search Поиск Вход
, 8 мин. на чтение

«Москвич за МКАДом»: в Тухард за гонками на оленьих упряжках, ночевкой в чуме и белыми просторами тундры

, 8 мин. на чтение
«Москвич за МКАДом»: в Тухард за гонками на оленьих упряжках, ночевкой в чуме и белыми просторами тундры

Это зона вечной мерзлоты, хоть и южная часть Таймыра. Всего полвека назад здесь была голая тундра: зимой белая, коротким летом зелено-рыжая. Местные жители, ненцы, занимались оленеводством, вели кочевой образ жизни, перемещаясь со стадом в течение года по стойбищам, разбивая на каждом новом месте свои традиционные дома — чумы. Они и сейчас большую часть своей жизни проводят в тундре с оленями, но это место для них очень важно.

Поселок Тухард расположен на берегу реки Большая Хета, которая в 30 километрах от поселка впадает в Енисей. Река — один из транспортных путей во время короткого лета, по которому можно добраться до Тухарда. А зимой, которая начинается уже в сентябре и длится девять месяцев, только по воздуху — на вертолете. Вертолеты перевозят вахтовиков. Именно для них здесь в 1968-м стали строить перевалочную базу «Норильскгазпрома», когда сюда пришли первые газодобытчики и строители газопровода Мессояха—Дудинка—Норильск. Сначала это были склады, потом за ними поставили первые вагончики для вахтовых рабочих. Поселок назвали Тухард (встречается также Тухарт). В переводе с ненецкого «ту» — огонь, «харад» — дом, поселок. То есть Тухард — место, где добывают огонь. Вахтовики называют его просто Факел.

Со временем поселок стал разрастаться, а люди — обживаться. В 1970-е «Норильскгазпром» построил здесь пекарню, магазины, котельную. В дома провели свет и воду. Для рабочих возвели общежития, потом клуб, столовую, больницу и начальную школу, центральную улицу назвали Абрикосовой. А еще раньше построили взлетно-посадочную площадку для вертолетов и самолетов малой авиации. Так материк стал чуточку ближе и доступнее.

В Тухард стали заезжать оленеводы за продуктами, лекарствами и другими нуждами. Некоторые из них со временем оставались в поселке. Сейчас здесь живут около 300 человек (официально больше). Абсолютное большинство из них — представители коренных народов Севера. Как и раньше, они занимаются оленеводством и рыбалкой. Рыбалкой те, кто живет в поселке постоянно, оленеводством — кто бывает в поселке наездами. Большую часть жизни они проводят рядом со своими оленями. В тундре. Доехать до них — сложная история. Но если все сложится, будьте уверены, вас встретят по всем правилам ненецкого гостеприимства. Накормят строганиной, жареной олениной и уложат на ночь с собаками, потому что холодной ночью это лучшее место, рядом с собаками всегда тепло.

В советское время здесь был совхоз, занимавшийся заготовкой оленьих пантов. Для него специально с «большой земли» доставляли специальное оборудование и технику. Понятно, что никакого совхоза теперь нет. Только это не значит, что все развалилось и стало плохо. Напротив, коренные жители этих мест, а это в основном ненцы, стали сами хозяевами своим оленьим стадам, поддерживая традиционный для себя образ жизни и промысел.

Для ненцев олени — основа всего, священное животное. С ненецкого «олень» так и переводится — дающий жизнь. Источник дохода, пропитания, шкуры для одежды и обуви, транспортное средство. Ездовые олени — это физически самые крепкие животные в стаде, которые ценятся особенно. Их берегут, не сдают на убой, и они не могут иметь потомства. Зато на них устраивают гонки.

Каждый год по всему Таймыру проходит большой праздник — День оленевода. Начинается он как раз с Тухарда гонками на оленьих упряжках. Поучаствовать в них для жителей тундры считается престижным. Так они показывают свою успешность, богатство и, конечно, мастерство оленевода. Открывать праздник сюда приезжают из администрации Красноярского края. Бывает так, что погода нелетная, и тогда едут на вездеходах по зимнику. А это сложная, порой опасная дорога. Только ехать надо, потому что для тухардцев это не только праздник и веселье. В эти дни в поселок из тундры приезжает много оленеводов, которым необходимо закупиться продуктами питания, медикаментами, топливом, запчастями для своих снегоходов, порешать с документами, хозяйственные дела, пройти плановый медицинский осмотр.

И, конечно, обсудить в администрации много разных вопросов с представителями власти края. За зиму копится много дел.

Однако праздник все же главное событие, его ждут всю долгую, холодную зиму. К нему готовятся. И на него, правда, большая удача попасть. Это не зрелище, поставленное для туристов, а настоящее традиционное действие со своими правилами, победами, разочарованиями и даже драмами.

Начинается все с показа национальной одежды. Украшенные шитьем и бисером малицы (верхняя одежда ненцев, сшитая из оленьих шкур мехом внутрь) демонстрируют дети, женщины и мужчины. Это, наверное, самое впечатляющее дефиле в мире. На фоне заснеженной тундры и оленьих упряжек. Самый продвинутый режиссер-постановщик модных показов вряд ли смог бы когда-нибудь организовать такое зрелище.

Праздник продолжают конкурсы по метанию маута (аркана для оленей) и прыжкам через нарты. Это больше веселье для молодых. Потому что все же главные соревнования — это гонки. К ним относятся серьезно. За победу можно получить снегоход. А это хорошее подспорье в хозяйстве тем, кто живет в тундре. В этом году в гонках участвовало 76 упряжек. У мужчин, женщин и молодежи отдельные забеги. И в каждом свои победители. Не у всех получается пройти даже половину пути. Иногда олени теряются в толпе упряжек и сбиваются с пути, иногда просто от испуга могут не тронуться с места. Разное случается. А в последнее время оленеводы стали придумывать разные хитрости, чтобы обойти соперников. Гонят сзади тарахтящий снегоход, оленям деваться некуда — бегут вперед. На последних соревнованиях не такие сообразительные участники гонки даже хотели отобрать приз у победителей, применивших такой прием. Однако потом оказалось, что призов хватит не только на первые места, но и на вторые-третьи, поэтому смогли договориться без обид.

Несколько снегоходов для победителей предоставил основной спонсор праздника «Норникель». Предприятие активно участвует в жизни поселка и его жителей.

Вот и сейчас, когда встал вопрос о переселении жителей Тухарда в другое место, большой бизнес активно включился в решение этого вопроса. Эта долгая история тянется уже несколько лет. Дело в том, что изначально это место планировалось как перевалочный пункт. Однако жизнь повернула иначе, и для некоторых семей поселение стало постоянным домом. Только по современным законам на территории, где сейчас стоят дома тухардцев, нельзя жить. Это санитарная зона газового хозяйства. Российское законодательство выставляет жесткие требования к санитарным зонам вокруг промышленных предприятий. Поэтому людям несколько лет назад предложили вариант массового переезда. Для этого даже построили новый Тухард недалеко от старого. Красноярский край, Енисейский объединенный банк и «Норникель» — каждая сторона взяла на себя определенные обязательства. Дома построили, но проект был заморожен из-за невозможности подвести туда коммуникации. Естественно, люди не переехали. Кроме того, что там нет воды и канализации, не всем нравится место. Земли заболочены, и есть риск, что дома через короткое время надо будет регулярно капитально ремонтировать.

Поэтому «Норникель» инициировал уникальную для России международную процедуру Свободного предварительного и осознанного согласия (СПОС). Такая процедура — залог соблюдения права коренных народов на самостоятельное определение своих политических, социальных, экономических и культурных приоритетов.

Кроме того, в приоритете сохранение традиционного уклада жизни местных жителей. Который не просто обычаи, а скорее культурное достояние даже не российского, а мирового масштаба. Поэтому так важно спросить коренных жителей, как им максимально удобно будет переехать. Так, чтобы не пострадали их связи, быт и культура.

Михаил Тодышев — шорец по национальности, юрист и эксперт по законодательству о правах коренных малочисленных народов. Он участвовал в формулировании основных постулатов Декларации о правах коренных народов ООН, которая была принята еще в 2007 году. Кроме того, принимал участие в этой работе. Поэтому сейчас подключился к процедуре СПОС и консультирует обе стороны процесса.

«По инициативе компании “Норникель” это переселение должно осуществляться в строгом соответствии с международными стандартами, с соблюдением принципа Свободного предварительного и осознанного согласия (принцип СПОС). Что это означает? Должно быть получено согласие жителей, большая часть из которых коренные жители (в данном случае ненцы), заблаговременно. Будет несколько раундов консультаций, как общих, так и внутренних, которые жители сами будут проводить. Само переселение предусмотрено не раньше 2026 года. Потому что поселок нужно не только построить. Перед этим нужно еще провести и архитектурный конкурс. И в каждом из этих этапов жители будут сами определять и делать свой выбор. Наша задача как приглашенных независимых экспертов — посмотреть, чтобы все происходило в соответствии с этим принципом СПОС», — рассказал Михаил Тодышев.

Он также отмечает, что особенно важно не допустить, чтобы на людей давили и навязывали свое видение и понимание. Чтобы этого не случилось, независимые эксперты готовы предоставить и обеспечить людей полной информацией о процедуре, о том, какие у них права и возможности.

Естественно, процесс переселения целого поселка дело сложное и тонкое. После неудачного строительства нового Тухарда доверие жителей к обещаниям сильно пошатнулось. Они и сейчас сомневаются.

Председатель Ассоциации коренных малочисленных народов Таймыра Красноярского края, сопредседатель рабочей группы по устойчивому развитию Арктического совета Григорий Дюкарев уверен, что процедура СПОС в Тухарде — это исторический момент для всей страны и малочисленных народов, которые в ней живут.

«Надеюсь, что другие промышленные компании, когда изучат эту процедуру СПОС, начнут применять ее на практике тоже. Мы знаем, что сюда идет “Роснефть”. Реализует масштабный проект “Восток Ойл”. Здесь, на территории Таймыра, у нас работает “Сургутнефтегаз”, “Лукойл”, заходит НОВАТЭК, “Газпромнефть”. Радует, что компания “Норникель” по сути является пионером в этом хорошем большом движении», — говорит общественник. Он подмечает, что никто за тухардцев жизнь не проживет и только им решать, где и как им будет комфортно жить. И если кто-то из них захочет совсем уехать из Тухарда, в ту же Дудинку, где живут их родные, то надо предоставить им эту возможность.

Но это будут частные случаи. Основная работа идет вокруг обсуждения нового поселения. Людям важно, чтобы они получили привычные им в Тухарде условия. «Это теплые дома, бесперебойное электроснабжение. Это бесперебойная подача воды, работа канализационных систем. Это возможность детям ходить в школу близко от дома, пользоваться услугами системы здравоохранения. Возможность вылететь в Дудинку или в другие поселки», — рассуждает в разговоре Григорий Дюкарев.

Сейчас есть несколько возможных локаций. Одно из мест — это бывший поселок Семеновский.

«Там живописно, там сухое место, нет болот. Значит, дома будут стоять крепко и могут стоять десятилетия. С другой стороны, это бывшая геологическая база. Надо проводить исследование, что после себя оставили геологи. Может быть, там все чисто. А может, после взятия проб выяснится, что надо проводить рекультивацию. Есть место, которое предлагали еще в 2017 году. Оно в трех километрах от Тухарда, ниже по реке Хета. Место тоже красивое и, наверное, тем туристам, которые приедут туда когда-нибудь, все понравится. Ягода растет, зайцы бегают. Но оно болотистое. Те дороги, которые прокладывали, отсыпали песком, песок размывается, уходит в почву. Значит, передвигаться будет сложнее. Оно дальше от реки. Рыбак приедет с рыбалки, с промыслов, с рыбой. Тащить ее на себе несколько лишних сот метров — тяжелый труд. Нет у нас возможности сесть быстро на машину и перевезти. В этом плане Семеновский более выигрышный», — объясняет эксперт.

Все эти плюсы и минусы, по его словам, люди должны взвесить для себя и оценить, что важно и нужно. А потом консолидированно высказать свою позицию. На данном этапе никто не ожидает, что процесс будет легкий и жители Тухарда сразу согласятся с одним вариантом.

Именно поэтому сейчас им предложили свой совет представителей, который будет проводить информационно-консультативную работу и выступать в качестве механизма получения обратной связи.

«Надеемся, что жители к формированию этого совета отнесутся с полной серьезностью и ответственностью. И там будут действительно их надежные защитники и их представители», — выразил надежду Григорий Дюкарев.

У жителей Тухарда тоже много надежд. Но главная, конечно, переселиться с минимальными потерями. Наоборот, с сохранением своего имущества, уклада жизни, привычек и такой красивой, необычной культуры быта, ради которой туристы, в том числе из Москвы, едут на Таймыр, в вечную мерзлоту, увидеть своими глазами, попробовать и почувствовать на себе.

Фото: shutterstock.com