search Поиск Вход
, , 8 мин. на чтение

«Москва — музыкальная столица»: как преобразилась клубная жизнь во время пандемии

, , 8 мин. на чтение
«Москва — музыкальная столица»: как преобразилась клубная жизнь во время пандемии

Московскую клубную жизнь хоронят ровно столько, сколько она существует.

Обычно этому предшествует закрытие очередного клуба. Или прессинг со стороны правоохранительных органов. Самый известный пример последних лет — промоутерская группа Arma17, которая на протяжении трех лет сталкивалась с планомерным запретом на проведение всех мероприятий. Сначала в Москве, затем и в Санкт-Петербурге.

Команда Arma17 реабилитировалась после открытия площадки Mutabor совместно с командой техно-клуба «Рабица» (который тоже закрылся не без активного и жесткого вмешательства силовых структур) весной 2019 года. Хотя и здесь не все спокойно: в ночь с 12 на 13 сентября на вечеринке случились маски-шоу — в клуб при полном параде ворвался СОБР. Но город так истосковался по танцам во время самоизоляции, что бывалых любителей электронной (и не только) музыки уже ничем не испугать.

Все лето в Москве, а также в радиусе 250 км вокруг нее проходили вечеринки и фестивали. Можно даже сказать, что для клубной индустрии пандемия стала настоящим ренессансом. Похороны определенно стоит отложить.

Кристина Панделе,

директор по работе с клиентами креативного агентства DPG Russia:

«Я не жила в Москве и России почти пять лет, с 2015 по 2019 год, поэтому все большие российские тусовки и фестивали того периода прошли мимо меня. Разве что посещала мероприятия, которые делала Arma17. Я много работаю и скорее предпочитаю не регулярные походы в клубы, а формат фестивалей, уехать куда-нибудь два-три раза в год — это прямо мое. Например, я бываю на Sunwaves в Румынии, там вообще очень развита клубная и фестивальная тусовка; была в Будапеште на Sziget.

Это лето я, как и многие, провела в Москве. Еще в прошлом году от друзей я узнала о фестивале Signal, который проходит в Никола-Ленивце. Анонсирование было шумным, я загадала себе, что обязательно поеду. Правда, из-за работы вылетела из информационного поля, полностью забыла и собралась в последний момент.
И в итоге я была в полном восторге. Первое, что мне безумно понравилось — атмосфера абсолютной свободы. Ты не чувствуешь ограничений, давления толпы организаторов. Ни на одном фестивале в мире я не могла избежать чувства стресса из-за бегающих вокруг организаторов и огромного количества секьюрити, которые охраняли бэкстейджи и сцены. Я тоже иногда занимаюсь организацией мероприятий и понимаю, как сложно сделать этот процесс невидимым. У ребят из Signal все получилось отлично: заранее проведенные монтажи, органичное урегулирование потоков людей посредством декораций и навигации, отсутствие кучи волонтеров и охраны. Это очень круто, ощущение, будто ты приехал к себе на дачу и просто отдыхаешь.

Signal 2020

Второе, что я сразу отметила — доброе хиппи-комьюнити, где каждый помогает другому. Всеобъемлющая атмосфера любви, дружбы и добра. Полное доверие. Не было мыслей, что нужно закрыть палатку или что-то спрятать. Это напоминало такой детский лагерь. Я даже запостила stories с фразой “Лагерь Signal Live”.
У меня не было тревоги на фоне пандемии. И я не заметила ни одного человека, у которого она бы присутствовала. Кульминацией стало выступление Дельфина с его проектом “Механический пес”. Мы с друзьями стояли наверху, возле сцены, и когда мы увидели, сколько людей пришло буквально через пять минут после начала выступления, навскидку там было 5–6 тысяч человек, то, конечно, на лицах у всех появились улыбки. Все соскучились по большим и шумным мероприятиям.

Точно могу сказать, что Signal не уступает международным фестивалям. Там часто бывают провалы в организации и атмосфере: например, несколько сцен с кардинально разными музыкальными жанрами собирают вокруг себя много разношерстных людей. На Signal была очень органичная тусовка, все были примерно на одной волне и одного возраста, не было очень молодых людей.
Единственное, чего в этом году недоставало Signal — международного лайнапа. Я уверена, что, если бы были открыты границы, привезли бы классных диджеев со всего мира и подтянули международную тусовку. И это единственное, что отсутствовало в этом году на этом фестивале. Это не минус, это данность».

Денис Лагутин,

спортивный маркетолог:

«Я довольно поздно пришел к клубно-танцевальной истории, лет в 28–29. С тех пор я достаточно активно посещаю разные мероприятия, мои любимчики в России — Roots United (петербургский коллектив музыкантов, диджеев, промоутеров и художников, организаторы фестиваля Present Perfect. — Москвич Mag). Я регулярно езжу на их вечеринки. На европейские фестивали тоже езжу, но не чаще раза в год.

Если сравнивать российские и зарубежные тусовки, то Европа более апокалиптичная, если мы говорим про электронную музыку, а Россия более парадная. В России люди хотят классно выглядеть, нравиться друг другу, хорошо проводить время. А вот на рейвах в Европе мне иногда даже бывает страшно, потому что они тусуются как в последний раз.

Огонек 2020

Русский рейв начали хоронить еще в 2018 году. И когда сначала закрылся “Плутон”, затем разогнали “Рабицу”, действительно было ощущение, что что-то идет не так. Но когда клубная жизнь возобновилась после карантина, у меня не осталось никаких упаднических настроений на этот счет. В Москве все отлично с вечеринками, а если чего-то не хватает, то рядом всегда есть Питер».

Даниил Наринский,

архитектор:

«Еще весной организаторы фестиваля Signal объявили арт-колл проектов, которые будут представлены в художественной программе. Я собрал компанию друзей, и мы подали около десяти заявок. В итоге выиграло два проекта — “Она выпускает пар” Валентина Филиппова и “Троп” Дениса Гаврилина.

Концепт сбора друзей заключался в том, что если кто-то выигрывает, то реализовывать проект мы поедем все вместе, так как в Никола-Ленивце это делать достаточно тяжело. Суть в том, что Signal выдавал грант только на материалы, а не на саму работу. Подразумевается, что ты воплощаешь проекты на собственные ресурсы. В принципе, сумма гранта — 400 тысяч максимум — такова, что тебе в любом случае придется строить самому, вся логистика будет на тебе. И ты уже выступаешь не в роли архитектора, когда выдаешь инструкции с чертежами на стройку и следишь за реализацией, а в роли застройщика.

«Она выпускает пар» Валентина Филиппова

Проект Валентина представляет собой землю, выпускающую гейзеры пара. Инсталляция подразумевала принципиальное изменение ландшафта и выступала в категории “эко” как некая метафора уставшей земли, которая злится и выпускает пар. Я ввожу такие трактовки, так как они присутствовали в обсуждениях, думаю, у Валентина как у художника будет своя, но обычно он говорит: “Интерпретируйте”.
“Троп” Денис Гаврилина — натянутый тент, который, по сути, создает путь. Мы проложили в чистом поле сложный маршрут, по которому ходили люди.

Еще была абсолютно невероятная и чудесная инсталляция “Кострище” моих друзей Лизы Трудовой, Вари Долгой и Всеволода Бабичука. Изначально я звал их работать вместе, но они захотели делать сами. “Кострище” — это прямоугольное здание, стены которого сварены из арматуры, оно заполняется дровами, в центре — огонь, и здание этими дровами топится. Получается, ты жжешь стены, чтобы получить тепло.

Я часто бываю в клубных местах Москвы, например в Mutabor или в “Рабице”, на “Арме”, когда они еще были. Но вот на фестивали вне города наподобие Signal никогда не ездил, потому что все-таки мой главный интерес — архитектура, а не музыка. Но Signal стал отличной площадкой для реализации наших идей.

Это прекрасный фестиваль, единственное, я, может, не совсем объективен, потому что мы жили в другом режиме. Работали и строили по световому дню, а основная программа Signal происходит ночью, но в целом мне эта музыка симпатична».

Павел Пепперштейн,

художник:

«Я выбираю вечеринки по принципу случайности и по тому, куда меня зовут друзья. Никаких критериев нет. Московские тусовки хороши тем, что они московские, это что-то родное. А минусы как бы всегда предполагаются где-то рядом с плюсами.

Последнее время я проводил на Николиной Горе, посещал вечеринки в баре “Дип”, есть такое замечательное место, там сейчас все. В связи с пандемией тусовки на какое-то время сократились, но видно, что люди очень соскучились по вечеринкам, поэтому они все-таки происходят».

Кирилл Борисов,

диджей и музыкант:

«Любое разнообразие приводит к упадку. Электронная сцена это правило прекрасно понимает и всегда берет его в расчет. Под упадком я подразумеваю, что различные вечеринки перешагивают из формата андерграунда в формат мейнстрима. При этом мероприятия и музыка, которые интересны определенному узкому кругу лиц, шифруются довольно круто. На них попадает очень мало случайных людей, потому что подобные тусовки правильно позиционируют себя, гости, которые в каком-то смысле могут испортить имидж мероприятия, просто не всегда знают о его проведении. Они не могут прочитать о нем где угодно, купить билет и прийти в каком угодно виде.

Огонек 2020

Но массовые мероприятия не менее впечатляющие. Этим летом я побывал на Signal — идеальное сочетание места и времени. Теперь сложно представить Никола-Ленивец без Signal. Лучшая коллаборация из тех, что я видел. Кроме того, техническое обеспечение, инфраструктура, любая локация показывали, как организаторы горят фестивалем и сколько сил в него вложено.

Я точно могу сказать, что в России я не видел фестиваля подобного уровня. Раньше лавры были у AFP (Alfa Future People Festival — фестиваль электронной музыки, который проводится недалеко от Нижнего Новгорода. — “Москвич Mag”), но Signal их уверенно перехватил, по словам моих друзей, еще в том году».

Лена Кудина,

организатор вечеринок:

«Я посещаю различные тусовки и фестивали с 1995 года. Все началось с понимания: есть вечеринки, после которых чувствуешь вдохновение, а есть вечеринки, после которых чувствуешь опустошение. И, конечно, я решила, что хочу бывать на мероприятиях, которые дают мне духовный подъем. Сначала я их просто посещала, а потом начала делать сама.

Музыка — это то, что соединяет нас на той или иной частоте в один момент, поэтому я уделяю ей большое внимание. И так как я очень хорошо знаю музыкальный рынок, то понимаю, вот этот диджей будет играть на уровне третьей или, что еще лучше, четвертой чакры, а вот этот — на уровне первой. Первая и вторая чакры мне не очень интересны, особенно я люблю четвертую и пятую.

Signal 2020

Чакры различаются по частоте. Существует первая частота — борьба за выживание, вторая — удовольствие, третья — самоутверждение, четвертая — безусловная любовь. Эту музыку можно только прочувствовать. Однажды ее услышать, чтобы точно знать, на какой частоте специализируется музыкант.

В Москве закрылось много клубов и мест, но, несмотря на это, стало много фестивалей: Midsummer Night’s Dream, Urban Dreams, “Огонек”, Signal, AfterHalloween. Просто сплошные фестивали! Плюс существующие комьюнити привозят очень классных музыкантов.

Я считаю, что в Москве все очень круто в плане музыки. А во время карантина стало еще круче. Такое ощущение, что Москва — музыкальная столица. Только у нас что-то происходит, потому в других странах все запрещено. На Ибице штраф за вечеринку, если ты организатор, вроде бы от тысячи до семи тысяч евро. Там даже дома люди боятся музыку включать».

Фото: Валентин Филиппов, Vasiliy Kolomiec, Dmitry Chuntul, Егор Берладин, Глеб Иванцов