search Поиск Вход
, , 7 мин. на чтение

Почему офис-трансформер Сбера на Кутузовском получает международные премии

, , 7 мин. на чтение
Почему офис-трансформер Сбера на Кутузовском получает международные премии

По данным международной консалтинговой компании в области недвижимости CBRE, в «ковидном» 2020 году объем новых офисных площадей в Москве может достигнуть рекордных за пять лет 500 тыс. кв. метров. Однако половина этих площадей придется на крупные объекты для государственных структур.

По количеству арендованных и приобретенных офисов класса А в III квартале 2020 года был установлен антирекорд — 47 700 кв. м, это минимальное квартальное значение за 5,5 года. Полный неожиданностей 2020 год подтвердил тем не менее устойчивость тренда на отказ от open space — «открытых пространств», в пользу agile space — «гибких пространств», которые можно легко трансформировать под различные задачи: работу больших и малых проектных команд, проведение деловых встреч и вечерних мероприятий, расширение или сокращение бизнеса с возможностью сдачи излишков площади в аренду или субаренду.

«Гибкость» в корпоративном мире стала ключевым словом еще до пандемии. Крупные компании, переходящие на гибкие системы управления и задающие моду на офисы, уже несколько лет как требуют от девелоперов, архитекторов и дизайнеров пространства, сочетающие качественную инфраструктуру комфортной городской среды с ее магазинами и кафе, и коворкинги — помещения, в которых сотрудники, дошедшие до офиса, не имеют своего места, а перемещаются по офисным зонам с компьютером в одиночку или в составе рабочей группы из своего или разных отделов.

Офисом 2020 года в Москве стала новая штаб-квартира Сбера на Кутузовском проспекте, 32. Архитектурные и дизайнерские решения проекта получили несколько престижных наград на международных конкурсах: Gold Award 2020 in Interior Space на Novum Design Award во Франции, Platinum Award 2020 in Interior Space на A’Design Award and Competition в Италии, Grand Prix Award 2020 на Best Office Awards в России и, наконец, в декабре 2020 года на самом престижном мировом смотре достижений архитектурной и дизайнерской отрасли британском The International Property Awards, причем сразу в двух категориях: The Best Office Interior 2020–2021 in Moscow и The Best Office Interior 2020–2021 in Russia.

Разработкой проекта, начавшегося в январе 2018 года и длившегося 20 месяцев, занималось швейцарское архитектурное бюро Evolution Design (ED) в партнерстве с российской командой T+T Architects. ED, известные своими офисами для Google, Unilever, PwC, Easy Credit, Flipkart и других крупных мировых компаний, должны были создать гибкое пространство для Сбера, который, как стало известно из недавнего ребрендинга, уже не банк, а «экосистема» — agile бизнес-платформа, предоставляющая гибкое сочетание финансовых, IT и прочих услуг.

Сбер, будучи одним из крупнейших работодателей в стране, занялся редевелопментом под свои нужды большой территории в районе Кутузовского проспекта. Новая штаб-квартира стала вторым введенным в эксплуатацию зданием на этой территории. Получился офис-трансформер для компании-экосистемы. А потом грянула эпидемия ковида.

«Москвич Mag» поговорил с партнерами ED Стефаном Камензиндом и Таней Руегг о том, выдержит ли проект испытание на гибкость.

Стефан Камензинд и Таня Руегг

В чем особенность этого проекта?

Таня Руегг: Во-первых, в том, что надо было работать с уже построенным административным зданием. Надо было переоборудовать и снабдить новыми функциями 61 тыс. кв. м, изменив часть конструктивных решений. Во-вторых, в 10-этажном здании был остекленный внутренний атриум, проходящий через 9 этажей, и эта структура стала базой для проектирования нового пространства.

Было решено встроить в атриум многофункциональный зал на 500 человек высотой в два этажа. Для обеспечения необходимых внутренних площадей был проведен ряд конструктивных вмешательств, например спроектировано новое перекрытие. Крыша зала стала центральной зоной для неформальных встреч в атриуме, а его стены выполнены в виде трансформируемых складных перегородок, что позволяет превратить нижние этажи в единое пространство для мероприятий и сбора сотрудников. Открыв перегородку-трансформер с одной стороны, можно создать помещение для проведения конференций и бизнес-встреч, объединить зал с блоком переговорных VIP-класса и отдельной зоной для общения с прессой.

Уникальна также параметрическая оболочка стен и потолка этого зала, выполненная из 1136 отдельных акустических панелей треугольной формы. Созданы две крупнейшие в Москве зеленые стены с живыми растениями высотой более 20 метров. И, наконец, атриум стал идеальным местом для размещения уникального объекта «Диамант» — подвесной переговорной в форме граненого алмаза, растянутой на тросах и соединенной стеклянным мостиком с основными помещениями на уровне 6-го этажа.

В офисе действует система «умный дом», позволяющая контролировать и программировать влажность, температуру, вентиляцию и количество света. В здании много мест как для отдыха, так и для тихой сконцентрированной работы, а также несколько столовых зон. Каждый этаж может представлять собой автономную единицу с собственной рецепцией и необходимыми техническими помещениями — можно организовать «дом в доме» для отдельного департамента. Модульные конструкции, возможность выбирать рабочие сценарии и свободно масштабировать зоны для командной работы — все это особенности новой штаб-квартиры Сбера.

Учитывая повсеместный перевод сотрудников на дистанционную работу в ходе эпидемии, что бы вы поменяли в проекте?

Стефан Камензинд: Фундаментально ничего. Сбер хотел создать гибкое, трансформируемое, ориентированное на сотрудников пространство. То есть здание было изначально спроектировано нами таким образом, чтобы способствовать открытым коммуникациям, эффективности, совместной работе различных групп из разных департаментов. Опросы наших клиентов, сделанные в этом году в ходе пандемии, в целом около 6 тыс. человек, показывают, что людям нравится работать из дома, однако они скучают по коллегам и общению. Они считают, что в определенных случаях на встречах и мероприятиях лучше присутствовать физически. В целом люди хотели бы трудиться дома 40–60% своего рабочего времени, а остаток проводить в офисе. Это означает, что как только это станет возможно, сотрудники вернутся в офисы, но они ожидают, что эти офисы будут более комфортны, предоставляя гибкие пространства и создавая условия и атмосферу для проектной работы.

Какие сейчас основные тенденции в строительстве офисов?

Стефан: Несмотря на недавний сдвиг в сторону дистанционной работы, современные тренды в дизайне рабочего пространства ориентированы на гибкость и проактивность с выделением черт, которые отражают идентичность и характер компании, ее ценности и видение будущего. Однако важно не просто следовать трендам, а действительно думать о том, что в рабочем пространстве нужно именно вашей организации исходя из ее целей и задач. Не глазеть по сторонам, а фокусироваться на собственной идентичности и факторах, которые принесут успех именно вам.

Как эволюционировал проект? Много ли приходилось переделывать из-за меняющихся пожеланий заказчика?

Таня: У заказчика с самого начала было четкое понимание, чего он хочет, поэтому нам не пришлось много менять в нашем изначальном предложении. Тем не менее мы сделали несколько итераций многофункционального зала и коворкинг-пространства над ним, прежде чем было принято окончательное решение. Кроме того, дизайн и конструкция подвесной переговорной были очень сложными и потребовали применения специальных технологий. В асимметричных гранях конструкции отражаются разные пространства атриума, а из них в свою очередь по-разному видится сам «Диамант». Идея была в том, чтобы таким образом отразить гибкость бизнес-модели Сбера. Учитывая масштаб проекта, он был реализован с невероятной скоростью — за 20 месяцев.

Насколько комфортно вам было работать в Москве? Случались ли проблемы в коммуникации из-за культурных различий?

Стефан: Да, конечно, определенные культурные различия между Швейцарией и Россией существуют. К счастью, Таня родилась и выросла в Москве и, несмотря на 20 лет жизни в Швейцарии, чувствует себя в России дома. Кроме того, в нашей проектной команде были россияне и русскоязычные сотрудники, и это стало ключевым фактором для успеха нашего проекта, так как обеспечило прямую, ничем не искаженную коммуникацию как с заказчиком и нашими московскими партнерами — командой T+T Architects, так и с исполнителями по контрактам. Понимание нюансов в переговорах является огромным плюсом для реализации такого масштабного начинания в столь сжатые сроки. Мы считаем, что для успеха любого нашего проекта за границей ключевым элементом является понимание местных особенностей жизни и культуры.

Насколько адекватной была реализация? Известны случаи, когда проекты зарубежных архитекторов в России изменялись до неузнаваемости из-за местной строительной специфики? 

Стефан: Реализация любого проекта за границей, особенно выбор материалов и оборудования, предметов дизайна, может стать отдельным вызовом, и проект Сбера не стал исключением. Довольно часто предметы или материалы, которые мы хотели использовать, не были доступны в нужное время, и нам приходилось выбирать из того, что было или могло быть изготовлено специально для нас. Надо сказать, мы очень впечатлены тем, как много креативных решений высокого качества на всех этапах проекта было выдвинуто российскими компаниями. Они приходили с предложениями, которые мы никогда не смогли бы заказать ни в каком европейском проекте. Например, уникальные технические знания были использованы в конструкции переговорной и большого конференц-зала. Заказчик хотел, чтобы зал мог быть использован не только для деловых встреч, но и для концертов в вечернее время, поэтому было важно создать хорошую акустическую систему. Ее составили из множества треугольных панелей на стенах и потолке, а их золотой тон добавил изысканности пространству. Кроме того, специально для этого помещения была разработана система освещения, одинаково эффективная как для дневных, так и для вечерних мероприятий. Так что в целом процесс реализации прошел очень хорошо. Еще одно преимущество работы в России в том, что все решается очень быстро. В Швейцарии и других странах Западной Европы все идет постепенно и размеренно. Но в России невероятно много можно достичь в очень короткое время. Так что мы с удовольствием при случае вернемся сюда для новых проектов.

Проект Сбера получил несколько призов, последний по времени — The International Property Awards (UK), высшая награда в своей области. Как проходит этот конкурс?

 Стефан: Мы очень горды тем, что проект «Штаб-квартира Сбера» получил The International Property Awards (UK), причем в двух категориях: The Best Office Interior 2020–2021 in Moscow, а также высший приз The Best Office Interior 2020–2021 in Russia. Эта премия была учреждена в Англии в 1994-м и является крупнейшей в мире для индустрии недвижимости, привлекая ежегодно свыше 2 тыс. участников. Для поддержания высоких стандартов соревнования на конкурс отбираются только лучшие проекты. Свыше 80 независимых судей и 4 председателя выбирают победителей в каждой категории, и они затем соревнуются между собой за высший 5-звездный приз. Конкуренция в России за последние пару лет стала очень высокой, ежегодно в конкурсе участвуют сотни проектов. Ранее этот приз выигрывали такие именитые архитектурные бюро, как Gensler, Foster + Partners, Atkins Architecture, Rogers, Stirk, Harbour + Partners. Мы очень счастливы, что в этом году 5-звездный приз выиграл проект Сбера от Evolution Design в партнерстве с Т+Т Architects.

Фото: Сергей Мельников, предоставлены архитектурным бюро Evolution Design