою первую пятилетку. В 1927 году сюда пришли работать талантливые ученые и конструкторы, завоевавшие потом не только небо, но и космос. Студент МВТУ Сергей Королев начинал здесь работать конструктором. Николай Камов, который позже создавал советские вертолеты, работал на заводе заведующим чертежным бюро. Через филевский завод прошли будущие авиаконструкторы Семен Лавочкин, Михаил Гуревич, Вадим Шавров, Георгий Бериев.

В первой половине 1930-х годов на заводе приступили к разработке четырехмоторного тяжелого бомбардировщика АНТ-6 (ТБ-3). Это был серьезный вызов. И на заводе его приняли. Уже в 1934 году десять таких самолетов совершили серию демонстрационных перелетов в Варшаву, Рим и Париж. С серийных бомбардировщиков сняли вооружение, установили улучшенные капоты, в бомбоотсеках смонтировали обитые бархатом диваны. Эти самолеты летали по столицам Европы, показывая мощь советского авиапрома. Всего за несколько лет, к 1938 году, на заводе собрали 740 таких самолетов.

АНТ-6

Во второй половине 1930-х годов на заводе началось серийное производство скоростных бомбардировщиков АНТ-40 (СБ) Александра Архангельского, чье конструкторское бюро было выделено из ЦАГИ и переведено в Фили. СБ прославились в Испании, на этих самолетах наши летчики помогали испанским республиканцам бороться с фашистским режимом Франсиско Франко.

Период побед и успехов, увы, очень скоро сменило время репрессий и трагических событий. Для самолетостроения 1937-й стал годом потерь лучших ученых и конструкторов.

Волна репрессий смела некоторые конструкторские бюро чуть ли не в полном составе, обезглавила заводы. В сентябре 1937-го расстреляли директора филевского завода №22 Семена Марголина. Арестовали начальника производства Федора Шпака, начальника участка Ивана Багровникова, секретаря партбюро сборочного цеха Николая Волкова, начальника заводской летной школы Семена Залманова и многих других как действующих, так и бывших работников завода. Месяцем позже арестовали Андрея Туполева. Андрею Николаевичу вменяли организацию русской фашистской партии, вредительство при организации рекордных перелетов, внедрение американских технологий, шпионаж в пользу Франции.

Людей расстреливали, ссылали в лагеря. Со временем в местах ссылок стали создавать так называемые особые конструкторские бюро. В народе их называли «шарашки», где собирали ссыльных ученых и инженеров. Там они продолжали конструировать новые самолеты.

С 1939 года и до начала Великой Отечественной войны завод собрал 250 пикирующих бомбардировщиков Ар-2 (СБ-РК). В июне 1940 года здесь запустили серийное производство самолета «100» в варианте пикирующего бомбардировщика. Этот самолет разработал авиаконструктор Владимир Петляков, который тоже попал в маховик репрессий. Однако в 1940 году его освободили. К тому моменту он в составе туполевской «шарашки» сконструировал новый самолет Пе-2. Потом в Филях собрали 1120 таких машин. Тогда же Андрей Туполев создал самолет «103», 3 октября 1940 года был сдан первый экземпляр.

Завод во время войны

В начале июля 1941 года, через несколько дней после начала войны, для того, чтобы уберечь от бомбардировок стратегически важное предприятие, в районе, где сейчас находится район Крылатское, построили ложный завод. Когда начались первые бомбежки Москвы, как раз ложный завод сровняли с землей. На настоящем заводе, который продолжал работать, погибли 16 человек, но большинство успели увести в бомбоубежища. Здания почти все уцелели, некоторые были лишь незначительно разрушены. Работа в цехах после налетов продолжилась. Однако уже тогда было принято решение об эвакуации 11 заводов, в том числе завода №22. Его перебросили в Казань, а территорию завода, его здания и все, что оставалось в цехах, заминировали и планировали уничтожить. Но этого не сделали. И хорошо, что не сделали. Потому что уже зимой работники завода, оставшиеся в Москве, а также эвакуированные в столицу сотрудники авиазаводов Украинской и Азербайджанской ССР, Ростовского и Кимрского заводов приступили к работе на заводе в Филях.

ТУ-2 в полете над Москвой

Теперь завод получил номер 23 и работал всю войну, выпуская сначала двухмоторный бомбардировщик ДБ-3Ф (Ил-4), а потом и бомбардировщик Ту-2. Это было невыносимо трудное время. Работали в условиях дефицита рабочих рук, не останавливая производство. Часть людей еще в октябре 1941-го уехали в эвакуацию, на фронт ушли около 2,5 тыс. рабочих и сотрудников. И тем не менее завод продолжил выпускать самолеты, приближая победу.

Больше, чем самолеты

После войны завод с оставшимся теперь номером 23 продолжил выпускать самолеты Ту-2. Потом наладили сбор самолетов Ту-12, еще позже — Ту-14.

В начале 1950-х годов правительство Советского Союза приняло постановление о создании на территории завода в Филях ОКБ-23 для опытного и серийного производства бомбардировщика М-4 Владимира Мясищева. Для этого штат завода сильно расширили. Больше чем в два раза. С таким опытом и потенциалом завод брался за самые сложные задачи.

Первый в мире стратегический реактивный бомбардировщик «М-4»

Помимо самолетного строения на заводе стали вести ракетные разработки. В 1952 году  ОКБ-23 получило указание министра авиационной промышленности Михаила Хруничева разработать и произвести 30 стартовых ускорителей с жидкостными ракетными двигателями для снижения длины разбега самолета «М». Ускорители получили шифр СУМ. Гидравлические и огневые испытания проходили в 1954 году.

В 1955 году на заводе №23 по сверхсекретному заданию правительства в кратчайшие сроки стали готовить производство и выпуск оперения изделия «205» (зенитная управляемая ракета В-300 разработки ОКБ Семена Лавочкина). Для этого на заводе организовали цех №95, выделили производственную площадь, сделали десятки стапелей и поставили станочное оборудование. Рабочую документацию прислали из ОКБ-301 Лавочкина, заводу следовало отправлять готовую продукцию на Тушинский машиностроительный завод. Так, завод участвовал в создании зенитного управляемого ракетного оружия (ЗУРО), системы С-25, которую приняли на вооружение в мае 1955 года. В рамках программы ЗУРО филевский завод подключили к выпуску агрегатов и механизмов радиолокационных систем типа «Нева», «Волхов», «Ангара».

Ракетная эра

С 3 октября 1960 года ОКБ-23 стало филиалом №1 ОКБ-52 Владимира Николаевича Челомея. Ракетная эпоха в Филях стартовала с универсальной двухступенчатой ракеты УР-200. Для этого потребовалась перестройка структур КБ и завода. Позднее, в 1961 году, завод №23 получил новое название — Машиностроительный завод им. М. В. Хруничева.

В короткие сроки в цехах провели полную реконструкцию. В это время (1960–1965) была заложена база для подготовки изготовления корпусов и сборки орбитальных пилотируемых станций (ОПС) «Алмаз», долговременных орбитальных станций (ДОС) «Салют», возвращаемых аппаратов (ВА) и транспортных кораблей снабжения (ТКС).

Потом завод подключили к работе по исследованию Луны. Правда, эти работы уже через два года были свернуты. Тем не менее их результаты оказались полезными в следующих проектах. Ракету УР-500, которую создавали в рамках лунной программы, решили использовать вместе с разгонным блоком «Д» с ракеты Н-1 Сергея Королева. С этого началась история ракеты-носителя «Протон-К».

Первые три пуска состоялись в 1965 году, в 1967-м было осуществлено четыре пуска, в 1968-м — пять, в 1969-м — десять, в 1970-м — шесть. С 1970 по 1979 год было совершено 58 пусков «Протон-К». Летом 1978-го «Протон-К» был принят Министерством обороны.

Перед первым пуском ракеты-носителя «Протон», 1965

На «Протон-К» успешно запустили четыре долговременные пилотируемые орбитальные станции, получавшие названия «Салют-1», «Салют-4», «Салют-6» и «Салют-7», а также четыре орбитальные станции, созданные по программе «Алмаз», две из которых летали в автоматическом режиме, четыре транспортных корабля снабжения, шесть модулей станции «Мир» и два модуля Международной космической станции (МКС). Все основные отечественные исследования Луны, Марса, Венеры и кометы Галлея были проведены с помощью «Протон-К». Ракета-носитель «Протон-К» была на службе до апреля 2012 года, когда ее заменила РН «Протон-М» с разгонным блоком «Бриз-М», впервые стартовавшая 7 апреля 2001 года.

Последний, 312-й пуск «Протон-К» был произведен 30 марта 2012 года.

Орбитальные пилотируемые станции

В начале 1970-х годов в СССР начали разрабатывать свою долговременную орбитальную станцию. К работе подключили Центральное конструкторское бюро экспериментального машиностроения (будущая РКК «Энергия») и Центральное конструкторское бюро машиностроения (будущее НПО машиностроения), КБ «Салют» и Машиностроительный завод им. Хруничева. Все орбитальные станции потом были созданы именно на этом заводе.

Вообще 1970–1980-е годы считаются периодом, когда космос стал намного ближе. В новостных выпусках Центрального телевидения регулярно сообщали об очередном запуске ракеты-носителя «Протон-К», которая вывела на орбиту очередную орбитальную пилотируемую станцию. «Салют-1», «Салют-4», «Салют-6», «Салют-7». В космос отправляли экспедиции, в том числе международные.

Сборка орбитальной пилотируемой станции «Салют-4», 1980-е

Это была колоссальная работа по освоению космоса. Каждый новый запуск был уникальным в своем роде и беспрецедентным. И каждому запуску предшествовали научная работа конструкторского бюро и сложнейшее техническое производство космических предприятий. В первую очередь Машиностроительного завода им. М. В. Хруничева.

В 1977 году создали и запустили принципиально новый космический аппарат 11Ф72, который состоял из транспортного корабля снабжения, включающего функционально-грузовой блок и возвращаемый аппарат с системой аварийного спасения. Это аппараты многократного использования, что было подтверждено летными испытаниями.

В начале 1990-х финансирование космической программы сильно урезали. Запусков стало меньше, но они продолжались. Останавливать работу в космосе значило потерять свои позиции. Еще в 1979 году начались работы над орбитальным пилотируемым комплексом «Мир». При его создании на заводе были отработаны новые принципы построения орбитальной станции. Ее вывели на околоземную орбиту в 1986 году. На ее базе вплоть до 2001 года вели активные научно-исследовательские работы и эксперименты.

Последняя совместная работа ГКНПЦ им. Хруничева и РКК «Энергия» — модуль «Наука», запущенный 21 июля 2021 года с помощью ракеты-носителя «Протон-М».

Российский модуль «Наука» полностью готов, 2020

Разработанная еще в начале 1960-х годов как межконтинентальная баллистическая ракета, «Протон-М» сейчас является основным российским средством выведения тяжелого класса в рамках федеральных и коммерческих программ. С того времени на предприятии разработали и ввели в эксплуатацию несколько модификаций ракеты «Протон», включая модернизированную «Протон-М» с разгонным блоком «Бриз-М». За время эксплуатации состоялось более 420 пусков ракет «Протон» всех модификаций, из которых свыше 100 пусков — с использованием «Протон-М».

Однако «Протон-М» не единственное приоритетное направление в работе центра. Сейчас одна из первостепенных задач центра Хруничева — создание космических ракетных комплексов «Ангара» (на космодроме Плесецк) и «Амур» (на космодроме Восточный), в составе которых применяются новейшие российские ракеты-носители семейства «Ангара».

Космический ракетный комплекс «Ангара»

«Ангара» — семейство экологически чистых ракет-носителей модульного типа. Ввод в эксплуатацию семейства ракет-носителей «Ангара» и «Амур» различной грузоподъемности позволит России запускать космические аппараты всех типов со своей территории.

Сейчас активно проводят летно-конструкторские испытания КРК «Ангара» на космодроме Плесецк. Первый испытательный пуск состоялся 9 июля 2014 года с ракетой-носителем легкого класса «Ангара-1.2 ПП» (ПП — «первого пуска»). Третий пуск в рамках летно-конструкторских испытаний комплекса и второй тяжелой ракеты-носителя «Ангара-А5» произвели 14 декабря 2020 года.

Для запуска космических аппаратов с помощью различных типов ракет-носителей «Ангара-А5» на Дальнем Востоке строят технический и стартовый комплекс КРК «Амур».

Старт ракеты-носителя «Протон-М», 2020

Вообще центр Хруничева объединяет несколько предприятий ракетно-космической отрасли, расположенных в Москве и других городах России, а также летно-испытательные базы Байконур и Плесецк и представительство на космодроме Восточный. Кроме того, центр Хруничева помогает другим странам в реализации их национальных космических программ. Ведь всем хочется в космос. Среди стран-партнеров США, Индия, Южная Корея, Германия.

В 2021 году завод отметил 105-летний юбилей. Он остается крупнейшим предприятием России в области разработки и серийного производства ракет-носителей различной грузоподъемности, разгонных блоков, а также крупногабаритных орбитальных модулей и орбитальных станций.

Фото: предоставлены пресс-службой завода имени Хруничева, roscosmos.ru