search Поиск Вход
, , 5 мин. на чтение

На открытии Дома культуры «ГЭС-2» все хотели его покритиковать, но было не за что

, , 5 мин. на чтение
На открытии Дома культуры «ГЭС-2» все хотели его покритиковать, но было не за что

На открытие обещали Владимира Путина и Земфиру. Путин действительно был, но за два дня до этого — ему перестроенную электростанцию Сергей Собянин и главный инвестор проекта Леонид Михельсон показали первому.

Путин шутил про водочное место (рядом с ГЭС-2 раньше стояли водочные склады промышленника Ивана Смирнова), проверял звучание рояля и в целом, говорят, пребывал в позитиве.

Земфира тоже была, но не факт, что одновременно с Путиным — на закрытой вечеринке, где среди костюмов сотрудников администрации президента мелькали лица Ренаты Литвиновой и Ольги Слуцкер.

Всю Москву пригласили в итоге на третий день — и вся Москва пришла, если не сказать прибежала. Открытия ждали слишком давно — Дом культуры «ГЭС-2», созданный миллиардером Леонидом Михельсоном и итальянским искусствоведом Терезой Мавикой, давно прочили в московскую версию Tate Modern, тоже находящегося в здании бывшей электростанции. «Но это не музей», — с изящным акцентом произносит похожая на актрису Кристин Скотт Томас хозяйка вечера. Ее команда объясняет — в основе концепции дореволюционные «народные дома», из которых потом выросли советские ДК — там учили грамоте, организовывали кружки и мастерские. В переводе это означает — вхож сюда любой, в том числе пенсионер, малолетка и вообще ребенок. Обещают все для всех, как бы угрожающе это ни звучало. Для этой цели даже спрятали искусство как таковое: то есть все выставки находятся на минус первом этаже — вы можете обойти все огромнейшее пространство и не напугаться никаким contemporary art. Не уверена, правда, что Сергей Капков, Надежда Оболенцева, Александр Раппопорт с женой и прибывший без пары Александр Мамут так и поступили. Но размахом приема и масштабом проекта все были впечатлены несомненно.

Как принято у людей интеллигентных, что редко встречается в нашей культурной столице, своеобразная VIP-зона, где принимала поздравления гостей Тереза Мавика с мужем Николой, не была никоим образом отгорожена. Да и сам Леонид Викторович Михельсон мелькал по всему зданию (а там тысячи квадратных метров на каждом этаже) в сопровождении одного незаметного охранника, крайне дружелюбно при этом здороваясь со всеми гостями. Такая открытость, несомненно, обескураживала, если забыть на время, что мы находимся в его доме. Как колко подметил один из присутствующих, «когда деньги богачей инвестируются в культурные и общедоступные институции — это вызывает всеобщую неприязнь», и это легко было понять — «ГЭС-2» как частный проект осознать крайне сложно. Критиковать хотелось буквально каждому второму, но придраться было решительно не к чему.

Тем временем я выяснила, что Тереза с Леонидом Михельсоном познакомились, когда он составлял собственную коллекцию искусства. И вроде как по слухам, а это всегда самое интересное, фонд V-A-C Foundation «Виктория — искусство быть современным», владеющий зданием «ГЭС-2», создан для его дочери Виктории, которой 28 и которая со школы в этой теме. И здесь тоже тенью за отцом ходит. Вот такая Санта-Барбара.

Кстати, про «Санта-Барбару»: в «ГЭС-2» — это основной проект сезона исландского художника с непроизносимой, как водится, фамилией Кьяртанссон. Знаменитый сериал переснимают в этих стенах, чтобы вам было понятно. Первые 100 серий. Не спрашивайте, я не знаю, зачем, это же искусство. Но уже можно идти и смотреть, что получается.

В барах, традиционно становящимися на открытиях основными источниками притяжения, даже давали розовые стаканчики с логотипом «Санта-Барбара» с коктейлями «Санта-Барбара». Да и игристое лилось, не побоюсь этого слова, рекой — народ не безмолвствовал. Идея ДК тревожила сознание масс. Но еще больше всех тревожили деньги — сколько же стоит сделать современный арт-центр из обветшалого здания электростанции, в свое время питавшей трамвайные линии города?

Лучше всех должен был владеть темой редакционный директор Forbes Николай Усков — это его издание называло цифру реконструкции под руководством Ренцо Пьяно, известного как автора здания Центра Помпиду, в 150 миллионов евро. Но он был занят общением с Варварой Ремчуковой, дочерью издателя «Независимой газеты», и кажется, беседа шла не об этих бюджетах. Рядом художница Айдан Салахова тепло приветствовала телеведущих Татьяну Арно и Софико Шеварднадзе, главред InStyle Юрате Гураускайте — художницу Александру Вертинскую, а Михаил Друян развлекал журналистку Машу Федорову и ювелира Михаила Барышникова. Разговоры при этом велись преимущественно о культуре. «Мастера и Маргариту» в Большом хвалили, на «Дом Gucci» кривились. Ну ок, семье Гуччи тоже не понравилось — главное, не говорите об этом Ридли Скотту, а то он вас обматерит, как Антона Долина.

Главный редактор «Сноба» Сергей Николаевич рассказал, что летом будет встречать в Москве Монику Белуччи, с которой знаком сто лет (уверена, она думает, что гораздо меньше), Полина Аскери — что готовит новую выставку, художник Джейкоб Якубов — что хочет разработать новую форму для поваров с Владимиром Мухиным, жена британского ювелира Стивена Вебстера Ася — что открывает магазин в ЦУМе, где к 8 Марта можно будет купить модные разделочные доски. Юрист Екатерина Смирнова и меценат Миранда Мирианашвили задумались, завороженные блеском ее бриллиантов — 8 Марта у них явно с досками не ассоциировалось. Дизайнер Алик Сирадекян и тут вставил свои пять копеек — ювелирных туфель у него еще не было, а, судя по всему, уже пора.

Не выдержав такой интенсивности культурных новостей, я ретировалась в сторону звука ударных — он был идеальным, гости потянулись наверх. Туда, где по замыслу создателей располагаются классы для занятий, залы, по-школьному названые актовыми, и прочие лектории. Музыка звучала где-то ближе к 20-метровой высоты потолкам стеклянной крыши. «Лагутенко!» — радостно охнули одни. «Мумий Тролль», — закатили глаза другие — мол, никого не нашлось посвежее, кто мог бы выступить на открытии крупнейшего в мире проекта перестройки промышленного здания под культурное?

Однако тут все концептуально, пояснили снобствующей публике кураторы, тоже в душе закатывая глаза, но профессионально продолжая улыбаться. Мол, среди основных программ первого сезона «ГЭС-2» есть и одна с названием «Я моторы-гондолы разбираю на части. Карнавал в четырех действиях». Вот про моторы — это из песни «Мумий Тролля», если что. Как эта программа будет воплощаться, мне страшно представить, но Лагутенко уже довольно куртуазно начал петь, что «карнавала нет» и «карнавала не будет». Ну ок, подумала я, тоже на всякий случай закатив глаза.

Тем временем вся команда музея «Гараж» во главе с Антоном Беловым бросилась плясать. Танцевали также основатель Cosmoscow Маргарита Пушкина, коллекционер Игорь Маркин, главный ЗОЖник города Дарья Лисиченко и директор Blueprint Александр Перепелкин. Даже Ирина Кудрина поддалась ритму. И только директор МАММ Ольга Свиблова прошла мимо импровизированного танцпола, ревнивым взглядом исследуя пространство — ей явно было не до Лагутенко. К финальным аккордам гости могли бы кричать «ура» и бросать в воздух чепчики, но чепчик из черных кружев оказался только на Ксении Собчак, и она его бросать не стала — возможно, стоявший рядом Константин Богомолов слишком крепко держал ее за руку.

Окружившие диджея Виталия Козака фэшн-гуру Наташа Туровникова и Наташа Гольденберг в сторону концерта тоже не взглянули, какие уж там чепчики. «Лагутенко же ж», — робко заикнулась я, на что Козак тоже закатил глаза — «Мумий Тролля» он на частных вечеринках наслушался уже достаточно. «Но сегодня он звучал по-новому», — как хорошо воспитанный человек сделал он комплимент организаторам.

«Money well spent», — резюмировала всеобщее мнение журналист Алена Долецкая. Появившиеся одними из последних главный редактор GQ Игорь Гаранин и ставшая чаще заглядывать в Москву с новым назначением мужа Ида Кехман полностью это мнение разделили.

Гости тем временем, побросав розовые стаканчики с коктейлями «Санта-Барбара», стали выливаться в снежный город, попутно обсуждая стоящую на набережной нашумевшую «Глину» Урса Фишера — «Большую глину №4», если быть точным. Набережная выглядела вызывающе эстетски — оказывается, по рекомендации Ренцо Пьяно тут тоже навели страшный лоск.

Идеальный вечер требовал продолжения, и гости рванули на pop-up Kisa Bar в бутике Rasario: город в эти выходные определенно спать не собирался.

Фото: Валерий Белобеев, Иван Мудров, Саша Мадемуазель