search Поиск Вход
, 10 мин. на чтение

«Москвич за МКАДом»: в Улан-Удэ за буддизмом, унтами и буузами

, 10 мин. на чтение
«Москвич за МКАДом»: в Улан-Удэ за буддизмом, унтами и буузами

Осенью 2002 года главной новостью, которая взбудоражила как буддистский мир, так и научный, было поднятие из земли недалеко от Улан-Удэ нетленного тела Пандито Хамбо-ламы XII Даши-Доржо Итигэлова. Он скончался (наверное, так нельзя сказать), вернее, впал в нирвану, или заснул, в 1927 году в позе лотоса в возрасте 75 лет и был похоронен (или спрятан в землю) так же в позе лотоса в кедровом кубе. Он велел откопать себя через 75 лет (получается как раз 2002 год), что и было выполнено группой лам и светских лиц.

Правда, его тело несколько раз тайно откапывали и раньше, чтобы посмотреть, что с ним. Убедившись, что он сидит, как и прежде, прикрыв глаза, закапывали опять. Но 20 лет назад его все же откопали окончательно и перенесли в Иволгинский дацан, а в 2008-м Хамбо-ламу отправили в отдельный храм, где он благополучно сидит в позе лотоса и нарядных одеждах до сих пор. А «Риво Гандан Геже Даши Чойнхорлин» («Обитель Совершенного Колеса Учения, Горы, Приумножающей Добродетели Тушиты»), а по-простому — колесо жизненного баланса, Иволгинский дацан, стал культовым местом.

Иволгинский дацан

С момента своей постройки в 1945-м это резиденция главы русских буддистов, а с 2002-го — точка паломничества для любопытствующих со всего мира. При дацане есть музей истории, где можно узнать все о буддизме, и есть Буддийский университет с четырьмя факультетами, среди которых есть даже медицинский. Дацан находится в благоухающем месте — селе Верхняя Иволга в 30 километрах от пыльного Улан-Удэ, и каждый, кто приезжает в город, сразу же туда отправляется.

Так как я далека от буддизма, мне феномен нетленного тела был интересен с научной точки зрения. Я читала, что по милостивому соглашению высших буддийских повелителей ученым предоставили два миллиграмма биологических образцов Хамбо-ламы, и они по белковым фракциям определили, что он вроде как жив, никакого трупного запаха от него никогда не исходило, к тому же он сидит без всякой опоры и его внутренние органы целы. Также ученые заметили, что он набирал вес в дни, открытые для посещений публики. Но температура его тела всего 20 градусов, значит, все-таки мертв. Разобраться во всем этом довольно сложно, ученые все время спорили и требовали новых образцов, а в 2005 году все научные изыскания остановились, потому что Хамбо-ламе Дамбе Аюшееву вся эта возня вокруг священного тела порядком надоела, и теперь каждый посетитель насчет тела может решать самостоятельно, полагаясь на свое видение. Я съездила и посмотрела, и мне он живым не показался, но у меня мышление, испорченное рационализмом. Но то, что это единственный в мире феномен «около бессмертия», безусловно, впечатляет.

Иволгинский дацан

Но даже если не хочется ехать в Иволгинский дацан, с буддизмом в Улан-Удэ столкнешься обязательно, потому что всякого рода дацаны находятся практически в каждой подворотне, от самых маленьких, организованных в дворницкой, забежать и поклониться, до больших и красивых дворцов типа дацана Ринпоче Багша на Лысой горе, где можно провести полдня, так как это еще и просто красивое здание и оттуда открывается шикарный вид на город и горы. Местные жители трогательно украшают свои культовые сооружения поделками, резьбой по дереву, выращивают на территории милые цветочки и кустики.

После того как на Дальний Восток пришла советская власть, встал вопрос интеграции эвенков, якутов, нанайцев и бурят в советскую общность. Буряты — самые многочисленные из коренных народов Востока, поэтому Сталин закрылся в кабинете и на карте нарисовал Республику Бурятия. Никто особенно не вникал в территориальные нюансы, поэтому часть областей, где живут буряты, попала в Читинскую область, часть — в Иркутскую, а часть стала Республикой Бурятия. Столицу республики решили сделать из города Верхнеудинска и назвали Улан-Удэ — «Красный Полдень», или «Красная Уда».

Верхнеудинск, как и многие сибирские города, начался с зимовья, а потом казаки соорудили острог. Зимовье организовали в 1666 году у слияния рек Уды и Селенги, чтобы собирать дань с тунгусов, а в 1680-м уже появился острог, который вошел в Иркутское воеводство. Вскоре через селение начинают проходить торговые караваны в Китай, туда везут пушнину, обратно — чай, ткани и фарфор. К тому времени в Иркутской области уже был город Удинск, поэтому селение назвали Верхнеудинск, а другой город — Нижнеудинск.

Одигитриевский собор

Буряты и монголы время от времени пытались взять острог, поэтому русские казаки вскоре построили крепость понадежнее, селение разрасталось, некоторые купцы оседали в городе и активно торговали. Город сделали купцы — основным занятием горожан была торговля и перевозка товаров, в Верхнеудинске проходили две ярмарки в год. А в XIX веке на деньги купцов уже были построены каменный Гостиный двор и мост через Уду. Первое каменное здание в городе начали возводить еще в 1741-м — Одигитриевский собор, он существует до сих пор, поражая своей воздушностью и сказочностью. Он и является если не главной, то самой старой достопримечательностью города, две другие — Иволгинский дацан (1945) и гигантская голова Ленина (1971) — значительно моложе. Про голову Ленина (автор проекта — Павел Зильберман), самую большую голову Ленина в мире, написали все, кто был когда-либо в Улан-Удэ, и я собиралась промолчать. Но когда воочию видишь это гигантское сооружение, то сразу хочется сфотографироваться рядом. Каждый раз, когда я проходила мимо головы, невольно останавливалась и пыталась разгадать выражение лица вождя. Он пытается напугать? Или хитро ржет над потомками? В любом случае провал в другое измерение присутствует, а это явный признак настоящего искусства. Наверное, поэтому голову до сих пор не демонтировали. Это не памятник Ленину, это памятник сюрреализму, который и есть суть жизни в России.

Памятник Ленину в Улан-Удэ

Самое прекрасное в городе Улан-Удэ то, что на одном пятачке вокруг площади Советов сосредоточено все необходимое: гостиница «Байкал», здание правительства республики со всеми министерствами, киоск мороженого, национальный оперный театр, Дворец бракосочетания, офис партии ЛДПР, национальная библиотека, нотариус, Триумфальная арка, киоск «Союзпечати», голова Ленина, площадь с фонтанами, пяток кафе на разный вкус, ВГТРК, супермаркет и тату-салон. Если я не выезжала за город, то ходила по этому пятачку целый день от объекта к объекту. Особенно приятно, что там есть кафе со странным названием «Бууза Room», где я питалась три раза в день, потому что там самый шикарный бурятский чай и самые вкусные буузы.

Кстати, буряты давно перестали добавлять в зеленый чай жир и соль, а пьют его, к счастью туристов, только с молоком. Бурятский зеленый чай — это жесткая спрессованная плитка из чая, веточек и чего-то еще, которую надо рубить и крошить на специальном станке (чаерезка, видела такую в музее). Чай варят несколько минут вместе с молоком. Монголы добавляют к этому вареву еще и разный животный жир (или масло), соль, а иногда и муку, и получается божественный напиток кочевников, который я не рискнула попробовать.

А вот буузы (по-русски — позы) — это то, за чем стоит заехать в Улан-Удэ отдельно — такие большие пельмени, приготовленные на пару, они напоминают хинкали, только в них другое тесто и сверху дырочка с защипами. Говорят, в правильной буузе должно быть 33 защипа, иначе невкусно. Столько защипов на юбке ламы и так велел Будда. Я сначала пыталась защипы считать, но потом забила. А вот потроха с овощами (или лапшой) я съесть так и не решилась, хоть и встречала их в каждом кафе. В Бурятии, как и в Грузии, чем скромнее вывеска, тем вкуснее еда. Самые вкусные буузы я ела в безымянных простеньких позных, находящихся в неясных подворотнях. А вот заказывать европейскую или китайскую еду в бурятских кафе в голову не приходит, хотя там есть и такие рестораны, но я сама не заходила и не знаю ни одного человека, кто б заходил.

Сейчас в Республике Бурятия бурно развивается все национальное. Я видела несколько вывесок «Курсы бурятского языка», хотя городские буряты мне рассказали, что единого бурятского языка не существует, есть 150 диалектов, на которых разговаривают в деревнях, и какой из них учить — совершенно не понятно. Я выучила только «сайн байна» (привет), не знаю, на каком это диалекте. И я с удовольствием сходила на первый рок-мюзикл на бурятском языке «Бальжин-хатан», написанный по мотивам местного эпоса. Музыку сочинила бурятский композитор Сарантуя Жалцанова-Дмитриева, либретто написала Надежда Мунконова, опера выросла из экспериментальной постановки на какой-то неведомой площадке, а потом ее взял в репертуар оперный театр и развил до блокбастера. Полное название театра — Бурятский государственный академический театр оперы и балета им. народного артиста СССР Г. Ц. Цыдынжапова. Здание для театра построили в 1954-м. Это настоящий шедевр сталинской архитектуры, советский шик как внутри, так и снаружи. Там и барельефы с рабочими и колхозниками, и советские витражи. В репертуаре есть классика вроде балета «Жизель» и оперы «Князь Игорь», есть балет «Красавица Ангара» — визитная карточка театра, основанная на местной легенде о могучем богатыре Байкале и его красавице-дочери Ангаре, которая влюбилась в синеглазого Енисея и сбежала из-под строгого надзора отца. А опера «Энхэ-Булат батор» — бурятская классика. Она создана в конце 1930-х, основана на народных сказаниях, и это первое произведение профессионального искусства Бурятии, которым все очень гордятся.

Рок-мюзикл «Бальжин-хатан»

Буряты вообще очень артистичный народ, с танцами, песнями (особенно горловое пение), поэзией и музыкой у них все отлично. Я посмотрела «Бальжин-хатан» на одном дыхании. Бальжин — исторический персонаж, прародительница 11 монголо-бурятских племен (кстати, мне рассказали, что некоторые буряты до сих пор озабочены своими родословными. Например, если ты из рода Чингиcхана, а это самое крутое, что может быть, то родовой шаман может тебе запретить жениться на девушке из другого рода, и его надо слушать, иначе проклятие на весь род и прочие нехорошие вещи). Вообще шаманов вокруг Улан-Удэ очень много, желающие могут на них выйти и узнать о своей судьбе все. Я не рискнула.

Итак, Бальжин — из племени хори, а ее сосватал крутой монгольский принц, и все первое действие домочадцы обсуждают, как так и почему. И приехали сваты, их встречают головой барана, а они обиделись и потребовали подать им голову коня. Хорошо, поймали коня и подали им голову. Наутро выяснилось, что это был любимый конь отца жениха. Все! Свадьбе не быть. Но ребята влюбились друг в друга, и пришлось семье Бальжин как-то улаживать это недоразумение.

Вообще театральная жизнь Улан-Удэ кипит, в сравнительно небольшом городе работает семь театров с разнообразным репертуаром на бурятском и русском языках, на премьеры билетов не купить (на «Бальжин-хатан» мне пришлось прорываться, используя служебное положение). Кроме государственных театров есть маленький независимый Молодежный театр, который еще 30 лет назад организовал в подвале (по типу московского театра на Юго-Западе) со всеми присущими этому виду деятельности сложностями и перипетиями выпускник ГИТИСа режиссер Анатолий Баскаков. Сегодня он почетный гражданин города Улан-Удэ, а театр стал муниципальным.

А вот половина музеев в городе закрыта на реставрацию. Но мне удалось сходить в музей истории Бурятии имени Матвея Хангалова (бурятский этнограф, первым описал местный быт), который находится в интересном здании, напоминающем то ли арабский дворец, то ли юрту. Самый известный экспонат музея, оцененный на выставке в США в 2 млн долларов — Атлас тибетской медицины XIX века. Он действительно впечатляет — 76 картин на холсте, которые описывают принципы медицины и способы лечения заболеваний, а на некоторых листах — методы иглоукалывания. Ну и в музее собрана огромная коллекция шаманской атрибутики — конские волосы, бубны, маски и амулеты.

В этнографическом музее под открытым небом в парке на окраине Улан-Удэ собраны артефакты начиная с неолита — холмы, камни с петроглифами и курганы (в этой местности полно археологических древностей) до поздних видов организации жизни людей — монголо-бурятских юрт, старообрядческих хозяйств (когда старообрядцев изгнали из России, они переехали в Сибирь) и казацких хат, один в один напоминающих русские крестьянские избы. В юртах я встретила съемочную группу — местное телевидение снимало сериал о девушке, которую выдают замуж за нелюбимого. Бабушки в национальных костюмах пели, а лихие хлопцы с нагайками скакали на конях. Бонус прогулки по этнографическому музею — посещение небольшого зоопарка. Амурский тигр спал, повернувшись ко всем задом, рысь вообще спряталась, а бедный бурый медведь грустно мотался по клетке. Прекрасно себя чувствовали только южноамериканские ламы — беззаботно жевали сено.

После того как бурятская команда КВН «Хара Морин» сняла ролик, герой которого расхаживал в унтах, а другой говорил: «Смотри, купил унты, пафосный стал», на унты начался настоящий бум, и теперь в мороз все расхаживают в них. Ну и правильно, в кроссовках не выжить зимой в Сибири. Каждый уважающий себя любитель унт должен сделать их на заказ, покупать готовые унты — это как есть пельмени, купленные в магазине. Во-первых, когда заказываешь унты мастеру, он сделает их, учитывая особенности твоей стопы, во-вторых, дизайн! Можно выбрать мех — олень или лось: лось жестче, зато надежнее и хватит надолго, олень красивее, он может быть белым и даже с розоватым переливом. Ну и всякие узоры, бисер, высоту, шнурки, помпончики — все это можно выбрать самим, как душа пожелает. Единственное, что слегка омрачает покупку — любая слякоть для унт вредна, их можно носить только в сухой мороз, потому что прокладка между подошвой и самим сапогом войлочная. Но в Москве унты можно носить с прозрачными галошами, будет тепло и красиво.

Мастерские по пошиву унт находятся почти в каждом дворе, и работают в них знатоки своего дела, многие даже потомственные мастера, как, например, Игорь, с которым я познакомилась. Унты шили его отец и дед, он сам может сшить унты с закрытыми глазами и по шкуре определить возраст оленя и даже место его обитания. В среднем цена пары унт — 20–30 тыс. в зависимости от дизайна. Недешево, конечно, зато все натуральное. Хватает их на всю жизнь, носи, пока не надоест. А если что-то с ними не так, мастера вмиг все отремонтируют, и носи еще десять лет.

В Улан-Удэ (население примерно 450 тыс. человек) около 70% жителей — русские, хотя на первый взгляд кажется, что наоборот, наверное, потому что дацанов в городе гораздо больше, чем православных церквей (их семь и все очень красивые). И каждое кафе в городе называется «Позная» (или «Буузы что-то там»), а вот кафе «Русские щи» я не встретила ни одного. По дороге на Байкал есть женский Сретенский монастырь в селе Батурино, в котором живут человек пятьдесят. Монастырь образовался вокруг красивого собора XVIII века, стоит прямо в поле и поражает своим хозяйством: сад, огород, коза, свечная мастерская, рукодельные штучки, лавка с иконами и коллекция закруток из ягод и овощей, и работают над всем этим всего десять матушек. Вообще в Бурятии мирно сосуществуют буддизм, православие и шаманизм, я встречала много приверженцев всех этих трех религий.

На центральном рынке можно купить обычные сибирские товары — варенье из шишек, жевательную хвойную смолу, сушеные грибы и кедровые орешки. Несмотря на то что в огородах у населения растет все — и огурцы, и помидоры, и зелень, на рынках продается все из Турции и Краснодара и так же дорого, как везде в Сибири и на Дальнем Востоке.

Из Улан-Удэ можно попасть на восточный берег Байкала. Обычно туристы летят в Иркутск, чтобы потом поехать в Листвянку или на Ольхон, но, возможно, стоит пролететь на полтора часа дольше и вкусить весь этот зажигательный бурятский колорит. Это как съездить за границу.

Фото: shutterstock.com, Ольга Дарфи

Подписаться: