, 1 мин. на чтение

На следующей неделе откроется выставка Павла Отдельнова для любителей индустриальных пейзажей

, 1 мин. на чтение
На следующей неделе откроется выставка Павла Отдельнова для любителей индустриальных пейзажей

ММОМА и галерея «Триумф» покажут работы художника из цикла «Промзона».

Такие места до сих пор есть и в Москве — огромные, местами заброшенные территории бывших заводов; некоторые из них приспособились к новым постиндустриальным реалиям и переоборудуются под лофты, успешно торгующие своей обшарпанностью. Другие законсервированы и стоят как памятники великому прошлому, впитывающие в себя пыль настоящего. И их видят только охранники и редкие сталкеры, которым удается эту охрану обмануть.

Восточная панорама Дзержинска. Кадр из видеофильма

Павел Отдельнов в своем цикле «Промзона» показывает другой город — свой родной Дзержинск в Нижегородской области, где на градообразующем химическом заводе работали три поколения его семьи. При подготовке он изучил комбинат в его нынешнем, незавидном состоянии — собирал вырезки из газет, работал в архивах, записывал личные истории сотрудников.  Для выставки он создал произведения в различных форматах — здесь будут представлены его живопись, фотографии, видео, инсталляции, реди-мейд и тексты. Все вместе они становятся хроникой угасания некогда нужного производства — сначала военного, потом гражданского назначения. Выставка будет разделена на шесть частей — «Следы», «Доска почета», «Музей», «Песок», «Руины», «Кинозал». В рамках выставки покажут три небольших фильма об истории промзоны, в которых съемки с квадрокоптера соседствуют с рассказами родственников Отдельнова. Они вполне увлекательны — настолько, что организаторы выставки сделали их доступными отдельно, в приложении к выставочному каталогу. Они разнообразны по интонации и образуют своего рода контрапункт к печальной интонации выставки, открывающейся в ММОМА через неделю, 30 января.

Павел Отдельнов. «Руины. Газгольдер»

Интересно, что у Москвы таких певцов уныния, внимательно и восприимчиво запечатлевающих жизнь и истории умирающих заводов, просто нет — последние, кого интересовала такая эстетика, были художники лианозовской школы (например, Оскар Рабин). Но и они скорее делали зарисовки быта пролетарских районов, чем вдохновлялись индустриальными пейзажами. И причина тому, быть может, в окончательно победившем культе новизны — столица не Дзержинск, здесь заводам не дают состариться. Поэтому у завода, скажем «Серп и Молот», своего Павла Отдельнова просто не может быть.

Наверху: Павел Отдельнов. «Мартышки»; иллюстрации предоставлены галереей «Триумф»