search Поиск Вход
, 3 мин. на чтение

Подслушано в Москве: о чем говорят в метро

, 3 мин. на чтение
Подслушано в Москве: о чем говорят в метро

Две бабули на перегоне «Южная»—«Чертановская»:

— А у этой козы тоже гипертония. То у нее там что-то с пальцем. То с носоглоткой. Сорока еще ей нет, а уже на ладан дышит.



В утренней толкучке на станции метро «Парк культуры»:

— Ну у него сейчас хоккей же. Я его вообще не трогаю, а то потом себе дороже. Раз в четыре года можно и потерпеть, конечно.

Между «Текстильщиками» и «Волгоградским проспектом»:

— Зашел тогда тут кавказец, овощерезку продавал. По-русски почти не говорит. «Пассажира, овощерезк» — в таком стиле. Ноль. А потом через пару недель я его вижу, а он эти вот капитошки продает детские. И их очень хорошо покупают!
— Ну видишь, просто нашел свою нишу.

Между «Павелецкой» и «Автозаводской»:

— Она просто думает, что этот отчет он как бы так, знаешь, а я осликом быть не хочу, чтобы все тянуть на себе. Все будут сидеть, а я буду придумывать.
— А Комаров что же?
— Так он чуть что — у него отпуск неотгулянный.
— Ну да, он же там с 2001 года сидит…
— Страшно звучит. Двадцать лет сидеть и бояться, чтобы не увидели, как ты ничего не делаешь.

Две девушки у стойки информации на станции «Пушкинская»:

— Его иногда переклинит, он сосиски пойдет купит и жрет их сидит сырыми прям. Без хлеба, без всего. Пачку сожрет и спать ляжет. Наутро вроде опять человек…

Между «ВДНХ» и «Алексеевской»:

— Вы баню-то еще не построили на даче?
— Да построишь там! Елена Ивановна с 2015-го, наверное, ждет урожай. В теплице своей. Так что это надо ждать…  когда освободится…  место…

Переход с «Серпуховской» на «Добрынинскую»:

— Она живет где-то в Солнцево, а на работу ездит на Планерную. Я вообще таких людей не понимаю! И она еще ходит счастливая, работа интересная, говорит. Какая разница, если два часа ехать туда?!

На станции «Проспект Мира»:

— Алле, я в метро, перезвони через минут пять, а то неудобно тут. А? Че? А я виновата, что ты мне звонишь, когда я в метро?! А это вообще-то Москва, да, полдня в метро езжу!

Мама сыну в вагоне:

— Так, ноги опусти! Егор! Ты слышишь, что я говорю? Не дрыгай ногами, ты же пачкаешь!
— Ну а я что, виноват, что у меня ноги такие?!

Девушка в телефон на эскалаторе:

— А Дима в принципе наушники не вынимает, я вообще не понимаю, как он еще у меня не оглох. Мне кажется, что там уже от ушей у него ничего и не осталось.

Два уставших офисных планктона:

— Ну и мы там за столом сидим, день рождения празднуем нашего одного из продажников. И у него кто-то спрашивает: «Саш, а ты как вообще? Любишь природу и дачу?» И он такой: «Да. Выйдешь в трусах к грядке с укропом, сигаретку закуришь… » Ну поняла, да, что за тип мужчины?

Очередь в кассу:

— А Маша все платье на выпускной выбирает…
— Ага. Прошлый век.
— В мамином пойдет, наверное.
— Не, ты что? Она купит. И еще маму попросит кредит взять.

Станция «Щелковская»:

— Сейчас приедем, тогда и надо послать Иру за водичкой в храм, а то в фильтр-то нечего добавить.

Две пьяные бомжихи пытаются попасть в двери станции «Кузьминки»:

— И он мне: «И как ты 9 Мая справила?» А я что могу ответить? Справила. Я херею вообще с таких вопросов. Ресторан б… ть заказала на 50 человек! Как я справила?

Переход с «Театральной» на «Площадь Революции»:

— Ну в эти выходные мы просто едем, а в следующий раз, получается, я уже их там оставляю обоих на лето. А, и бабушку в эти уже перевожу. Да, и каникулы у меня, получается, уже наконец.

В толкучке на входе в метро:

— Это чо стока народу-то? Там че-то случилось?!
— Час пик, ты чо? (Понижая голос.) Маш, ты чо как хохлушка-то себя ведешь?