search Поиск Вход
, 8 мин. на чтение

«Москвич за МКАДом»: в Коломну за золотом Мнишек, пастилой и современным искусством

, 8 мин. на чтение
«Москвич за МКАДом»: в Коломну за золотом Мнишек, пастилой и современным искусством

В маршруте «Золотое кольцо России» этот городок, основанный в середине XII века, не значится. Тем не менее туристический поток сюда продолжает расти. Одного дня, конечно, для знакомства с Коломной будет недостаточно. Мало того, что город плотно нашпигован памятниками древнейшей истории, особой мистикой, так еще местное сообщество и переехавшие сюда проектировщики с высоким коэффициентом креативности неустанно предлагают новостную повестку.

Коломна городок с виду сонный. Но стоит вникнуть в контекст, как из колоритных элементов сложится этакое лоскутное одеяло. От Москвы — 113 км пути. Место для основания населенного пункта выбиралось со знанием дела, на важных торговых путях, у слияния Оки, Коломенки и Москвы-реки.

Дипломат Адам Олеарий, автор книги «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно», изобразил панораму Коломны первым в 1636 году.

За века своего существования город успел побывать  форпостом, финансовым и торговым центром, а потом — промышленным и научным. Сегодня Коломна — «город трудовой доблести», что бы это ни значило.

Историк Карамзин утверждал, что название произошло от латинской фамилии Colonna. Может, кто-то из этого представительного семейства и эмигрировал в землю русских князей? Другие путают подмосковную Коломну с небольшим районом в западной части Санкт-Петербурга, воспетым Пушкиным в поэме «Домик в Коломне» о Параше и ее переодетом любовнике.

Коломна не имеет ничего общего с фразеологизмом «коломенская верста». Генеральный план в 1775 году был расчерчен знаменитым зодчим Матвеем Казаковым, приведшим в порядок хаотичность застройки, но после разрушительного пожара 1880 года планировку подкорректировал московский землемер Жилин. Неправильный многогранник кремля, 24 гектара земли, образует центр. В юго-восточном направлении от него ветвятся улицы посада.

Туристы, которых в выходные немало, обычно начинают прогулку с Коломенского кремля. Каменная крепость строилась при Василии III взамен деревянного детинца, сгоревшего при нашествии крымского хана Мехмеда I Гирея — на Коломну то и дело совершались татарские набеги. После 1531 года врагам более не удавалось взять приступом Коломенский кремль. Мощные крепостные стены, толщина которых достигает 4,5 метра, прерываются башнями. Раньше их было шестнадцать, сейчас — семь. Предполагают, что к строительству приложил руку североитальянский мастер Алевиз Фрязин, за 30 лет до Коломны возводивший стены и башни Московского Кремля.

Точно так же, как когда-то сюда входили князья, цари и другие знатные гости, по булыжной дороге туристы минуют подковообразную арку главных, Пятницких, ворот, похожих на Спасскую башню Московского Кремля. Особенно визуальное сходство ощущается в очертаниях нижнего яруса ворот с отводной стрельней.

Летом 1936 года у Пятницких ворот, сидя на скамейке, позировала Анна Ахматова.

Один лишь день палящего июля:
тридцать шестой,
зажатый страхом год.
Но вот — заклятья Вечности коснулись
багряной арки Пятницких ворот;
и особняк с изысканным фронтоном
не памятником стал, а просто фоном.

Так скамейка и стоит у дома Луковниковых, над ней — соответствующая мемориальная доска. Велик соблазн задержаться у Пятницких ворот, тем более что справа от них подстерегает угощение: горячие калачи. Коломенский калач считался на Руси вершиной пекарского искусства. В музее, открытом в старинном доме середины XIX века, актеры представляют весь цикл выпекания калача, от подготовки хмелевой закваски, «смеси мук» и до разделки теста на ледяном столе. Двухподовую калачную печь, топившуюся березовыми дровами без коры, придающими калачу особую белизну, восстановили по старинным чертежам.

Слева от Пятницких ворот доносятся волнующие ароматы Музея мануфактуры «Душистыя радости», воссоздающего атмосферу лавки коломенского мещанина Григория Ивановича Суранова «Торговля мылом». Уйти отсюда без импульсивной покупки — изящной коробки с благоуханным мылом — невозможно.

Ну теперь уж точно — с куском мыла и калачом в руках — в кремль. Экскурсовод с удовольствием расскажет, как любил Коломну князь Дмитрий Донской; как в 1366 году в Воскресенской церкви шестнадцатилетним он венчался с тринадцатилетней княжной Суздальской Евдокией Дмитриевной; как в 1379 году заложил Успенский кафедральный собор, который расписывал Феофан Грек; как от стен Коломенского кремля повел русские войска на битву на Куликовом поле.

Конный монумент князя Дмитрия Донского в полном боевом вооружении авторства Александра Рукавишникова поставлен у Маринкиной башни Коломенского кремля. Стройная, о двадцати гранях и восьми ярусах, красного кирпича башня с запада сторожит подступы к цитадели. По преданиям, в 1611–1612 годах в ней томилась заточенная Марина Мнишек, гордая полячка, «обаянница», жена двух — по очереди — самозванцев, Лжедимитрия I и Лжедимитрия II. Ее удалили из Москвы, чтобы «дыханием своим не произвела какого-нибудь вреда особе юнаго Государя и делам новаго правления».

В башне Мнишек и скончалась в 1614 году. Но горожанам больше нравится версия, что чародейка обернулась сорокой и вылетела в окно.

До сих пор собираются экспедиции из самостийных археологов, черных диггеров, грезящих о золоте и драгоценностях, будто бы замурованных полячкой в стене башни. Они часами бродят по катакомбам и выходят на свет в пыли и паутине, сильно озадаченные.

Список литераторов, приезжавших в Коломну, продолжает Александр Иванович Куприн. Музея в доме с мезонином в границах кремля, куда к сестре и зятю приезжал погостить автор «Ямы» и «Гранатового браслета», не открыли. Сейчас на улице Лазарева, 5, работает небольшая гостиница, в которую поселят даже с домашними животными. Из окон номеров открываются живописные берега Коломенки.

Коломна хранит память о своем уроженце Иване Ивановиче Лажечникове, авторе романа «Ледяной дом». На пешеходной улице Лажечникова есть литературное кафе «Лажечников». Не покидая кремлевских стен, дегустацию домашней лапши, приготовленной вручную из муки на яичных желтках, или гусиного рийета с брусничным соусом можно совместить с просмотром немого фильма 1916 года, экранизации «Ледяного дома», под аккомпанемент тапера.

Коломна, где особый микроклимат, издревле считалась яблочным местом. Здесь всегда произрастали особо кислые, пастильные яблоки.

В 1773 году жители коломенского посада высадили 487 садов с яблоневыми и вишневыми деревьями. Коломна утопала в садах.

Все тот же Лажечников в своем «Ледяном доме» упоминал: «Пастила коломенская, рыхлая, белопенная, в три пальца толщиной». Рецептура почти забытого лакомства XIX века без консервантов, красителей и загустителей была найдена в архивах, а вместе с ней — чертежи кондитерского оборудования. Так был воссоздан исторический облик сорокаведерной пастильницы — фабрики Петра Карповича Чуприкова.

В усадьбе купцов Сурановых, где работает музей, барышни в ситцевых платьях под трели канареек и бой бабушкиных часов ведут неспешные беседы о местных преданиях, угощают чаем с пастилой разных сортов. Чаю можно выпить и в музейном саду, в изящной беседке-трельяже, воссозданной по образцу 1910 года из альбома «Мотивы садовой архитектуры».

Одно из развлечений горожан и туристов — наблюдение за разводом мостов, которых в Коломне несколько. От деревянного речного вокзала подвижная переправа выведет к Богородицерождественскому Бобреневу мужскому монастырю, окруженному грандиозным пейзажем. Бобренев монастырь — обетный, заложенный воеводой Дмитрия Донского Боброком-Волынским в день отправления на Куликовскую битву. На здешних полях коломенцы когда-то предавались национальной спортивной забаве — кулачному бою «стенка на стенку».

Придел соборной церкви Рождества Богородицы за уникальную акустику называют Храмом поющих ангелов. Достаточно одному певчему на хорах взять тихую ноту, и кажется, что звуки доносятся отовсюду.

Внутри Коломенского кремля находится женский Свято-Троицкий Ново-Голутвин монастырь. Сами сестры проводят здесь экскурсии, показывают яблоневый и грушевый сад, подаренного космонавтами верблюда по кличке Синай, питомник, где выращиваются чистопородные вятские лошади, редчайшей породы монголо-бурятские собаки и среднеазиатские овчарки.

Настоятельница монастыря игуменья Ксения (в миру Ирина Юрьевна Зайцева), в прошлом журналистка и исследовательница творчества Достоевского, недавно открыла Музей органической культуры в деревянной усадьбе купца Львова, где за оградой хорошо видны объекты Андрея Красулина, Игоря Шелковского и Вячеслава Колейчука. Немного сбивает с толку понятие «органическая культура», но на сайте есть ответ — коллекция музея хранит работы художников, чье мироощущение есть «восприятие мира как целостной органической структуры, в которой царят Закон, Порядок и Становление».

В общем, в основе музейной концепции — сочетание традиций и авангарда, поиск, исследование. В порядке вещей соседство новых мультимедийных технологий и традиционных элементов древней культуры. Если удастся проникнуть на выставку (что не просто — музей работает исключительно по предварительной договоренности), можно найти зал с редчайшим по полноте собранием наивного искусства и русского авангарда — Михаила Матюшина, Елены Гуро, ученика Малевича Владимира Стерлигова.

Музей поделен на филиалы, один из которых Музей российской фотографии, где находятся шедевры отечественного фотоискусства, разумеется, выбранные по критериям органического миропонимания, от Иосифа Дациаро и Александра Мазурина до Андрея Чежина и Игоря Пальмина.

Филиалы между собой в шаговой доступности, но для скорости послушницы перемещаются на джипе.

В доме, где когда-то существовал продуктовый магазин «Огонек», в винном отделе которого работал грузчиком вылетевший из Коломенского пединститута писатель Венедикт Ерофеев, находится «Арткоммуналка». В ее комнатах — атмосфера советской Коломны 1960-х годов: на батарее сушатся коньки, из комода выглядывает детская цигейковая шуба, в кухне выстроились ряды трехлитровых банок с яблочным компотом. На коммунальной кухне, где стоит холодильник с замком, гостям предлагают советское меню: сосиски с горошком и «Индийский» чай с баранками.

Автор поэмы о русской душе «Москва—Петушки» стал гением места резиденции, где, сменяя друг друга, живут современные писатели и художники. По итогам пребывания устраивается выставка, как, например, «Коломна. Ткань города» Марии Арендт. Ее выставка только что открылась и стала целью моего визита в Коломну. Художница с помощью иголки и нитки перенесла на льняную материю силуэты зданий конструктивизма. Коломна активно застраивалась ими в 1920–1930-е годы, и, разумеется, эти дома, например баня на Уманской улице и госбанк на улице Октябрьской Революции, находятся под угрозой сноса.

Производство ткани не чуждо здешним местам. Еще в XVIII веке Коломна превратилась в центр нарядных материй: шелка, штофа и парчи. На всю Россию славились платки и шали с клеймом «Содержатель Коломенской фабрики. Купец Гурий Левин». Сама Екатерина II, в октябре 1775 года пожаловавшая в город и получившая от местного купечества богатые дары, особо отметила коломенские шелка. Перед самой пандемией на бывшем ткацком предприятии открылся коворкинг и музей «Шелковая фабрика», рассказывающий о традициях коломенского узорного текстиля.

Пустующие цеха бывшего завода, где до 1941-го выпускались портативные патефоны, до недавних пор коломенцы обходили стороной. И вот на когда-то заброшенной территории не без поддержки подмосковного губернатора открыли арт-квартал «Патефонка». Здесь проводят выставки и концерты, работают кафе, на днях прошел Всероссийский форум молодежных творческих мастерских «Арт-Мастерская XXI».

Молодые художники оценили прелести Коломны, где смешались века и подрыв идеи линейного времени виден наглядно. Здесь вдруг над крышами деревянных домиков посада, где стремление к уютности, казалось, нашло свое законченное выражение, вырастает грандиозный цилиндр Центра конькобежного спорта. Образчик капрома завелся в Коломне в 2006 году.

Недавно московская художница Александра Паперно и ее муж, главный редактор издательства Ad Marginem Михаил Котомин, купили в границах посада двухэтажный дом конца XIX века, отремонтировали и фактически спасли от гибели. Дом на глазах превращается в этакий портал. К хозяевам в Коломну потянулись многочисленные гости, большей частью художники, и каждый хочет вернуться.

Следующий шаг — большой выставочный проект и, кто знает, может быть, создание центра современного искусства в Коломне.

Фото: shutterstock.com, @Artkommunalka.Kolomna